Тимошенко уломала Путина. Россия уступает. В обмен на что?

25.11.2009 18:50:54

Самым слабым, уязвимым местом Тимошенко в последнее время — и наиболее критикуемым — были газовые договоренности с Россией, подписанные под ее чутким руководством в начале этого года. В этих договоренностях Украина обязывалась в течение 10 лет оплачивать российскому «Газпрому» за 52 млрд кубометров газа ежегодно, независимо от реального потребления. Плюс к этому Украина обязывалась в случае недобора газа платить штрафы в размере 300% от невыбранного и неоплаченного объема газа.

Учитывая, то, что по данным «Газпрома», за 10 месяцев текущего года «Нафтогаз» купил лишь 18,85 миллиарда кубометров, хотя обязался приобрести 31,7 миллиарда кубометров, такой договор был, фактически, кабальным для Украины, и загоняющим Украину в долговую яму. И это был сильнейший аргумент против Тимошенко, который все чаще и чаще озвучивали ее конкуренты по выборам Президента Украины.

Ведь резко упавшая потребность в газе составляет примерно 33 млрд. и 25–27 млрд. кубометров на 2009–й и 2010 годы соответственно. За недобор газа против ранее оговоренных объемов Украину ждали крупномасштабные штрафы — только в этом году президент Ющенко оценивал возможную сумму штрафов в $8,7 млрд.

В то же время известно, что Кремль основную ставку в украинских выборах сделал именно на Тимошенко. И в этой ситуации Путину не было другого выхода, как идти на уступки.

Как пишет Владимир Милов, президент Института энергетической политики, в статье «Партия газа на выборы», достигнутые в прошлый четверг в Ялте новые газовые договоренности между российским и украинским премьерами Путиным и Тимошенко — вторая серия, вторая попытка повлиять на исход президентских выборов на Украине через предоставление «нужному» кандидату льготных условий поставок газа.

Но Малов считает, что Россия вновь опять ввязалась в старую проигрышную партию. В 2004 году была уже попытка помочь премьеру Виктору Януковичу, с которым за 3 месяца до выборов подписали 5–летнее соглашение о цене поставок газа много ниже европейских цен. Позже, когда украинцы выбрали президентом соперника Януковича Виктора Ющенко, это соглашение пришлось взламывать ценой двух январских перекрытий газового вентиля (в 2006–м и 2009 годах) и нескольких лет конфликтов и взаимного шантажа, державших в напряжении всю Европу.

Теперь снова «Газпром» идет на беспрецедентные послабления Украине по условиям подписанных в январе 2009 года контрактов «бери или плати». Украину освободили от штрафных санкций за недобор газа в 2009 году, а в 2010 году резко снизят объем оплачиваемого газа против ранее оговоренного в январском контракте.

Налицо масштабное отступление от условий поставок «бери или плати», переходом на которые в отношениях с Украиной так хвастался в январе этого года «Газпром». Предоставив Украине столь серьезные послабления по условиям поставок газа накануне президентских выборов, Россия открыто расписалась в том, что в реальности для нее юридические нормы и контрактные формулы — ничто по сравнению с текущей политической целесообразностью.

Это в пух и прах разбивает официальную теорию последних лет о том, что основная цель России в газовых отношениях с Украиной якобы состоит в переходе на «прозрачные рыночные принципы» и «формулы, принятые в отношениях с европейскими странами». Никакой европейской стране «Газпром» не давал, не дает и никогда не даст возможности снизить объемы газа, оплачиваемые по условиям контрактов «бери или плати», наполовину (как позволили Украине в 2010 году) или даже на одну пятую часть (как в 2009 –м) без применения штрафных санкций.

Тем более это выглядит странно в отношении контрактов, заключенных всего лишь менее года назад на «долгосрочный» период — целых 10 лет. Уж как хвастался в январе «Газпром» тем, что «зато теперь» контрактные принципы отношений по поставкам газа Украине стали наконец похожи на те, что приняты в договорах с европейскими потребителями газа. Однако теперь Россия вновь, как и в 2004 году, готова предоставлять Украине льготы и скидки против рыночных условий поставки газа — лишь бы повлиять на ход президентских выборов в этой стране и заручиться лояльностью кого–то из участников президентской гонки.

«Газпром», как считает Владимир Малов, «может больше никогда не открывать рот по поводу того, что единственная цель его политики на Украине — прозрачный рынок и европейские стандарты контрактов. Мы видим, какие это «стандарты».

По словам же главы «Газпрома» Алексея Миллера, «объемы скорректированы в соответствии с реальными потребностями Украины в условиях кризиса». «Согласованные объемы исключают риск уплаты штрафов НАК «Нафтогаз Украины» в 2010 году за неотбор газа в соответствии с контрактом. И достигнута окончательная договоренность о том, что «Газпром» не будет взимать штрафы за недобор газа, который составил, по итогам десяти месяцев, 13 млрд. куб. м, в 2009 году. Эти договоренности положены на бумагу – подписано дополнение к контракту. Еще раз повторю: все это сделано в соответствии с политическими договоренностями двух премьер–министров в Ялте», — добавил он.

Владимир Малов считает, что нет и речи о том, что предоставлять Украине скидки в условиях поставки российского газа — неправильно. Определенные послабления предоставлять было необходимо изначально. В отличие от Европы, где в структуре потребления газа доминируют более гибкие население и мелкие и средние потребители, на Украине специфическая структура спроса на газ — на две трети это крупная промышленность и энергетика. Если Европа изначально соглашалась получать газ от «Газпрома» по рыночным ценам, то Украина не виновата в том, что доставшиеся ей в наследство от СССР энергоемкие основные фонды металлургии, химии и нефтегазохимии, электро– и теплоэнергетики потребляют слишком много газового топлива на единицу продукции. Их нужно перестраивать, на это требуются время и крупные инвестиции — похожая ситуация, кстати, имеет место и на российском рынке газа. Эти обстоятельства объективно требуют переходного периода на пути к европейским стандартам условий поставок — так, скажем, происходит на внутрироссийском рынке газа, где и переход на европейские цены, и внедрение контрактов «бери или плати» сильно растянуты во времени. Но Россию вместо последовательной линии в газовых отношениях с Украиной бросает то в жар, то в холод — в зависимости от политической конъюнктуры мы то предоставляем украинцам сверхщедрые скидки, то внезапно ужесточаем условия.

И все это явно коррелируется с политикой: начиная с момента прихода к власти Виктора Ющенко, Россия отрицала необходимость адаптационного периода в переходе на европейские условия поставок газа с Украиной, неизменно требуя совершить этот переход «здесь и сейчас». Ценой такого твердолобого подхода были конфликты, потеря Россией репутации надежного поставщика энергоресурсов в Европу, ввязывание в мегадорогие обходные газотранспортные проекты. Теперь вот новые скидки.

Какая же последует ли благодарность за новые газовые скидки с украинской стороны?

Сущность украинской политики состоит в том, что по итогам президентских выборов в Украине невозможна абсолютная победа ни одной из сил — даже если выиграет Тимошенко, которую российские власти по каким–то причинам решили поддержать в этот раз, в стране всегда будет в наличии сильная оппозиция, которая будет рассматривать любые газовые соглашения с Россией под лупой и критиковать нового президента за отход от национальных интересов в ходе закулисных газовых сделок. Например, закон о запрете продажи или сдачи в концессию украинской газотранспортной системы без согласия Верховной рады был принят украинскими парламентариями несколько лет назад практически единогласно. Т. е. даже если Тимошенко и взяла на себя некие неформальные обязательства по отношению к Путину в обмен на скидки по газу, в их исполнении она будет сильно связана по рукам и не будет иметь необходимого маневра. К тому же назначение будущего украинского премьера наверняка будет носить коалиционный, компромиссный характер, поскольку ни один из кандидатов в президенты не сможет провести своего премьера без поддержки чужих фракций в Раде. Это значит, что сегодняшняя конструкция соревнования между президентом и премьером по поводу того, кто получит от России больше скидок и в то же время сдаст меньше пресловутых «национальных интересов», неизбежно продолжится, а вовсе не исчезнет вместе с уходом с президентского поста Ющенко.

Это значит, что в газовых отношениях с Украиной невозможно будет опираться на устойчивую конструкцию, в которой Россия будет иметь дело только с одним переговорщиком и иметь возможность спать спокойно, заручившись обязательствами этого конкретного политика.

Таким образом, вновь вступив на зыбкую почву торговли принципами в газовых отношениях с Юлией Тимошенко, Путин вовсе не гарантировал себе лояльность будущего руководства Украины, зато вмиг ослабил позиции тех своих подпевал в России и на Западе, которые в последние годы активно убеждали нас, что единственная цель газовой политики России по отношению к Украине — якобы священная борьба за рыночную справедливость.

Теперь многие из них наверняка отойдут от псевдорыночной риторики и примутся ничтоже сумняшеся утверждать, что да, плата за геополитическую лояльность посредством скидок на газ — это в порядке вещей. Что и требовалось доказать.

Но что такое, в переводе на материальную основу, геополитическая лояльность? Какая цена этой лояльности, и в чем она будет выражена? Обойдется ли она только лишь нежным рукопожатием Владимира Путина и Юлии Тимошенко и обоюдными улыбками?

Нет, конечно, Путин не является наивным человеком, и тем более, не наивны, а жестоко прагматичны те люди, которые стоят за ним.

Поэтому вопрос, вынесенный в заголовок статьи — в обмен на что уступает Россия — остается открытым.

Анатолий Бурый