Донецкие и львовские шахтеры в 2012-м будут голосовать одинаково

21.12.2011 13:09:41

В Украине грядет электоральная революция. Вполне вероятно, что в 2012 году откроется новая эра национальных выборов, где региональную мораль избирателей начнет смещать мораль социальная. Актуальность вопроса, как проголосовал Запад и Восток страны сменит важность иной проблемы: как проголосовали украинские шахтеры, бюджетники, предприниматели, студенты и т.д.

Критик заметит, что региональные и социальные факторы голосования всегда сочетаемы, и теснить друг друга не могут. Например, в Америке обеспеченные северяне поддерживают республиканцев, а малообеспеченные южане голосуют за демократов. Но позвольте возразить: победители американских выборов периодические меняются, следовательно, часть жителей США всё-таки «предают время от времени» свои электоральные традиции. Не в силу ли того, что порой «социалка» становится приоритетней регионального патриотизма?

Иными словами, речь идет об изменчивости электоральных настроений. Основа же этой изменчивости заключается именно в социально-экономических мотивациях граждан. Ведь региональное происхождение избирателя ничто не изменит, оно всегда статично. А вот динамика изменений экономических условий жизни в стране способна вызывать и смену политических настроений избирателей. В 2012 году на очередных парламентских выборах в Украине ожидается упадок монополии регионального выбора и актуализация социально-экономических мотивов голосования. Именно электоральные «предатели» своего региона, для которых  «социалка» возьмет верх над местом прописки, станут вершителями побед и поражений власти и оппозиции. Фактор принадлежности к той или иной социальной группе начнет стремительно догонять по значимости влияние регионального происхождения украинского избирателя при голосовании за ту или иную политическую силу.

Предпосылки электоральной революции

Природа вышеуказанных тенденций лежит на поверхности.

Во-первых, это социально-экономический кризис в Украине, который на повестку каждого дня рядового украинца ставит вопросы, как ему выжить, как вернуть кредиты, как сэкономить, сократят ли его на работе, не закроется ли место его работы и т.д. Для многих подобные вопросы были актуальны и до кризиса, но вместе с этим не менее важными были вопросы и того, с кем лучше дружить Украине, сколько государственных языков должно быть в Украине, кто объединит Запад и Восток страны. Теперь же в умах большинства украинцев политика рассматривается (если рассматривается вообще), как правило, исключительно с точки зрения того, кто поможет им выжить, вернуть кредиты, сэкономить, кто спасет их должности и место работы.

Во-вторых, к 2012 году украинцы должны окончательно разочароваться в региональном подходе к голосованию. Президентство Ющенко не оправдало доверия Запада и Центра страны, а текущее президентство Януковича не улучшило и уже вряд ли улучшит жизнь в Юго-Восточной Украине.

В-третьих, курс реформ действующей власти серьезно испытывает и, судя по всему, будет испытывать на прочность конкретные социальные группы, которым, «не отходя от кассы», моментально предлагают свою поддержку и сочувствие внимательные оппозиционеры.

Акции протеста против власти выгодны для самой власти?

Исходя из выше сказанного, ключевой вопрос заключается в том, насколько к 2012 году усилится социально-групповое сознание украинских избирателей, насколько серьезную конкуренцию потребительские мотивы голосования составят региональным идентификациям.

Уже сегодня существуют все предпосылки для активизации классовой морали электората. Избранный курс реформ действующей власти обещает способствовать данным тенденциям, как минимум, до конца первого срока президентства Януковича.

В этих условиях для оппозиционеров основной проблемой становится, как воодушевить новой политической верой тех, кто пострадал от реформ команды Президента. В свою очередь, президентской команде, идя на «непопулярные меры», необходимо основательно задуматься, оправданно ли делать своими врагами целые социальные группы в надежде на то, что электоральные победы будут добываться за счет регионального патриотизма жителей Юго-Востока страны.

Парадокс же усматривается в том, что протестная активность отдельных социальных групп может быть выгодна для власти по социально-психологическим причинам. Чем чаще и успешней обиженные властью группы населения будут выражать свой гнев путем акций протеста, тем меньше внутренней агрессии по отношению к той же власти они донесут к дате парламентских выборов. Если правительство будет идти на уступки бунтовщиков, у команды Президента появится шанс снять социальное напряжение в среде жертв курса реформ и даже частично заручиться поддержкой бунтовщиков в знак благодарности за выполненные требования.

Если говорить в целом, то усиление фактора социальных идентификаций при голосовании должно сблизить на моральном уровне жителей всех частей Украины. Ведь обиженные на власть предприниматели (или те же шахтеры) Львова и Донецка могут найти между собой намного больше социально-политической близости, чем, например, со своими земляками, которые служат действующей власти.

Но за кого будут голосовать те социальные группы, которые, пострадав, не дождутся от власти улучшения жизни, не видя при этом спасения в лице оппозиционеров?

Вопрос риторический, однако, есть основание полагать, что именно эта категория граждан, потеряв надежду на то, что кто-то улучшит или спасет их жизнь, возьмет власть над собой в свои же руки путем построения организованных, стабильных и эффективных институтов гражданского общества.

Евгений Стратиевский,
журналист/политолог
Фото: www.ricardo.com.ua