С богатым — не судись

23.08.2012 17:49:53

Ещё видел я под солнцем место суда —
А там беззаконие;
Место правды — а там неправда.
(Екклесиаст гл 3:16)

В начале марта на страницах газеты была опубликована моя статья, где подверг сомнению некоторые аспекты использования армии в Советском Союзе исключительно как защитницы Отечества. Вспомнив и о таком «доблестном» её деянии, как расстрел мирной демонстрации рабочих, их жён и детей, случившийся в Новочеркасске пятьдесят лет назад — 2–го июня 1962 года. Разумеется, что никто из местных, НЕРАСКАЯВШИХСЯ, коммуно–фашистов, с помпой отмечающих расстрел рабочих в Чикаго, льющих крокодиловы слёзы по поводу расстрела рабочих на Ленском прииске в 1905–м году, на эту публикацию не отреагировал. Хотя, будь у них такое качество души, как СОВЕСТЬ, они ещё в начале 90–х, после предания этого жуткого факта огласке, если бы не удавились, подобно Иуде, в ближайшем осиновом перелеске, то на коленях проползли по городам и весям региона, восклицая: «Простите нас, люди, что всю жизнь морочили вам голову». Впрочем, о чём это я, недаром говорят, «им хоть… плюй в глаза, всё Божья роса».

А спустя пару недель после того, как мои размышления увидели свет, российский канал РТР предложил вниманию зрителей 24–серийный фильм «Дело было в Ростове», реконструировавший эти страшные события. Причём, в отличие от фильмов–«однодневок», режиссёры, постановщики и артисты вышеназванной картины сумели воссоздать не только обстановку, но и моральный климат, царящий в те годы, — полное бесправие «Его Величества — рабочего класса», когда Москва поднимала цены, а местный директорат срезал расценки за выполненную работу. Тотальный дефицит продовольственных и промышленных товаров, продажа «из–под прилавка» и «по блату», убогий быт «строителей коммунизма», ютящихся в «хрущобах» и лачугах, так называемом «частном секторе». И всё это на фоне роскоши бытия партномеклатуры, гебешников, высших чинов милиции т.д и т.п. — реальных хозяев жизни того времени. Что, собственно, и переполнило чашу терпения тех, ради кого эта «бодяга», именуемая «октябрьской революцией», якобы затевалась.

Саму фабулу сериала условно можно разделить на две части. Первая — личная трагедия младшего из братьев Толстопятовых — Вячеслава, ростовчанина, волею судьбы ставшего свидетелем, этого чудовищного преступления власти по отношению к народу. От чего у него что–то перемкнуло в голове, и он, вообразив себя этаким Робин Гудом, в скором времени превратился в такого себе Аль Капоне местного масштаба, причем, в отличие от американского гангстера, вооружил свою банду собственноручно сконструированными и изготовленными (!) пистолетами и автоматами, умещавшимися в хозяйственной сумке, но имеющими убойную силу противотанкового ружья.

На этом фоне как бы вторым планом авторы показывают изнутри систему, царившую в Союзе, когда в угоду правящей верхушке — вся, так называемая, правоохранительная мощь государства: прокуратура, КГБ, милиция и, как заключительный аккорд, — суд, идут на прямые фальсификации, подкуп, угрозы и даже убийства свидетелей. В результате ПОТЕРПЕВШИЕ, те самые рабочие, что вышли на площадь перед горкомом партии для защиты своих интересов, — превратились в ОБВИНЯЕМЫХ, действующих в интересах, разумеется, иностранных разведок. В итоге, по решению суда к смертной казни были приговорены семь человек, свыше ста (!) работяг и работниц получили различные сроки заключения, от пятнадцати до трёх лет включительно.

Теперь вопрос на «засыпку», прежде всего, читателям, поднаторевшим на разгадывании разного рода ребусов и кроссвордов, публикуемых на страницах газет. Попробуйте найти хотя бы с пяток отличий советской и ныне существующей правоохранительной системы, следствия, прокурорского надзора и судопроизводства в независимой Украине. Если что–то изменилось, то исключительно в худшую сторону, в полной мере отвечая библейскому изречению, вынесенному в эпиграф моих размышлений. Скажем, органы, которые по определению призваны для поддержания порядка в обществе, даже в официальной хронике именуются не иначе, чем СИЛОВЫЕ, занимаются в основном охраной «сильных мира сего» — как на местах, так и в столице. Единственный (!) раз в жизни, когда довелось увидеть то, ради чего налогоплательщик оплачивает работу «силовиков», было ЕВРО–2012, когда на протяжении месяца жители принимающих городов почувствовали себя в относительной безопасности, особенно в ночное и вечернее время.

Прокуратура, особенно на высшем уровне, занята тем, чего даже в советские времена себе не позволяла, комментируя сырые, абсолютно не проверенные следствием версии как факты свершившихся преступлений. Роль адвоката, даже в таких одиозных процессах, как «дело» Тимошенко или Луценко, фактически сведена к нулю, хотя в соответствии и со старым, и новым УПК, любое, самое минимальное сомнение в виновности подсудимого трактуется в его пользу. Что до служителей Фемиды, которые по результатам социологических опросов занимают нижние строки по степени доверия к ним со стороны общества, в своей массе они соответствуют старой, как мир, пословице, вынесенной в заголовок моих размышлений.

Взять хотя бы те их решения, которые санкционируют чисто бандитские или, как сейчас принято говорить, рейдерские захваты собственности. А по мнению одного из авторитетнейших юристов Украины — Виктора Мусияки, недавно прозвучавшему в эфире радио «Эра», решение Конституционного Суда в части изменения полномочий Президента и порядка создания большинства в парламенте вообще выталкивает государство за рамки правого поля.

В принципе, констатацией этого прискорбного факта можно было завершить свою заметку, если бы не слова французского писателя Оноре де Бальзака, на которые сослался председательствующий в телепередаче «Федеральный судья» после оглашения приговора, а именно: «Недоверие к суду означает начало конца общества». И если это так, то знают ли об этом наши «можновладци», или уровень их интеллекта ограничен коллективным исполнением «Мурки» по заказу главного гармониста Украины?

Юрий МУРОМСКИЙ,
г. Донецк