Репрессии и трагедия 41-го

12.09.2011 15:24:58

Тайны истории  (спустя 70 лет)

Недавно наш народ отметил 70–летие начала Великой Отечественной Войны. Все, кто пережил эту войну, будут помнить ее всегда, вечно будут изучать причины этой трагедии. Многие до сих пор отдают в её победе предпочтение Сталину. Но прошедшие годы истории, данные архивных материалов доказали, что не Сталин. Сталин за весь период войны не выходил из Кремля. А главную роль в победе сыграл наш народ и его выдающиеся полководцы. Но если бы не репрессии 1937–41 годов, особенно командного состава в Красной Армии, мы бы не допустили такого провального 1941 года войны, когда несли большие потери в живой силе и технике, и допустили врага к Киеву, Харькову и Москве. Сейчас многие оправдывают сталинские репрессии, особенно коммунисты, что они были нужны в борьбе с так называемыми «врагами народа», такими, например, как Блюхер, Тухачевский, Рокоссовский, Корк, Уборевич, Смушкевич, Лактионов и др. Повезло Рокоссовскому, Павлову, Бирюзову, которых по ходатайству Г.К.Жукова Сталин освободил. И вот началась уже война, а репрессии все продолжались. Так в октябре 1941 г. была обвинена в «военном заговоре» группа военных полководцев и конструкторов вооружения. Среди них выдающийся летчик, дважды герой Советского Союза, генерал–полковник Яков Смушкевич, и командующий ВВС Александр Локтионов. Они и другие были расстреляны в 1941–м на полигоне НКВД в октябре под Куйбышевым в то время, когда шла уже война.

— Какой абсурд! — подумает читатель, чтобы такие заслуженные перед страной люди оказались заговорщиками, «врагами народа?». Но, не зная то жестокое время, когда господствовала сталинско–бериевская диктатура, ничему удивляться не приходится.

Яков Смушкевич был моим земляком из Беларуси и напомнил мне о моей молодости, когда я в 1956–62 годы жил и учился в Минске в БПИ. Жил в начале в общежитии. Но потом в 1959–м, когда женился на студентке ДИИТа, снимали комнату в центре на ул. Захарова. Хозяйкой квартиры оказалась вдова репрессированного в 1941 г. командующего ВВС РККА генерал–полковника Александра Локтионова — друга и соратника Якова Смушкевича. Эта добрая и интеллигентная старушка, Елена Степановна, много рассказывала нам о своем супруге и его друге. Он также как и Я.Смушкевич участвовал в боях на Холчин–Голе и в Испании, и вместе (всего 25 человек) были расстреляны на Куйбышевском полигоне НКВД, когда наши войска были в катастрофическом положении на фронтах ВОВ и отступали под налавой гитлеровских войск, теряя миллионы солдат. В этой катастрофе внезапного нападения Германии был виноват лично И.Сталин, который доверял ему, Гитлеру, считал своим другом, не доверял нашей разведке, хотя она непрерывно докладывала о приближении войны, а Сталин и Берия считали это провокацией.

Вдова Локтионова, со слезами на глазах, рассказывала, что бывший приятель мужа, маршал С.К. Тимошенко, дальше обещаний — помочь мужу — не пошел, так и не решился, боялся за собственную голову. Тоже самое и К.Ворошилов, которому она писала. Но он сам оказался причастным к гибели военноначальников, поставил свою подпись под приказом Сталина. В результате саму Елену Степановну отправили в ГУЛАГ, а двух её маленьких сыновей — в сиротский дом. Как свидетельствуют данные архивных материалов, репрессиям подвергалось около 34 тысяч офицеров, генералов РККА.

Конечно, Гитлеру это было на руку, он этим воспользовался. Самое трагическое, однако, заключалось в том, что жертвами репрессий становились люди, открыто говорившие правду, и не боявшиеся критиковать недостатки в Красной Армии. Мой отец, который был политработником полка в армии генерала И.Конева, рассказывал, что в начале войны эти репрессии сильно сказались на действиях Красной Армии, т.к. батальонами, полками командовали еще необстрелянные, неопытные ст. лейтенанты, от силы — капитаны.

Сам Рокоссовский, будущий маршал, сидел в тюрьме, пока Жуков Г.К. не обратился к Сталину с просьбой, учитывая плачевное состояние на фронтах, освободить его. И Сталин пошел навстречу.

Два года назад я побывал в Минске, побывал в гостях и встретился с оставшимися в живых родственниками А.Локтионова. Оказалась в живых его невеста Татьяна. Потом ознакомился с рядом материалов в Республиканской библиотеке. Татьяна показала мне ряд документов и пролила свет на трагические события 1941 года. Оказалось, что вместе с её тестем погибло 25 крупных военноначальников и известных конструкторов вооружений. И это случилось после начала войны, в самое трудное и критическое для страны время.

Без суда и следствия были расстреляны в пос. Борбыш под Куйбышевым по личному указанию наркома НКВД Берии выдающиеся военноначальники и известные конструкторы вооружений. Среди них: 2 генерал–полковника, 4 генерал–лейтенанта, 5 героев Советского Союза ( в т.ч. один — дважды, Я. Смушкевич), 13 генералов в т.ч. 2 — зам. наркома обороны, 3 начальника ГУВВС, 2 командующих военными округами, 2 начальника штаба ВВС, 1 начальник военной академии. В этой же группе были видные партработники, директора НИИ, главный конструктор оружия, 3 члена ЦК, 5 депутатов В.С. СССР. Этот бред о их «военном заговоре» сегодня стыдно кому сказать и публиковать.

Страшно и то, что никто не вмешался в этот беспредел, почему погубили лучших, полезных людей, когда враг был под Москвой, в трудный час для страны, когда каждый из них был, как говорят, на вес золота? Судебное дело Берии показывает этими репрессиями свои следы и следы Сталина. А именно эта группа расстрелянных людей непрерывно работала в 1939–41 гг. По указанию Сталина с Германией, ездили в командировки туда в Берлин через кабинет Сталина, помогая в военной технике, перенимали немецкий опыт и делились своим. Но руководство страны боялось этой утечки секретной информации, особенно после начала войны, внезапного нападения Гитлера. Этих людей посылали к «союзнику», а этот «союзник» напал на нас и стал страшным врагом. И Берия имел ввиду теперь опасность, какую представляет разоблачение самого Сталина — друга Гитлера. А ведь многие из расстрелянных высказывались против таких контактов с Германией, поэтому сразу были арестованы, в том числе и их жены, жена Розова, Савченко, Нестеренко, кто был с мужьями в Германии, были расстреляны первыми. Дальше жена В.М. Молотова — Полина Жемчужина была также арестована. Ей инкриминировали «дружеские отношения» с Германией. Ясно, что все эти решения принимал лично Сталин, чтобы как–то замести следы.

Посадили также известных конструкторов вооружения Таубина, Бабурина и др. работников оборонной промышленности. К счастью, Ванников, Мерецков, Паландин через два месяца по указанию Сталина были освобождены. Как известно, Ванников стал трижды Героем Советского Союза, командовал фронтом, а потом руководил атомным проектом. Баландин стал зам. наркома авиационной промышленности. Остальные были расстреляны уже в Саратове, всего 46 чел., 23 февраля 1942 года, в День Красной Армии.

Еще многое предстоит узнать, что же явилось истинной причиной принятия таких глупых, бесчеловечных решений, уничтожить поистине героев Советской эпохи, которые, опережая время, изобрели такое оружие, которое появилось 25 лет спустя после их смерти. Главный конструктор ОКТ–16 наркомата вооружений Я.Г.Таубин создал 23 и 37 мм. авиационные пушки и крупнокалиберный пулемет 12,7 мм. Был награжден двумя орденами Ленина. Ездил в Берлин с делегацией В.М.Молотова. Его пушка 22 мм. была признана лучшей в мире. Даже немецкие «мессершмидты» были оснащены ими, не говоря уже о наших самолетах Ильюшина, Лавочкина, Микояна. Сам Сталин давал ему задание установить пушку МП–16 на немецких истребителях. Другие конструкторы, последователи Таубина, также внесли весомый вклад в разгром врага, но погибли. Трагедия 41–го унесла жизни лучших сынов отечества, сумевших защитить страну, но не самих себя и свои семьи. Кто и почему это сделал, нам надо знать, чтобы это никогда не повторилось.

Владимир Марговцев,
участник войны,
ветеран, г.Днепропетровск