Прохорова изгнал из политики Путин?

17.09.2011 18:53:48

Народная примета: Какая погода в Москве, такая через три дня будет в Украине

15 сентября лидер российской партии «Правое дело» Михаил Прохоров, недавно заявивший, что готов стать премьер–министром России, был смещен со своей должности

В течение одного дня лидер партии, претендовавший на вторую по численности фракцию в Госдуме и изменение политической системы России, оказался беспартийным гражданином из несистемной оппозиции. В своих бедах он обвинил администрацию президента России, первого замглавы которой Владислава Суркова Михаил Прохоров назвал кукловодом и призвал отправить его в отставку.

А ведь еще недавно многие политические эксперты говорили о том, что «Правое дело» — это проект Медведева, с которым тот якобы планировал сначала укрепиться в Госдуме, а потом уже пойти на второй президентский срок. Что же изменилось? Планы поменялись? Медведев пошел на попятную? Альтернативы партии Путина уже нет?

А как все начиналось…

С момента образования «Правого дела» в 2008 году на основе СПС, «Гражданской силы» и Демократической партии не скрывалось, что это «кремлевский проект». Один из руководителей организации Борис Надеждин прямо утверждал, что «согласованную фамилию лидера» партия ждала из администрации президента, причем стать им, по словам Надеждина, должен был соратник Дмитрия Медведева. Еще один из прежних лидеров праводельцев — предприниматель Борис Титов — утверждал: «Партия создается при участии Кремля». Причем говорилось это неоднократно.

На вопрос о том, зачем «Правое дело» понадобилось Кремлю, давались разные ответы. Итогом создания партии стала ликвидация СПС, который пытался действовать самостоятельно, без оглядки на администрацию президента. В новую партию те эспээсовцы, которые к компромиссам были не готовы, не вошли. Вошли те, кто был готов и считал политическую гибкость своим достоинством. Иными словами, произошла ликвидация партии оппозиционных либералов и была создана партия либералов прокремлевских.

Однако образовавшись, «Правое дело» никак себя не проявляло — в силу своей полной зависимости от Кремля. Формально «Правое дело» должно было бороться за демократию, свободу предпринимательства, смягчение избирательного законодательства и возвращение выборности глав регионов. Но фактически было непонятно, как это всё сочетать с прокремлевскими чиновниками, которые были в этой  партии на всех ее уровнях.

Сам Прохоров от «Правого дела» вроде бы сначала отказывался. Да это и понятно — зачем ему лишние проблемы в стране, где есть только одна направляющая и руководящая сила. Как его в конце концов удалось уговорить, неясно. Когда он согласился (избрали Прохорова 25 июня 2011 года), казалось, что в России появился новый лидер, который имел все достоинства, которых только можно было желать — близость к Кремлю, деньги и способность внятно говорить.

Лишь критически настроенные комментаторы обращали внимание на искусственность всей конструкции — была создана очередная как бы оппозиционная, но вместе с тем и провластная структура. Тем не менее, в проект могли потянуться те, кому не нашлось места в «Единой России» просто из–за каких–то не имеющих отношения к политике конфликтов. Создавалось впечатление, что «Правому делу» действительно предстоит «без скандалов, без протеста, без особенных страстей» попасть в Госдуму и изображать там либеральную оппозицию.

Однако «что–то пошло не так». «Правое дело» могло сколько угодно требовать ввести в России евро, вступить в Шенген, превратить страну в парламентскую республику, отменить полпредов президента в федеральных округах, вернуть выборы мэров и ограничить численность правящей партии в Госдуме — казалось, это ничем и никому не грозило. Чтобы воплотить такие мечтания, желательно контролировать не только Госдуму, но и занять президентский пост.

Но вдруг…

Поход Михаила Прохорова в политику прервался почти так же неожиданно, как и начался.

14–15 сентября планировалось провести предвыборный съезд «Правого дела» в Большом зале Академии наук. Однако 14 сентября, воспользовавшись отсутствием Прохорова, власть на съезде (сформировав счетную и мандатную комиссии) захватила группа Андрея Богданова.

Андрей Богданов — экс–лидер Демократической партии России (одной из трех партий, которые в 2008 году слились в «Правое дело»). Но, кроме того, его без шуток называют главным массоном России — 30 июня 2007 года он открыто вступил в должность Великого Мастера Великой ложи России. При избрании и вступлении в должность присутствовали руководители старейшей в мире Объединённой великой ложи Англии и американских Великих лож.

14 сентября в руках заговорщиков — группы Богданова — оказались все партийные документы, протоколы собраний региональных конференций, мандаты. Таким образом они подготовились к 15 сентября, когда собирались сместить Прохорова с должности председателя партии. Активное участие в процессе принимал сотрудник управления внутренней политики администрации президента Радий Хабиров.

Прохоров попытался бороться, обвинил администрацию президента в лице Хабирова в давлении на партию, пообещал не уходить и сражаться до конца. Но уже утром 15 сентября, еще до начала съезда пришедший в партию вместе с Прохоровым телеведущий Александр Любимов написал в своем «Твиттере», что все кончено.

Прохорову удалось всего лишь громко хлопнуть дверью (или, что менее вероятно, наоборот, начать карьеру публичного политика). В 11 часов 15 сентября он вышел на сцену Большого зала Академии наук, где все было готово к проведению съезда, и внезапно для многих взял и рассказал о деятельности первого замглавы администрации президента РФ Владислава Суркова во внутренней политике страны.

«В стране есть кукловод, который давно приватизировал политическую систему, давно дезинформирует руководство страны, давит на СМИ, расставляет людей и пытается манипулировать мнением людей. Зовут его Владислав Сурков», — сказал Прохоров, выступая перед 50 членами партии «Правое дело», которые должны были быть делегатами предвыборного съезда партии. Реальный съезд ПД в этот момент начинался в ЦМТ (Центре международной торговли в Москве), куда отправились все остальные делегаты.

«Я буду делать все возможное, чтобы отправить Суркова в отставку», — заявил Прохоров. Без выполнения этого условия, по его мнению, в России заниматься реальной политикой невозможно.

Раздались сдержанные аплодисменты, несколько человек даже закричали от восторга. На лицах переглядывавшихся журналистов был написан шок. Никто из них такого не ожидал. У некоторых загорелись глаза, ведь услышать такое в России со сцены (и при этом не из уст Гарри Каспарова или Эдуарда Лимонова) невозможно.

— Что он делает? Кто же это покажет в эфире? — в ужасе шепнула одна тележурналистка. Тем не менее, обернувшемуся к ней с немым вопросом оператору она махнула рукой, чтобы тот продолжал снимать.

Члена Общественной палаты Вячеслава Глазычева выступление Прохорова так напугало, что он стремительно покинул здание РАН, сказав на бегу, что сейчас не 37–й или 48–й год и репрессий он не ожидает.

После того, что о Суркове со сцены сказал Прохоров, барьеры рухнули, и критиковать всесильного чиновника (конечно, очень осторожно) принялись все. Телеведущий Александр Любимов ударился в воспоминания: «Я благодарен моему товарищу молодости Владиславу Суркову за то, что он омолодил мою жизнь на 25 лет и вернул во времена «Взгляда». У меня есть еще товарищ — Михаил Прохоров, и с ним мы пойдем дальше».

Последней выступила примадонна, по привычке всенародно любимая певица Алла Пугачева. Не зря же в фойе съезда, кроме партийной газеты «Кто прав, тот и сильнее», в промышленных масштабах лежала «Комсомолка» с портретом Пугачевой на первой полосе.

Она вышла на сцену в своем любимом коротком черном платье и грустно вздохнула. «Наверное, кто–то там наверху, а именно Сурков, сошел с ума. Я думала, мы создаем дело, чтобы власть опомнилась, но они решили нам мешать. Я верю в Михаила Прохорова», — сказала Пугачева.

Далее из ее слов следовало, что от замглавы администрации президента она услышала угрозы, которые звучали так: «Мы вам помогали, но теперь будем мешать».

Агентство «Интерфакс» фамилию Суркова из слов певицы вырезало, федеральные телеканалы откровенную речь Прохорова про Суркова также, естественно, не показали.

Зато вечером первый замглавы АП РФ ответил Прохорову и Пугачевой. Не своими, конечно, устами, а, как это водится, с помощью анонимного источника того же «Интерфакса» в Кремле. «Пока в отставку отправился он сам (т.е. Прохоров — «Лента.ру»). Видимо, его странные заявления связаны с душевными переживаниями из–за собственных ошибок и неудач. Прохоров перепутал управление частной компанией с политической работой, а съезд — с корпоративом, на котором выступают проплаченные артистки», — сказали в администрации.

Такой поворот событий оказался для многих неожиданным. Ведь еще в среду на вопрос, не покинет ли он партию, Прохоров отвечал: «Не дождетесь».

Но на съезде его уже бывшей партии в ЦМТ ему на замену выбрали адвоката Андрея Дунаева (как говорили, в руководство ПД его давным–давно делегировала «смотрящим» администрация президента).

Делегаты съезда бодро проголосовали за новый список Федерального политсовета «Правого дела», в котором были, например, фамилии журналиста Георгия Бовта, политолога Владислава Иноземцева и главы подмосковного отделения ПД Бориса Надеждина (его Прохоров едва не исключил из партии за национализм).

В итоге Прохоров по сути отказался от борьбы за партию. Он заявил, что после событий 14 сентября «партия потеряла лицо и не имеет права участвовать в выборах». Прохоров написал заявление об отставке, то же самое сделали несколько десятков представителей региональных отделений.

В результате раскола «Правое дело» лишилось не только лидера, но и финансовых вливаний со стороны большого бизнеса. Михаил Прохоров заявил, что он и его друзья внесли на счет партии порядка 800 миллионов рублей и теперь миллиардер требует эти деньги назад.

Вот такая политика…

Владислав Сурков с Путиным и Медведевым

Кстати, а кто такой Владислав Сурков?

Владислав Сурков — первый заместитель руководителя администрации президента России. Пришел на работу в администрацию главы государства в 1999 году, еще при первом президенте Борисе Ельцине. Занимался рядом крупных политических проектов, в том избирательных блоков «Единство» (1999) и «Родина» (2003), а также курировал партийное строительство «Единой России» (2003) и «Справедливой России» (2006).

Владислав Юрьевич Сурков родился 21 сентября 1964 года в селе Солнцево Липецкой области. По другим сведениям, Сурков (Асламбек Дудаев) родился в 1962 году в селе Дуба–Юрт Чечено–Ингушской Автономной Республики. По одним данным, у Суркова отец был чеченец или кумык, а мать еврейка, по другим, все наоборот: мать чеченка, а отец из евреев, но смесь гремучая даже для Кавказа. В Управлении кадров Администрации президента Сурков числится русским.

В 1983–1985 годах Сурков проходил срочную службу в спецназе Главного разведывательного управления (ГРУ).

В 1991–1996 годах Сурков занимал должности в банке «МЕНАТЕП», возглавляемым Ходорковским.

В феврале 1997 года Сурков ушел в возглавляемый Михаилом Фридманом «Альфа–банк», где стал первым заместителем председателя совета банка.

В 1998–1999 годах Сурков занимал пост первого заместителя генерального директора ОАО «Общественное российское телевидение». В СМИ публиковались данные, что на ОРТ Суркова пригласил предприниматель Борис Березовский.

Сурков женат вторым браком на Наталии Дубовицкой. За 2010 год заработала 56,4 млн рублей. Сообщалось, что от этого брака у Суркова трое детей.

Первой супругой чиновника была Юлия Вишневская (сестра жены Анатолия Чубайса и, по некоторым источникам, дальняя родственница Бориса Березовского), создательница музея кукол. Юлия и его сын Тема с 2004 года проживают в Лондоне.

По материалам Lenta.ru