О нас, антиподах

14.02.2014 22:33:36

Люди, нет-нет, да спрашивают друг друга: какой дальше будет наша жизнь, после Майдана?

Если б спросили меня, я бы ответила: «Будет, как ей и положено, живой и разной».

В одной нобелевской речи перед  членами Нобелевского комитета была произнесена примерно такая,  заслуживающая внимания фраза. Существует теорема  Курта Гёделя. Математической логикой подтверждающая, что любая система должна быть противоречивой, чтобы считаться полной.

Сегодня в общественном  «переулке»  майдановских  «грёз» цветы существующих философских воззрений народа, на мой взгляд, рассеялись по трём клумбам.

Первая — так называемая «застойная». С «равновышколенными» ещё в прошлом красными гвоздиками (пишу безо всякой иронии или, не дай Бог, насмешки).

Вторая — в стиле «модерн». С буйным разноцветьем и разнотравьем. Где много очаровашек–пионов и «анютиных глазок». А также неприступно–строгих гладиолусов. Ещё — самовлюблённых нарциссов, удерживающих на коротком поводке услужливые стайки  «львиных зевов», что  показательно  часто мелькают «в телевизоре». Чуть поодаль от  цветочков представительского класса  рвутся к солнцу прямолинейно–игольчатые, не для всех удобные кактусы и достаточно выносливые, готовые бороться с любыми невзгодами, доказавшие это делом  «хвощи полевые».

В пределах дальней видимости — третья клумбочка. Под именем «Предполагаемая перспектива». Которая  мерцает невиданным  закордонно–аленьким  цветком. Вернее,  генно–модифицированным продуктом от смеси прилакированной розы и скрытых  в ней колючек  плохо распознаваемого ёжика. Не уколовшись, не оценишь сюрприза.

В общем, «цветочно–политическая» жизнь — она такая, как есть. Феерическая. Даже с драками на заседаниях Рады и голосованием руками. Мы смотрим и слушаем. Каждый остаётся при своём мнении. Ну, как его придавить утюгом чужого пара? Впаривай свою истину — не впаривай.

В прогулках (пробежках, маршах, метаниях) между клумбами (или между отдельными композициями в них) могут пройти оставшиеся годы. Но главный нюанс этого дела — наличие хорошего, объективного в пристрастиях садовника. В былые времена — подстриженных аллей, мраморных статуй и ажурных беседок — такой был на вес золота. Ибо поддерживал в саду всеобщую гармонию.

Вот какие начертались эскизы из области флористики. Целое мозаичное панно.

Говорят, когда во что–то веришь, идея оживает. Так даже больные выздоравливают. А вера в разные политические версии — это вопрос  более сложного порядка. В него же вовлекаются массы.

Скажем, солидные убеждённые сталинисты преданы  такому почти что гимну: «И пусть дела сегодня наши плохи, и пусть мы непонятно как живём, он был Вождём, Вождём своей Эпохи. И вспомним мы не раз ещё о нём». Кто вправе лишать людей собственных предпочтений?

Не стану приводить иные, очень отличающиеся «гимны». Главное, чтобы мелодия во всех звучала не риторикой вражды, а реальной способностью подтянуть народ  к достатку и миру.

Где, например, гарантии, что у кого–то не зачешутся кулаки от следующей, встреченной мной ремарки? «Сколько раз вспоминают 37–й год! Так вот знайте: тогда только за подозрение в коррупции  у человека проблемы возникали. А уж за измену Родине чинуш  валили, как тараканов при дезинфекции! Неправильно, что ли? Порядок же был. Вера, преданность, патриотизм».

Мы всегда обитаем во многокомпонентной среде: схожестей, различий или непримиримых антиподов. Аргумент выживаемости — это компромисс  между ними. Особенно сейчас.

Порой в Сталине и Гитлере пытаются найти нечто общее. Но я думаю, это не совсем так.

Амбициозный Наполеон отличался от сдержанно–рассудительного Кутузова. В «твёрдом», неодушевлённом  мире пирамиды Южной Америки вроде бы похожи на египетские.  А в живом — юркие  ящерицы  безмерно далеки от парящих орланов. Зато ранний, растущий  плод человека в утробе матери непостижимо «дублирует» многоступенчатость  развития прочих животных.

Когда пик Майдана «просел» в координаты несколько пологого спуска и спонтанные движения уже не пугали трагической кульминацией «по–шумахерски», стала заметней бледность осунувшихся людей, перенесших стресс на ногах. Чисто по–человечески их в зябнущих массовках жалко. Ещё и размолвки среди оппозиции  дополнительно усугубили подавленность в рядах  приверженцев. Зря в этот миг грохнули по мостовой и натянутым нервам экстремисты!

Я — за мир и покой. Но замечу: рискованно «ошпаривать» обычных людей улюлюканьем:

— Украинские площадные романтики захлебнулись;

— Игра в компромисс и круглые столы с оппозицией закончилась;

— Фантазёры! Рулить всё равно будут те, кто за спиной.

Не надо впадать в панику. Тем более — приближать хаос.  Жизнь не замрёт и не угаснет. Она многолика. Столько раз, меняясь, развивалась и крепла. Постепенно преображалась к лучшему. Когда–то, в период юности Земли, ядовитый пар над морями не сразу «вычленил» подходящую для азота и кислорода пропорцию, пригодную для дыхания. Но зарождающаяся, грядущая живность уже проектировалась в  клокочущем «сероводородном предбаннике». Чтоб расцвести.

Возможно, что и мы претерпеваем  политико–социальную круговерть, продвигаясь к оптимальной формуле отношений. Сосуществуют же в химии  такие антиподы, как кислота и щёлочь. По–своему востребован каждый  реагент. С периодической последовательностью включается он в те или иные процессы единого, но такого разного мира. Мир совершенствуется.

Не спорю: любая реакция  должна идти в безопасных рамках, чтоб не возник «эффект наоборот». Когда «чёрная дыра» поглощает всё безоглядно. Анархии и экстремизму — нет!

Тут же, в ключе теоремы  Курта  Гёделя, выдвигаю собственный «постулат»:

АНТИПОДЫ  ВОКРУГ  НАС

Нам ненавистны сорняки: чертополох, пырей, кропива.
Вплетать в венок их не с руки. В них нет и малости от дива,
Которым обладает мак. И орхидея. Или розы.
Горошки жёлтые мимозы — и те прельщают, как–никак.

Канна и ландыш, и жасмин не дружат с лебедой, осотом.
Вот так же вбит природой клин меж «гением» и «обормотом».
Между лентяем и творцом. Воюет крест со святотатством.
Кто мимолётно «жжёт» лицом, а кто — влечёт души богатством.

Мы сами — тоже антипод тому, кто близнецом не станет.
Но рядом с нами он живёт. И пусть наш взгляд его не ранит!


Основное население без распрей занято привычной работой. Уже хорошо. Тем же, кто «вовлечён в круговорот», раз уж пляшется кадриль, надо держаться друг за друга. Одуванчику за папоротник. Или наоборот. Причем в «кадрильном топоте» не рухнуть «под сцену». Надолго. Вместе с воинственными камнеметателями.

А всем гражданам Украины (похожим во взглядах или нет), мне кажется, как бы это сказать, —  надо творить мир. В созидающей сплочённости  единой, братолюбивой  нации — сила.

Лариса Желнакова, г. Донецк.