О «сколотивших», «обустроивших» и «подаривших»

28.09.2012 20:59:33

Проведу для «благодетелей», «сколотивших» страну, «обустроивших» её и «подаривших» её вместе с Крымом украинцам, упавшим с Луны, короткий этнологический ликбез.

Так вот: «сколотить» страну невозможно. Страна — это родина этноса, без которого нет человека. «Сколотить» можно государство, вроде Советского Союза — недолговечной «химеры» (с головой льва, туловищем козы и хвостом дракона), где связующим раствором был страх. А вот «обустроить» страну можно. Итак: в 1926 г. украинцев 81 млн (без Западной Украины). «Обустроено» — коллективизация и голодомор подорвали основу существования народа Украины — сельское хозяйство, а «ежовские рукавицы» репрессий оставили Украину (особенно — Восток) без мыслящих людей.

Затем — 6 лет войны, с Польшей вместе с Гитлером, с Финляндией по методу Гитлера, а затем уже и с Гитлером. Миллионы жертв в мирное время строительства социализма и еще больше — за время войны. Наши политики оперируют цифрами то 7, то 10 млн погибших во время войны украинцев — но кто их там, тех украинцев, считал — слишком их много. Хотя «компетентный товарищ» говорил Александру Довженко, что в войне погибло 13 млн украинцев. После войны, вместо того, чтобы помочь вдовам и сиротам, натерпевшимся в годы военного лихолетья и оккупации, государство стремительно вооружаясь и готовя атомную бомбу, обеспечило им очередную голодовку — в 1947 году. А «благодетели» — жуков с Берией — разрабатывали план, как ненавистных «хохлов» вывезти в Сибирь. Но, несмотря на огромные потери украинцев, для их отправки не хватило вагонов.

И тогда, по гитлеровскому образцу, когда целое поколение украинской молодежи было вывезено в Германию и распылилось по свету, «под фанфары» с 50–х годов молодёжь эшелонами начали отправлять по комсомольским путёвкам на «целину» и «стройки коммунизма». От преждевременной дряхлости и маразма Союз рухнул, но своё дело он сделал — распылил Украину. Куда делись миллионы украинцев? А вот куда — пару примеров. Познакомилась с жительницей Ангарска в 2004 году. Она участвовала в переписи населения — так в городе с 250 000 человек назвались украинцами. А сколько не назвались? Как попали в суровый климат Иркутской области столько украинцев — история умалчивает. И региональный язык им никто не обеспечил. (От редактора: я проходил срочную воинскую службу в Забайкалье, так там вместе со мной служили сибиряки Гребеновский, Калачук, Божко, Кирпиченко, Пилипчук — все они, до единого, называли себя русскими и понятия не имели ни о какой Украине, и если им и нужен был бы региональный язык — то только сибирский диалект русского языка. Украинский пришлось там услышать только один раз — от уже пожилой женщины. Но в Североморске в одном из магазинов видел ситуацию, когда все продавцы–женщины, человек 10, говорили между собой на украинском языке).

Другой пример: в пригородной электричке едет казах и говорит: «Я проехал половину бывшего Союза, а такого зеленого края не видел (был конец мая с роскошной солнечной зеленью вдоль дорог). Недаром ваши украинцы так тоскуют по родине. Я специально поехал посмотреть, что это за Украина, и теперь решил — перееду сюда с семьей». А ему «доброжелатели» говорят: «У нас безработица и язык надо знать». И казах им отвечает: «Я люблю работать, возьму в аренду землю, она всегда выручит. А язык я немного знаю, у меня жена — украинка, и много знакомых украинцев, с которыми я общаюсь».

Это — только два примера. А сколько украинцев в Кузбассе, Караганде, и др. крупномасштабных стройках?

Только в Тюмени было 650 000.

«Подарили» украинцам надзирателей — партийных, советских, «чрезвычайных», военных комендантов, чтобы, не дай Бог, не возникло протестного «Гуляйполя». Потомки этих надзирателей — злопыхатели, их даже высокомерными не назовешь, и обвиняют украинцев во всех «негараздах».

«Странный» ли народ — украинцы, как утверждает Пучко–ва из Одессы? Конечно, в такой же степени, как оригинален каждый этнос. Разве она не слышала о «загадочной непредсказуемой русской душе»?

У нас даже политики путают значение слов «этнос», «национальность» и «нация». Понятие «этнос» дал этнолог Лев Гумилев, труды которого в СССР не признавались.

Этнос — явление природы, её биосферы, естественно сложившийся на основе оригинального стереотипа поведения, коллектив людей, существующий как энергетическая система, противопоставляющая себя всем другим таким же коллективам, исходя из ощущения комплиментарности. А комплиментарность — ощущение подсознательной взаимной симпатии (антипатии) особей, определяющих деление на «своих» и «чужих».

Родина этноса — неповторимое сочетание элементов ландшафта, где этнос впервые сложился как система, объединиться в этнос нельзя. Внедрение большого количества инородцев разрушает этнос.

Не претендуя на истину, думаю, что национальность — духовно–культурный выбор, а нация — государственная категория, когда все граждане, независимо от происхождения, являются патриотами своей Родины. Граждане! — не по паспорту, а по сущности. Афиняне, получая звание гражданина, давали обещание, что от их гражданственности будет хоть маленькая, но польза обществу. Современный пример — США.

Как же быть с «инородцами»? И «инородцам»? Как невестке, входящей в чужой дом, — при психологической зрелости она станет дочерью старшему поколению, и сестрой — младшему. В противном случае превратит семейную жизнь в ад.

Немец Освальд Бурхгардт стал украинским поэтом Юрием Кленом, первым еще в 1937 г. описавшим «прокляті роки» Голодомора и предвидевшим крах сталинской империи вслед за гитлеровским Райхом.

Вильгельм Габсбург (потомок исторических Габсбургов) стал не только поэтом Василем Вышиваным, но и командиром в армии УПА, погиб в концлагере.

Леонид Киселев — погибший молодым поэт по поводу ущемленяи украинского языка писал в 60–х:

Розумні і дурні, малі й великі,
Усе пройшло, неначе й не було,
Та не було народів без’язиких,
Іще німих народів не було.

Гелий Снегирев — писатель, друг Виктора Некрасова («В окопах Сталинграда»), отказался от гражданства СССР (что было равно государственной измене) из–за притеснения украинского языка и нарушения прав человека. Его замордовали, добавив к заболеванию сердца туберкулёз.

Нынешние наши граждане, получившие гражданство автоматически, игнорируют государственный язык, историю и Конституцию Украины, некоторые даже нелояльны к ней. Единственное — они имеют ценз оседлости.

Что касается «подаренного» в 1954 г. Крыма. Москве было не до разрушенного пустынного полуострова, после выселения коренного этнического населения. И она сбагрила его Украине для обустройства. Тогда в принудительном порядке туда направлялись выпускники вузов и техникумов отрабатывать так называемое бесплатное образование. А когда там затеплилась жизнь, туда устремился интернационал неплодородных районов Нечерноземья. Там же на постоянное жительство оставался контингент советских военных, которые украинцами, как правило, не были, потому что украинцы служили на Крайнем Севере, Сибири, Дальнем Востоке и Средней Азии. Когда появилась возможность вернуться на родину крымским татарам, им достались рожки да рожки. И теперь в Крыму бесчинствует так называемое «русскоязычное население», вытаскивая на свет прогнившие теории якобы польско–русского происхождения украинского языка. Хотя, по легенде, с Карпат спустились братья–славяне Лях, Чех и Рус, когда «русских» в современном понимании и в проекте не было.

Галина Педченко,
г. Харьков