Кто стоит за донецким «Евромайданом»?

20.12.2013 20:34:01

21 декабря исполняется ровно месяц с того дня, когда в Донецке стартовала серия акций, претенциозно назвавшихся «Евромайданом».

Напомню, что 21 ноября из уст Азарова прозвучало  официальное заявление о приостановлении процесса подготовки к подписанию Соглашения об ассоциации с ЕС и необходимости существенно улучшить торгово–экономические отношения с Россией и странами СНГ.

В ответ на это заявление на улицы Киева и других городов начали выходить  люди, которые, после нескольких месяцев активной  пропаганды преимуществ Евросоюза, наверное, уже видели себя членами европейского сообщества со всеми прилагающимися к этому материальными, социальными и иными благами.

В Донецке первыми поздно вечером к памятнику Шевченко вышли четыре человека, «сконтактировавшись» в социальных сетях. Один из них — безработный (предпочитающий, согласно его страничке на facebook.com, мужчин и женщин), вторая — журналист сайта, находящегося на гранте США.

Почему–то так, кстати, получилось, что самую активную раскрутку донецкого «евромайдана», кроме так называемых социальных сетей в интернете, с самого начала повели три донецких интернет–портала, которые находятся «на содержании» у налогоплательщиков стран Европы и США — ostro.org, novosti.dn.ua (через организацию–учредителя) и ngo.donetsk.ua (опосредованно связанный с Комитетом избирателей Украины). Вот с них, пожалуй, и начнем анализ подоплеки донецкого «евромайдана».

Агитационные площадки

Сайт Novosti.dn.ua, называющий себя как «Новости Донбасса», с самого начала евромайдановских акций открыл у себя «Хронику событий–online» донецкого «евромайдана». Главным редактором этого сайта является небезызвестный в Донецке журналист Алексей Мацука, который одновременно возглавляет и  общественную организацию «Донецкий институт информации», реализующую финансируемый фондом «Відродження» интернет–проект «Донецька правда», а также получивший скандальное оглашение проект «Голоса ЛГБТ», финансируемый Посольством США. В беседе с корреспондентом «Радио Свобода» по этому поводу Алексей Мацука заявил о нехватке информации о лесбиянках, геях, бисексуалах и трансгендерах, — ЛГБТ, сообщает сайт «Говорит Донецк». Сайтом «Новости Донбасса» предоставлена площадка для историй о себе или своих партнерах указанных выше категорий людей, размещаются новости из жизни геев и лесбиянок Донецкой области, Донбасса и Украины. Кроме указанных проектов Алексей реализует еще целый ряд других. Активно сотрудничая с донецкими властями. Последний случай такого сотрудничества он озвучил 18 декабря словами: «Донецкая ОГА заказала у нас инфографику». На сайте Novosti.dn.ua также регулярно размещают свои партийные новости Партия Регионов, «Молодые регионы», народный депутат Бахтеева, Медведчук и другие.

Свой блог там ведет и секретарь донецкого горсовета Сергей Богачев. О роли донецкой власти в донецком «евромайдане» мы поговорим ниже.

Сайт «ОстроВ» (ostro.org), финансируемый Национальным фондом поддержки демократии (США),  Фондом развития СМИ Посольства США в Украине и фондом «Відродження», долгие годы  был, наверное, самым авторитетным интернет–порталом в Донецке (не путать с печатной газетой «Остров», являющейся самостоятельным проектом). Все–таки наличие стабильного финансирования позволяло находить талантливых журналистов, которые без оглядки на местную власть могли более или менее непредвзято и свободно рассуждать на любые темы. Но в свете последних событий и этот сайт открыл у себя онлайн–трансляцию с киевского Майдана, а также разместил ряд публикаций о донецком евромайдане, фактически создавая ему пиар–площадку.

Украиноязычный сайт Ngo.donetsk.ua пошел, наверное, дальше всех в плане «бесстрашия». Кроме того, что журналисты этого сайта сами стали активными участниками донецкого «евромайдана», активно пропагандируя его на страницах своего издания, 3 декабря они разместили у себя видео, где потребовали отставки президента Януковича, причем открыто об этом заявил каждый в отдельности журналист и общественный деятель.

Более того, Владимир Кипень, кандидат философских наук, доцент кафедры политологии в Донецком национальном университете, он же эксперт «Института гражданского общества», он же глава Донецкого института социальных исследований и политического анализа, недавно возглавлявший общественный совет при Донецкой областной государственной администрации, заявил о прекращении всякого сотрудничества с властью. Об этом же заявил и глава донецкой ячейки Комитета избирателей Украины Сергей Ткаченко и другие. Хотя, честно говоря, странно было слышать такие «смелые» заявления от людей, которые много лет  плодотворно сотрудничали, сотрудничают и будут сотрудничать с властью. Мне кажется, что громкие заявления об отставке президента были связаны с моментом, когда где–то на теневом уровне было принято решение о переформатировании как парламентского большинства в Раде, так и всей власти в Украине. Эти «заговорщики», как внутри страны, так и за ее пределами, приурочили момент «революции» к событиям, связанным с неподписанием соглашения с ЕС.

Возвращаясь к донецкому «евромайдану», надо отметить, что не только перечисленные СМИ заняли безоговорочную тенденциозно–агрессивную позицию по отношению к президенту и его решению приостановить переговоры с ЕС. Очень активную роль на донецком «евромайдане» сыграли как журналисты указанных СМИ, так и журналисты таких всеукраинских изданий, как «Газета по–украински», «Зеркало недели» и других. Это не считая того, что фактически одностороннюю позицию в освещении «евромайданов» заняли практически все телеканалы страны, нагнетая ситуацию и будоража народ.

Действующие субъекты донецкого «евромайдана»

Кроме журналистов, движущей силой «евромайданов» стали, конечно же, политические партии. Владимир Березин в константиновской газете «Провинция», в интервью с тремя константиновскими парнями, которые попали под «раздачу» на киевском Майдане в ночь на 30 ноября, озвучил факт оплаты проезда и питания желающим поехать на Майдан. После изъятия серверов в центральном офисе «Батькивщины» в СМИ появилась информация о том, что якобы именно через эту партию осуществлялось финансирование Майдана.

В Донецке члены этой партии стали одной из движущих сил как в организации донецкого «евромайдана», так и по набору желающих поехать в Киев.

Кроме того, не менее активную роль играли партии «Свобода» и УДАР. Представители этих партий попеременно возглавляли координационный совет донецкого «евромайдана» — вместе с журналистами и… безработными. Безработные почему–то стали также одной из движущих сил «евромайданов». В Киеве в ночь на 30 ноября среди пострадавших из числа  митингующих было зафиксировано 4 студента и 31 безработный. В этом, кстати, чуть ли не главное отличие нынешних майданов от майданов 2004 года — тогда главной движущей силой были представители среднего класса, предприниматели, которые хотели изменений страны к лучшему. Сегодня же главной целью для многих стало не столько изменение страны, сколько вхождение в Европу — чтобы получать европейские зарплаты, пенсии и стипендии. При этом жаждущие «европейских ценностей» не хотят понимать того, что размер зарплат и пенсий в странах Евросоюза не зависит от самого фактора нахождения в Евросоюзе, а от величины бюджета, принятых там законов и других внутренних условий каждой страны. Поэтому если в Норвегии, Швеции, Люксембурге, Дании, Финляндии средний месячный доход гражданина в гривнах составляет больше 10 тысяч, то в странах Евросоюза Болгарии и Румынии — меньше двух тысяч, то есть меньше, чем в Украине. Что говорит о том, что само по себе нахождение в Евросоюзе ничего нам не гарантирует и более того, — в силу разрыва экономических связей с рядом других стран экономическая ситуация в нашей стране может ухудшиться.

Кроме безработных, на донецком евромайдане были замечены и студенты, но большинством «серой массы» там были пенсионеры. Учитывая, конечно, что большинство — от среднего количества регулярно собирающихся в 50–100 человек.

Это фанаты ФК «Реал Сосьедад» перед матчем с «Шахтером» принесли на донецкий «Евромайдан» запакованную колбасную нарезку и отдали участникам акции.

Почему пенсионеры туда приходили — об этом один из них мне сказал откровенно: «Хочу уехать в Германию и получать германскую пенсию». Не знаю, кто людям рассказал о том, что это будет возможно, — но представьте себе, если бы 20 миллионов украинских пенсионеров (в том числе и с разного рода льготами) взяли и уехали в Германию. Абсурд, конечно, но вот кто–то рассказал людям, что это возможно.

Заканчивая обзор субъектов донецкого «евромайдана», скажу, что одной из ключевых фигур там стал человек, которого СМИ ранее привязывали к скандальным аферам с отбиранием квартир у беспомощных стариков и завладении несколькими сотнями тысяч гривен у сирот, а также в уголовном производстве по факту нападения на губернатора.

Но меня лично больше всего интересуют даже не субъекты «евромайданов» и их пиарщики, а другое — почему со стороны донецких властей не было даже намека на какое–либо препятствование проведению различных акций донецких евромайдановцев — если почти все без исключения 20 лет до этого большинство акций оппозиции сталкивались с различного рода запретами и провокациями?

Поведение властей

Чтобы препятствовать проведению в Донецке «помаранчевых» майданов в 2004 году, власть тогда пошла даже на такой ход, как самой организовать сбор людей, сочувствующих «помаранчевым», у памятника Шевченко — через эфир радио «Эра» и смс–рассылки от работающих тогда на власть членов УНА–УНСО. Зачем это было сделано? Чтобы «убить в зародыше» желание идти против власти в Донецке. Ведь сторонников «помаранчевых» в городе тогда было мало, на площадь могло выйти не более пары сотен самых активных — и для их «успокоения» были организованы несколько сотен спортсменов из бойцовских клубов и бригады бандитов. А также массовка людей из различных, в основном бюджетных, предприятий в несколько тысяч человек. В итоге 28 ноября 2004 года у памятника Шевченко и на площади перед областной администрацией были жестоко избиты все появившиеся там люди с «помаранчевой» символикой — несколько десятков человек, включая журналистов.

На следующий день такая же «операция» была проведена в Луганске — но там «помаранчевые» успели организоваться и попытались дать отпор, в результате чего некоторым из них пробили головы молотками и т.д.

После 2004 года, несмотря на власть Ющенко и Януковича, в Донецке редко какая акция «помаранчевых» проходила спокойно. Даже когда у памятника Пушкину общественная молодежная организация «Поштовх» на день Покрова в 2008 году собиралась дать концерт для жителей Донецка — на студентов в вышиванках напали представители пророссийских общественных организаций, разбили аппаратуру и т.д. А когда организация «Патриот» собиралась отметить на следующий год на том же месте этот же праздник — лидера «Патриота» бойцы «Беркута» просто вынесли на руках, использовав электрошокеры, а остальных ребят побили крепкие мужчины в куртках КПУ.

В этих и многих других случаях донецкая власть использовала многократно испробованный метод: как только кто из представителей правых политических и общественных организаций подавал заявку на проведение своей мирной акции — сразу же на это же место и на это же время оказывались написанными подобные заявки от общественных организаций каких–то афганцев, чернобыльцев, шахтеров–инвалидов и т.п. На этом основании донецкая мэрия подавала в суд — и суд запрещал проведение акций всем правым движениям, не препятствуя, конечно, левым и пророссийским. Доходило до абсурда — Руху, «Просвите» и другим правым движениям было запрещено даже празднование государственного Дня независимости 24 августа 2012 года. Или на день Соборности 22 января того же года.

И почти всегда организовывались в таких случаях столкновения людей, провоцировались массовые драки — прямо в центре Донецка, в местах общественного отдыха. Страдали журналисты, участники и т.д.

Подчеркиваю: все это было в Донецке почти до самого последнего времени. Но вдруг с какого–то времени свои акции, в том числе и факельные шествия, начала проводить «Свобода» — и куда–то исчезли, «провалились сквозь землю» и КПУ, и ПСПУ, и «Русский блок», и «Донбасская Русь» и прочие афганцы с шахтерами–инвалидами. «Свободе»  с какого–то момента была открыта зеленая улица, их начала охранять милиция, хотя и охранять–то уже не от кого. Наоборот, на митингах свободовцев и прочих кличковцев стали появляться чернобыльцы и еще какие–то пенсионеры, которых ранее я никогда не замечал в подобных акциях.

И когда начался «евромайдан» — меня все это поразило больше всего. Власть без абсолютно никаких проблем разрешает все — хоть круглосуточно, хоть пешком, хоть массовые автомобильные переезды с флагами по Донецку и городам области. Милиция все это тщательно охраняет — и практически ни одного организованного сопротивления. Гнев противников «евромайданов» проявляется только где–то на своих сайтах, в своих СМИ — и все.

Будучи свидетелем всех прошлых «баталий» в Донецке, зная, кто и как это организовывает, — я не могу не задаваться вопросами о причинах такого нынешнего поведения донецких властей. Не могу не задумываться о том, что же здесь есть главным: изменение политики властей или взятие под полный контроль всех оппозиционных течений в Донецке. Склоняюсь к тому, что, наверное, второй фактор более повлиял. Хотя не исключаю и того, что власть играет, в том числе, свою какую–то игру. В которой полными лохами стали в Донецке пара десятков человек, искренне поверивших во все это шоу, на котором их просто–напросто дурят.

Анатолий Герасимчук,
«Донецкий аргумент»
фото novosti.dn.ua