За что его убили? Памяти Листьева.

01.03.2009 17:28:21

1 марта исполнилось 14 лет со дня гибели Владислава Листьева. Расследование дела об убийстве бывшего гендиректора ОРТ продолжается. Новых версий и подозреваемых не выявлено. В течение 14 лет формулировка сообщений российской Генпрокуратуры почти не менялась. Менялся лишь объем материалов следствия: на этот год уже более 200 томов.

Наиболее правдиво по поводу расследования дела Листьева еще в 2005 году высказался генпрокурор Владимир Устинов: «К сожалению, не все преступления раскрываются. Они должны раскрываться по «горячим следам». Я знаю, что следователи работают, и работают они добросовестно, но сказать, раскроют это дело или нет, я не могу».

Как сказал еще кто–то: нам никогда не дано узнать имена убийц Влада. Исполнители давно закатаны в асфальт. А заказчики нашей прокуратуре не по зубам.

СВИДЕТЕЛИ УБИТЫ

Как пишет интернет-сайт NEWsru.com, предположительно о том, кто имел отношение к убийству Листьева, знал убитый в апреле 2005 года экс–начальник УФСБ по Москве и Московской области, генерал Анатолий Трофимов.

Так, в книге «Вызываю себя на допрос», вышедшей в американском издательстве «Грани», бывший офицер ФСБ Александр Литвиненко (был отравлен полонием в Лондоне в 2006 году), получивший политическое убежище в Великобритании и опекаемый там Борисом Березовским, описывал эпизод расследования по делу Листьева, в который были вовлечены высокопоставленные действующие лица:

— В этот день шли поминки по Владу. Он жил на Новокузнецкой, рядом с клубом. И тут перед клубом появилась камера НТВ. Видимо, ждали, когда Березовского в наручниках выведут как подозреваемого в убийстве. Собралась толпа. Я позвонил и доложил Трофимову: — Анатолий Васильевич, это провокация, а не следственное действие. Стоит камера НТВ, восемь автоматчиков поведут Березовского… Можно было со двора заехать, а они машины демонстративно поставили на улице.

Он мне: «Ни в коем случае Березовского в наручниках не дать вывести. Они что, хотят беспорядки устроить в Москве? Я сейчас пришлю людей». Прислал человек двадцать с автоматами из Московского управления. Приехал следователь, допросил Березовского в «Логовазе», и вопрос был решен.

А мною потом были получены оперативные данные, что весь этот цирк с арестом Березовского был устроен Коржаковым — к Березовскому должны были применить психотропное средство и до понедельника выбить показания о том, что убийство Листьева организовал он. За арестом Березовского под камеру НТВ стоял Коржаков (генерал КГБ Александр Коржаков — начальник Службы Безопасности Президента. В октябре 1993 года Коржаков возглавил группу «А», которая принимала участие в штурме Белого Дома, лично арестовывал Хасбулатова и Руцкого).

Литвиненко утверждал, что к расследованию убийства Листьева Коржаков имел самое непосредственное отношение:  «Стрелка» была назначена у Коржакова в кабинете. Участвовали Березовский, Бадри (финансовый директор ОРТ Бадри Патаркацешвили), Коржаков и Шамиль Тарпищев (председатель Комитета по физической культуре и спорту при Президенте России в 1993–1997 годах, советник мэра Москвы). Речь шла об ОРТ. Они в ультимативной форме потребовали от Березовского и Бадри отдать Шамилю весь спортивный блок, чтобы Тарпищев там рекламу ставил, деньги получал. С этой встречи, как я понял, началась война между Коржаковым и Березовским. Короче, этот наезд показал, что у коржаковской команды был интерес на ТВ и мотив против Листьева. А в 1998 году я получил прямое подтверждение, что Листьева заказал Коржаков».

Литвиненко утверждал, что эти сведения он получил из личной беседы с заместителем директора ФСБ Трофимовым. Якобы то же самое Трофимов рассказал и Березовскому. — За месяц до ареста мне позвонили из Генеральной прокуратуры. Человек представился следователем Ширани Эльсултановым и вызвал меня на допрос в качестве свидетеля по убийству Листьева. Я написал все то, что мне рассказал Трофимов. Ширани спросил: «И вы это подпишете?» Я ответил: «Конечно, подпишу. И прошу поехать со мной, изъять кассету с записью этого разговора». Он отказался. Говорю: «Хорошо, позвоните Трофимову, давайте очную ставку с Трофимовым». Ширани сказал: «Он от очной ставки отказался». Я просто очумел: «Хорошо, а как мне быть? Давайте, я вам сам эту пленку принесу». «Не надо, не приносите».

УБИЙЦ МНОГО, ЗАКАЗЧИКОВ НЕТ

Елена СКВОРЦОВА , «Собеседник».

1 марта 1995 года можно считать датой, когда в России окончательно победило право сильного. Убийство как способ решения проблемы стало нормой. Среди погибших встречались люди известные… Но они не могли похвастаться признанием и любовью народа. Влада Листьева знала вся страна, он был кумиром миллионов.

Главная версия

Сразу выдвигалась версия, что Влада «убили за рекламу». То есть за многомиллионные прибыли, которые позволял получать группе людей существовавший в «Останкино» порядок. Следователи говорили, что разрабатываются и другие версии — ведь неизвестно, кого убили: журналиста, политика, бизнесмена…

Но в последнее время следствие сконцентрировалось на «денежной» версии. Да и в последние несколько лет из Генпрокуратуры доносится: причина убийства — в его профессиональной деятельности.

С 1991 года в «Останкино» сложилась ситуация, когда телекомпания продавала рекламным агентствам эфирное время, а те перепродавали его втридорога рекламодателям. Процветали заказные материалы — так телевидение получало «черный нал». Лидером рекламного рынка в «Останкино» была фирма Сергея Лисовского Premier SV.

В 1994 году ситуацией на «первой кнопке» заинтересовался Борис Березовский: здесь пахло большими деньгами. Он предложил акционировать канал и сделать его народным. Аналогичные предложения Александра Любимова и других высказывались до этого не раз, но поддержку в правительстве не находили. Олигарх же все устроил быстро. В конце ноября 1994 года Борис Ельцин издал указ, позволяющий акционирование «Останкино».

Как мне рассказывали следователи: — Подобные вещи находились в ведении правительства. А тут — указ президента. У нас были сведения, что Березовский пообещал президенту: гендиректором станет Листьев. Эта фигура Ельцина устраивала.

Листьев был назначен в конце января 1995 года. Акционеры позже и не скрывали, что эта фигура была продавлена Березовским.

Одно из первых решений учредителей, озвученное Листьевым, — ввести мораторий на рекламу на 4 месяца. За это время разобраться с данным вопросом и самим начать строить рекламную политику.

Следствие было убеждено: фигура Влада была нужна именно для акционирования «Останкино» — это решение можно было провести только «под него». А потом — он сделал свое дело и мог уходить. Но он всерьез принял свое назначение. Березовский, кстати, говорил, что решение о моратории было нужно, чтобы взвинтить цены на рекламу и быстро окупить вынужденный период «застоя».

Цена решения о моратории была немалой — сотни миллионов долларов. Эти деньги оседали в карманах не только рекламщиков, но и чиновников, лоббирующих их интересы. Чиновников не только телевизионных.

Так, достоянием СМИ в разгар расследования стал эпизод, когда Александр Коржаков положил Татьяне Дьяченко (Т.Дьяченко — дочь Б.Ельцина) на стол справку, где говорилось о том, что ее другом Сергеем Лисовским правоохранители интересуются в связи с разными уголовными делами. В том числе и по убийству Листьева. Позже и Скуратов публично признавал, что говорил с Дьяченко об этом. А вскоре Лисовский и Ефстафьев (пресс–секретарь и помощник Чубайса, который, кстати, был главой Госкомимущества — главного акционера ОРТ) были задержаны с коробкой из–под ксерокса, полной долларов, в Белом доме. Это было начало предвыборного 1996 года. История та закончилась, как известно, ничем — никто не признал деньги своими. Но осадок остался. Сегодня С.Ф. Лисовский возглавляет совет директоров ЗАО «Моссельпром» (компанию по производству мяса птицы в Домодедовском районе Московской области). Является вице–президентом «Росптицесоюза». С 29 июня 2004 г. представляет Курганскую областную Думу в Совете Федерации Федерального собрания Российской Федерации, является заместителем Председателя Комитета Совета Федерации по аграрно–продовольственной политике.

Кровь за слова

В этом деле намешано много фигур из криминального мира. По утверждениям оперативников, оргпреступность всегда «крышует» там, где много «черного нала». А 90–е — это годы, когда криминал усиленно отмывал свои деньги, легализуя их в бизнесе.

И еще одна особенность данного дела. В этом расследовании — одни трупы. Невнятны комментарии о смерти криминального авторитета Глобуса или об убийстве Макушенко (по кличке Цыган), который якобы был посредником в бизнесе между Листьевым и Сергеем Михайловым. Другая загадочная смерть. В начале 1996 года погиб начальник группы оперативного обеспечения Андрей Сычев. Погиб в аварии. Он был чуть ли не единственным, кто давал хоть какую–то информацию по делу. 10 августа 1995 года замгенпрокурора Олег Гайданов дает интервью: нам известно, где находятся исполнители убийства Листьева, они — за границей. И уже 11 августа один из них — Александр Агейкин погибает от передозировки наркотиков в израильской гостинице. Совпадение?

Еще одна странность. Несколько лет назад следователь Трибой загадочно произнес: «Они все сидят». Он имел в виду исполнителей.

Игорь Даждамиров. Его задержали в Грузии по просьбе России. Именно по делу Листьева. Человек, считавшийся солнцевским. По всему у следователей выходило, что он был посредником между заказчиками убийства и исполнителями. Вроде он и сам это признал при задержании. Но доказать это было невозможно. И его осудили за изнасилование, которое он совершил 9 лет тому назад. Игорь получил 3,5 года, отсидел, вышел на свободу. Впрочем, в тюрьме он не раз заявлял, что к делу Листьева не причастен.

Сидит или нет другой исполнитель (один, как мы помним, убит), осталось загадкой — его имя нигде не светилось, и тут следствие хранит могильное молчание.
Зато про братьев Челышевых, осужденных в Липецке (суперкиллеры, которым, впрочем, вменили несколько не самых громких убийств), Трибой всегда заявлял: — Я проверил показания Андрея Челышева, допрашивал его. Не мог он участвовать в убийстве Листьева. Не так там все было. Андрей Челышев утверждал, что он сидел в машине, ожидая исполнителей.

ВИСЯК ЛИСТЬЕВА

Рина ТОЛКУН,  «Версты»

По одной из версий, смерть генерального директора ОРТ — результат борьбы за контроль над денежными потоками компании. Кто стал ее фактическим хозяином — секрет Полишинеля. Владимир Иванович Коротаев, бывший следователь по особо важным делам Генпрокуратуры РФ, по долгу службы был в непосредственной близости от расследования убийства Влада Листьева. Он согласился поделиться с читателями «Верст» воспоминаниями об этом расследовании.

— Следователь по особо важным делам республиканской прокуратуры Борис Уваров, занимавшийся делом Листьева, был отстранен от него. Почему?

— Сам он не раз говорил, что следствие все время тормозили, особенно те, кто на людях лил слезы по Владу.

— А конкретнее?

— Пожалуйста! Вызывает следователь Уваров бывшего секретаря ЦК КПСС Александра Яковлева, в то время одного из руководителей «Останкино» (ныне ОРТ), работавшего вместе с Листьевым. У следователя к нему масса вопросов, ведь он сразу широковещательно объявил, что убийство политическое. Следователю нужна аргументация. Яковлев отвечает через секретаря: «Приехать не могу, вам нужно — вы и приезжайте!» Приехали. В приемной его прождали два часа — безрезультатно, потом он, правда, ответил на переданный вопросник.

Дальше — Березовский. Вопросов к нему невероятное количество. Раз его вызвали, два — не является. Следователи отправляются на «ЛогоВАЗ», которым Березовский руководит. Их не пускают на территорию люди с автоматами. Наконец, после долгих переговоров, смилостивились: Березовский дал показания. А через несколько часов нахально объявил по ТВ, где он один из хозяев, что это провокация. В чем провокация? В том, что его допросили в качестве свидетеля?

… Уварова вскоре отправили в принудительный отпуск, не спросив даже личного заявления, а вскоре вообще отстранили от дела. Кстати, в этот же момент отправили в отпуск и генерала милиции, руководившего оперативной стороной расследования.

— И что, за все время никакого прогресса в раскрытии этого преступления?

— Почти. Был один интересный фигурант. Он сам позвонил в отделение и сообщил, что имеет информацию по одному «громкому делу». На встречу поехал оперативник. Звонивший оказался врачом–хирургом одной из преступных группировок (!) и, по его словам, другом участника убийства Листьева. Тот пришел к врачу поздно вечером с простреленной ногой и сказал: «Меня подставили. Я убил Влада Листьева».

Они ехали убивать, но не знали кого. Существует опробованная схема подобных «операций»: один из преступников остается в подъезде, другой сторожит на улице. Когда заказанная жертва попадает в поле его зрения, он по рации передает сигнал, и киллер убивает первого встречного, ему даже не надо знать кого. Так было и на этот раз. После выстрелов убийца сел в машину и сказал водителю: «Ты знаешь, кого я грохнул? Листьева!» В шоковом состоянии оба поехали на запланированную встречу с другими бандитами.

ЛИСТЬЕВ ЗНАЛ, ЧТО ИГРАЕТ С ОГНЕМ

В своей книге «Крестный отец Кремля», опубликованной в сентябре 2000 года, корреспондент журнала «Форбс» Павел Хлебников (был убит 9 июля 2004 года), дал оценку политической ситуации в сегодняшней России:

Уже в конце 80–х годов стало ясно, что в основе нарождавшейся в России рыночной экономики лежал простой принцип: коммерческий успех зависит от политического влияния. При хороших политических связях ничего не стоило сделать фантастическое состояние. Вскоре практически каждый крупный бизнесмен был вынужден завести себе «крышу».

Когда Березовский опубликовал мемуары Ельцина и вошел в ближний круг президента, его карьера поднялась на новый уровень. Но это вряд ли обеспечило ему долгосрочную политическую поддержку. Требовалось средство, которое обеспечивало бы ему благодарность Кремля постоянно: надо было найти путь, ступив на который он одержал бы верх над своими политическими покровителями. И Березовский решил взять под контроль основное орудие формирования общественного мнения — телевидение.

Его выбор пал на государственный первый канал. Этот канал представлял собой чрезвычайно мощную структуру — его аудиторию составляли 180 миллионов зрителей в России и за ее пределами. На канале шло массовое разворовывание государственных средств. «По существу, все, что происходило на первом канале, было как бы самым ярким проявлением коррупции в России, — позже вспоминал Березовский. — Было создано много–много разных малых акционерных обществ, которые выкупали какие–то кусочки времени. Вот, значит, с одной стороны, есть бюджетные деньги — 250 миллионов долларов. За счет этого осуществляется распространение сигнала, осуществляется производство программ. С другой стороны, есть частные компании, которые… за счет бюджетных денег производят программный продукт, передачи, получают деньги за рекламу».

30 ноября 1994 года президент Ельцин подписал указ о приватизации первого канала. Новая компания стала называться ОРТ (Общественное российское телевидение). Общий акционерный капитал ОРТ составил два миллиона долларов. Предполагалось, что государство, имея 51 процент акций, будет продолжать делать массовые вливания в бюджет телекомпании.

Сразу после приватизации ОРТ генеральный директор Влад Листьев решил сосредоточиться на деятельности, из–за которой канал недополучал миллионы долларов, — продаже рекламного времени. Он начал вести переговоры с главой «Рекламы–холдинга» Сергеем Лисовским. Рекламный магнат, по всей видимости, предложил заплатить ОРТ отступные за право распоряжаться рекламой на канале и тем самым сохранить единоличный контроль. Но переговоры затянулись.

«Накануне Нового года я уже знал, что Влада убьют, — сказал мне один из друзей и деловых партнеров Листьева. — Он связался с людьми, которые свою политику жизни строят криминальным путем».

Двадцатого февраля 1995 года Листьев объявил: он прерывает монополию Лисовского и Березовского на рекламу и вводит временный мораторий на все виды рекламы, пока ОРТ не разработает новые «этические нормы».

Листьев знал, что играет с огнем. В одном из докладов сотрудник столичного РУОПа отмечал: Листьев знает, что за ним следят, и, возможно, он не доживет до лета. Из этого же доклада следует, что в конце февраля Листьев объяснял ближайшим друзьям, за что его убьют. Когда он решил покончить с монополией на рекламу, к нему явился Лисовский и потребовал возмещения ущерба в размере 100 миллионов долларов, пригрозив расправой. Листьев сказал, что нашел европейскую компанию, которая готова заплатить за право распоряжаться рекламным временем на ОРТ даже больше — 200 миллионов долларов. Листьев обратился к главному финансисту OPT — Борису Березовскому с просьбой провести операцию по выплате 100 миллионов долларов недовольному Лисовскому. Деньги были переведены на счет одной из компаний Березовского. Но когда Листьев попросил Березовского разблокировать деньги, автомобильный магнат отказался. Березовский туманно пообещал выделить средства через три месяца.

Бли и другие версии того, что тогда происходило на ОРТ. По сообщению аналитической службы «ОНЭКСИМ–банка», запрет Листьева на рекламу на ОРТ объяснялся просто: он пытался взвинтить цену. Он добивался более выгодных предложений за право распоряжаться рекламой на ОРТ. Лисовский предложил ОРТ 100 миллионов долларов, но Листьев рассчитывал на 170…

…Несмотря на то что убийство Листьева было в центре внимания российского общества, его расследование превратилось в фарс. Прокуроров, начинавших вести это дело, уволили. Через пять месяцев Генеральная прокуратура заявила, что найдены заказчики убийства. На следующий день прокуратура взяла свои слова обратно, сообщив, что следствие продолжается. Через два месяца сняли с поста Алексея Ильюшенко, исполнявшего обязанности Генерального прокурора, — это он помог Березовскому избежать ареста; позже его самого арестовали по обвинению в коррупции в связи с одним из филиалов нефтяной компании Березовского «Сибнефть».

Березовский и Лисовский вышли победителями в борьбе за ОРТ. Через несколько месяцев после покушения на Листьева телекомпания объявила о снятии моратория на рекламу. Новая компания под названием «ОРТ–Реклама» превратилась в эксклюзивного поставщика рекламы на канал с монопольным правом продавать рекламное время за комиссионное вознаграждение. Главой «ОРТ–Рекламы» стал не кто иной, как Сергей Лисовский.

ДОСЬЕ

Владислав Николаевич Листьев (10 мая 1956 года, Москва — 1 марта 1995 года, Москва) — российский телеведущий и тележурналист, первый генеральный директор ОРТ

Биография
Влад окончил школу–интернат спортивного профиля (кандидат в мастера спорта по лёгкой атлетике), после чего работал инструктором по физической культуре спортивного общества «Спартак». После службы в армии и рабфака закончил международное отделение факультета журналистики МГУ.
С 1982 года работал редактором на Радиовещании на зарубежные страны  Гостелерадио СССР. В 1987 году перешёл на работу на ЦТ одним из ведущих программы «Взгляд». Листьев и его коллеги основали телекомпанию ВИD (аббревиатура от «Взгляд И Другие»), которая делала телепрограммы для Первого канала ЦТ.

С 1991 года Листьев — генеральный продюсер телекомпании, а с 1993 года — её президент. В течение своей деятельности в телекомпании «ВИD», Листьев был создателем и ведущим следующих телепроектов: «Поле чудес», «Тема» и «Час пик». В 1995 году Листьев перешёл из телекомпании «ВИD» на канал ОРТ, где становится Генеральным директором ОРТ. Убит 1 марта 1995 года. Срок давности по делу истекает в 2010 году…

Подготовил Анатолий Бурый

P.S. История с убийством Влада Листьева мне очень напоминает другую подобную историю — убийство Георгия Гонгадзе. И хотя мотивы здесь разные, но совершенно схожие причины нерасследования. В обоих случаях можно задать одинаковый вопрос: если бы это было простое убийство людьми, не находящимися во власти — следовала бы за ним целая серия смертей, смещения с постов, исчезновения причастных к делу людей?

И в обоих случаях можно сделать одинаковый вывод: за этими убийствами  стоят люди, арест которых приведет к полной смене всей верхушки властной системы государства — потому как там все повязаны на коррупции, государственном насилии, беспределе, сотрудничестве с организованной преступностью. И именно поэтому эти убийства никогда не будут расследованы — потому что именно такую власть выбираем мы.