Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит… украинофоб

03.08.2012 21:11:06

Только в клетке говорят попугаи.
А в лесу они язык забывают
(информация к размышлению)

Возможно, кто–то из читателей вспомнит строки из чудесного романса в прекрасном исполнении Татьяны Дорониной, прозвучавшие в некогда популярном фильме «Ещё раз про любовь», вынесенные в эпиграф моей заметки. На мой взгляд, именно эти, не лишенные житейской мудрости слова как нельзя лучше отвечают на ключевой вопрос жительницы Дружковки, к сожалению, не обозначившей своё имя–отчество — Рудневой, которая в 18–м номере газеты пишет: «Разве из меня выдавливать моё «Я» и делать из меня насильно украиноязычного — это демократия?». Поскольку, в соответствии с Законом, государственным, т.е. украинским языком обязаны пользоваться только ЧИНОВНИКИ И СЛУЖАЩИЕ (в том числе и из числа нацменьшинств), находящиеся на содержании страны, которую они представляют, — пребывая в офисах, других помещениях, в течение рабочего времени. Все остальные жители Украины могут абсолютно свободно общаться хоть на санскрите или суахили, или других не менее экзотичных языках и наречиях.

В этой связи возникает встречный вопрос: где и как, только предельно конкретно, уважаемую Рудневу и её многочисленных единомышленников насильно «украинизируют», тем более «выдавливают» их эго, да ещё в нашем регионе? Где об Украине напоминает только государственная символика (флаг) на госучреждениях и, как в своё время на страницах газеты сетовал читатель А. Кантуревский, — инструкции по применению лекарственных препаратов. Приблизительно такая же ситуация по всей Левобережной Украине, не говоря о Юге — Одессе или Севастополе, например, где подавляющая масса жителей считает себя подданными соседнего государства. И это не субъективное мнение. В своё время у меня пару дней гостил однокашник по военному училищу, который, выйдя в отставку с должности командира бригады военно–морской пехоты, осел на ПМЖ по месту службы во Владивостоке. Так вот, объехав во время отпуска ЮБК, побывав и в Киеве (!), он пришел к однозначному выводу — если бы не паспортный контроль и крайне поверхностный, таможенный досмотр, он бы не поверил что выехал за пределы России. А распив на пару с автором этих строк пару же пузырей «оковитой», сокрушался по поводу того, что после развала Союза армия, в которой он служил, лишилась возможности пополнять свои ряды за счёт выходцев из Западной Украины — лучших службистов, по его мнению, в России найти не возможно.

Надо отдать должное и редакции обоих «Аргументов», и тем патриотично настроенным авторам рубрики «Есть такое мнение», которые на основании исторически выверенных и документально подтверждённых фактов рассказывают о том, как, начиная с воцарения Дома Романовых и по сей день включительно, проводилась (и проводится) ПРИНУДИТЕЛЬНАЯ русификация Украины. И если в годы правления, по определению Ульянова–Бланка, «царской тюрьмы народов», такая процедура носила в основном духовный характер, то после оккупации государства компартийным режимом она сместилась в чисто физическую плоскость, когда непокорные большевистским ордам украинцы сначала переселением за уральский хребет, потом Голодомором, а затем и массовыми репрессиями просто уничтожались по разнарядкам, поступавшим из Москвы в облуправления ОГПУ–НКВД.

В итоге сложилась ситуация, когда, скажем, родители моей жены, уроженцы с. Грязное (Белгородская обл.), переехав до войны в Донецк, так и ушли в мир иной (отец вскоре после войны, мама много позже), не подозревая, на территории какого государства они проживали. Чему тогда удивляться, что их дети, в том числе и моя супруга, выросли истовыми украинофобами, для которых не то, что «мова», украинские титры на экране телевизора — предмет негодования и возмущения. Подбрасывают своего рода «уголёк» в адский огонь межнациональной розни как местные БЕСЫ — в лице разного рода симоненок, витренок, колесниченок, другой швали, забывших, какого они роду–племени, так и заезжие провокаторы и подстрекатели, вроде (до недавнего времени) «метра с кепкой» Лужкова, а также Затулина, Маркова, Леонтьева, другая политическая шпана, делегируемая их работодателями, хронически больными «комплексом Наполеона», узурпировавшими власть в соседнем государстве. Потому предлагаю и Рудневой, и тем, кто, цитирую дословно: «хочет жить (?!) и разговаривать на русском», представить ситуацию, когда бы Олег Тягнибок, или паче чаяния Ирина Фарион, абсолютно свободно витийствовали не то что бы в Москве или Питере, а хотя бы в местах компактного проживания украинцев России — Кубани или Тюмени, где и по сей день нет ни одной украинской школы, газеты, телевизионной программы. Либо представить украинца, проживающего в России, который попытался бы выразить своё возмущение нехлюйскими действиями кремлёвской власти на страницах всероссийской газеты, предложив её читателям дюжину «больных» вопросов, как это делает Руднева, навязывая им (читателям) подобную «дисскуссию». Уверен, что уже на следующей день, если бы такая публикация, паче чаяния, появилась, её автор был бы отправлен на принудительное психиатрическое лечение, и это в лучшем случае. Особенно сейчас, когда решением московского суда запрещена деятельность даже такой абсолютно безликой, аморфной организации как Объединение украинцев России.

По собственному опыту общения с украинофобствующей роднёй по линии жены прекрасно понимаю, что ни один, даже самый убедительный аргумент в защиту украинского, по сути, исчезающего языка, не «прокатит», и в отношении Рудневой и иже с ней — всех тех, кто желает видеть коренных жителей страны в своего рода резервациях — «клетках» в русскоговорящем «лесу». Потому могу только с горечью констатировать несколько перефразированную строку из некогда популярной песни, вынесенную в заголовок моих размышлений. В глубине души надеясь, что хотя бы те, кто родился в независимой Украине, не будут зацикливаться на этой явно высосанной из пальца проблеме, которую власть имущие, как в нашей стране, так и в ближнем зарубежье подбрасывают в общество для того, чтобы отвлечь от других, более насущных вопросов.

Пару слов ещё об одной теме, которую затрагивает в своём письме Руднева, утверждая что: «Стране нужен не вождь, а хозяин, в прямом и переносном смысле». В этой связи хочу напомнить, что сразу после гражданской войны в США был принят, на первый взгляд, дискриминационный закон, запрещающий бывшим рабам принимать участие в выборах, поскольку те голосовали за «доброго ХОЗЯИНА», сулившего в случае победы накормить, напоить, обогреть и т.п. Поскольку свободные люди, в свободном, т. е демократическом государстве рассматривают выборы как НАЙМ на работу менеджера–управленца, который своей деятельностью ОБЯЗАН организовать жизнь в обществе так, чтобы его жители сами в меру своих сил и возможностей смогли обеспечить тот или иной уровень своего бытия. Судя по фото, опубликованном в том же номере газеты, чуть выше заметки Рудневой, где некий человек подобострастно целует руку Гаранту, нам до создания гражданского общества ещё ох как далеко. Тем не менее, и посыпать голову пеплом не стоит, памятуя, что дорогу осилит идущий, а мы лишь в начале пути.

Юрий МУРОМСКИЙ
г.Донецк