Парадоксы дела Тимошенко

01.09.2011 11:24:20

Наверное, все знают эти слова из «Святого благовествования от Матфея» (гл. 7, ст. 1–2): «Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить». Но к имеющим право судить и обреченным на такой же суд над ними самими мы обратимся чуть ниже, а сначала несколько слов о тех, кто сегодня выражает сомнение в справедливости суда над Юлией Тимошенко и бывшими членами ее Кабинета министров. Люди говорят и пишут об отсутствии в действиях Тимошенко состава преступлений, о «кривосудии» и т.п. Даже вот президент Польши высказался — угрожая Украине какими–то санкциями со стороны всей Европы. Но дело в том, что санкциями угрожает и Россия. И вот здесь давайте попробуем немножко разобраться — за что?

В среду, в ответ на слова Премьер–министра Украины Николая Азарова о том, что в ближайшие 5 лет Украина должна сократить объемы закупок газа у России в три раза, глава Фонда национальной энергетической безопасности России Константин Симонов заявил, что Украина будет оштрафована, если до 2019 года сократит импорт российского газа. Об этом сообщила газета «Дело» со ссылкой на «Русскую службу новостей».

«Я призываю посмотреть контракт на поставку газа в Украину, где очень четко записано обязательство Украины по выбору газа. Она обязуется выбирать ежегодно не менее 52 миллиардов кубов. Она может взять 80%. Но если 80% от этого объема не выбирает, она обязана оплатить недополученный газ и еще штрафные санкции», — заявил глава Фонда национальной энергетической безопасности России.

«Контракт до 2019 года, поэтому если Украина сокращает на треть эти поставки, она это может сделать, но она обязана будет оплатить этот газ и еще заплатить штраф в размере до 300% стоимости этого газа. Таков газовый бизнес», — подчеркнул Симонов.

Так вот, я обращаюсь ко всем переживающим за судьбу Юлии Тимошенко — как в Украине, так и за ее пределами — разве не преступным было подписание договора, в котором были предусмотрены пункты, на которые сегодня указывает глава Фонда национальной энергетической безопасности России Константин Симонов?

Я скажу более того: Украина за 2009 и 2010 годы выбирала российского газа в пределах 30 млрд кубов, и, если кто помнит, Путин как–то заявлял о том, что Россия простит Украине то, что мы не смогли выбрать и оплатить обязательный объем газа — но слова Путина к договору не приложишь, и сегодня Россия может ведь предъявить счет и за прошлые два года. Как вообще можно было подписывать договор, в котором штрафные санкции предусмотрены только с одной стороны?

А еще добавлю к словам Симонова и то, что договор Путина–Тимошенко, кроме сказанного, предусматривает и запрет на перепродажу российского газа — то есть, если Украина вместо 52 млрд кубов газа смогла выбрать только 30, и если даже считать только 80% от 52 млрд кубов, что составляет 41,6 млрд кубов, то 10 млрд кубов газа, которые Украина обязана забрать и оплатить — что мы с ними должны были делать? Выпить?

Я понимаю и разделяю чувства людей, особенно мужчин, по отношению к Юлии Тимошенко — настоящие мужчины обязаны вступиться за женщину. Но — мы же говорим, вообще–то, не о женщине, а о политике, о человеке, который вершил наши с вами судьбы.

Я понимаю тех, кто при Тимошенко вместо одной тысячи пенсии стал получать три или пять, или даже больше тысяч — но большинство народа остались ведь при своих 600–700 грн. И то, что часть населения вдруг резко стала материально обеспеченнее и понесла свои деньги на рынок — от этого еще более пострадали и стали более обездоленными те, у кого пенсия осталась маленькой — при выросших вдруг ценах на еду и одежду.

Я понимаю народных депутатов, министров и губернаторов, для которых Тимошенко в 2005–м году подняла зарплату в 10 и более раз — но при этом тогда даже начальники управлений областных администраций остались при зарплате 600 грн, а что говорить о народе? Думала ли о всем народе Тимошенко, находясь на высшем государственном посту? Но, скажут мне, формально она закон в этом случае ведь не нарушала. Согласен. Она и в случае с выдачей 1000 гривен как бы ничего не нарушала — но при этом миллионы людей получили эти деньги, а миллионы — нет, выстояв по многу дней в унизительных очередях. При этом сколько людей скончалось в тех очередях, а сколько скончалось — придя оттуда домой? Считал ли кто эти жертвы? И кто виновен в них? Тимошенко — не виновна, да?

Сегодня жалельщики (народ у нас добрый, конечно, и готов всем всё простить — и это правильно, по библейски) говорят, что зачем, мол, судить одних, если все такие. А я хочу у этих жалельщиков тоже спросить — а что, раз все такие, то пусть они и дальше все вместе продолжают над нами издеваться и глумиться, и никого не надо судить вообще? Может, и с тюрем всех освободим — раз все одинаковые, то почему одни должны сидеть, а другие и дальше продолжать воровать на свободе? Почему?

А, может, пусть хоть кто–то ответит за свои неправедные деяния? И особенно те, которым много было дано? Потому что если не сейчас, то когда начинать привлекать к ответственности? Завтра? Или никогда?

Я хочу также успокоить тех, кто считает, что если сегодня партия власти пересадит своих политических оппонентов, то завтра они возьмутся за всех нас — и тогда наступит конец стране. Не наступит. Скажу, может быть, для кого–то парадоксальную вещь, но если сегодня партия власти не накажет людей, совершивших преступления против государства — то тем самым эта партия власти даст пожизненную индульгенцию и самим себе на совершение таких же преступлений против государства и народа. И наоборот, если хоть кто–то будет наказан — то тем самым будет установлена неотвратимость наказания и для сегодняшних судей. О чем и говорится в «Святом благовествовании от Матфея».

Могу сказать проще и понятнее. Для тех, кто хочет смены сегодняшней власти. Если сегодня вдруг все разом — Президент, Генеральный прокурор, суды всех уровней — примут решение прекратить всякие действия по привлечению той же Тимошенко и ее «соратников» к ответственности, то власть вместо протестов получит благодарность от преследуемых сегодня и их симпатиков. Потребность в митингах и протестах отпадет. Власть укрепит тем самым свои позиции. И наоборот — если преследуемые получат реальные сроки, и власть пойдет дальше по пути арестов и других санкций по отношению к оппозиции, то только такие действия власти, в конце концов, станут поводом для массового протеста и, в итоге, смены этой самой власти.

Вот такие парадоксы.

Анатолий Бурый