Нет! И в церкви все не так. Все не так, как надо

13.12.2013 13:12:44

Вспомнил строки Владимира Высоцкого, вынесенные в заголовок своих размышлений, читая статью харьковчанки Г.Педченко, опубликованную в одном из предыдущих номеров газеты. Где уважаемая Галина со свойственной ей прямолинейностью пишет о том, что начиная со времён Петра Первого РПЦ, и конкретно Святейший Синод, превратились в государственную структуру, обслуживающую интересы того или иного правителя.

Полностью поддерживая её мнение, добавлю, что за годы компартийной диктатуры этот  департамент от власти обрёл новую специфику, о  которой в одном из своих хитов Игорь Тальков пел: «Где священник скрывает под рясой КГБ–шный погон». И хотя здесь есть некое, на мой взгляд, преувеличение автора (вряд ли церковные служители имели какие–то звания), но то, что иерархи, в том числе и самого высокого сана, «стучали туда, куда надо», — факт неоспоримый, подтверждённый фактологическим и архивным материалом. О какой же тогда тайне исповеди, одного из главных действ священника, можно всерьёз вести речь?

А переход к рыночным отношениям в обществе окончательно дискредитировал служителей культа, превративших церковь в коммерческую структуру по оказанию ритуальных услуг. Недавно одна приятельница с горечью и недоумением рассказывала про попа, назвать его священником язык не поворачивается, который, прежде чем приступить к отпеванию её родственницы, громогласно справился в церковной кассе — оплачено ли это действо. И только получив не менее громогласный ответ, приступил к исполнению ритуала.

Сам автор этих строк только в нынешнем году дважды становился свидетелем неприглядных деяний современного клира. Первый раз, когда во время Великого Поста два монаха, молодых, где–то до 30–ти лет, здоровенных лба, отоварились в мясном киоске на нашем базарчике скромной сырокопченой колбасой и копченным же свиным балыком. Кстати, когда они загружали съестное в кошелку, в ней была замечена и пара бутылок по 0,75 совсем недешевой водки. А пару недель назад, вынося мусор, увидел, как подъехавший на иномарке церковный служка, видимо не высокого сана, вытащил из багажника неподъемный чувал и попытался выбросить его в бак. Однако мешок порвался, и из него посыпались бутылки из–под вина, водки, коньяка и шампанского. Даже не сделав попытки их подобрать и отправить по месту назначения, дьячок сел за руль и, лихо ударив «по газам», скрылся, сопровождаемый криком и бранью престарелой дворничихи. В принципе, всё это было бы смешно, если бы не столь печально.

И, наконец, главное. Не будучи теологом, могу лишь предположить, что религия, во всяком случае, христианство, изначально замышлялась как духовная поддержка БЕДНЫХ, вселявшая в них уверенность, что при исполнении библейских заповедей и канонов они, при переходе в мир иной, обретут Царство Небесное. В современном русском православном варианте она стала своего рода разгрузочной психологической площадкой исключительно для «сильных мира сего». Что, собственно, можно видеть на любом действе, проводимом священнослужителями самого высокого сана, не стесняющимися чуть ли не в обнимку сниматься на фото и видео с первыми лицами государства, БОГАЧАМИ и НУВОРИШАМИ. При том, что прихожане невысокого достатка оттеснены на задний план, либо (случается и такое) изгнаны за врата соборов многочисленной охраной. Визит Кирилла Гундяева на празднование очередной годовщины Крещения в Киев в мае с.г. убедительное тому подтверждение.

И в заключение ещё одна поведенческая деталь тех, кто своим образом жизни должен подавать пример, подражанию достойный, не укладывающаяся в здравом смысле. Когда видишь презентации вновь открывающихся соборов, храмов и часовен, задумываешься о том, почему церковники не предложат субсидирующим новострои меценатам раскошелиться на организацию так называемых богоугодных заведений: приютов для сирых и убогих, в первую очередь детей, или хосписов для безнадёжно больных людей.

Кстати, в одной из предыдущих публикаций я предлагал главе государства одним росчерком пера подписать указ о превращении оборудованного по последнему слову медицинской науки санитарно–больничного комплекса «Феофания» во всеукраинский хоспис. Как и следовало ожидать, услышан не был, и это не может не огорчать, лишний раз убеждаясь в том, что в повседневной жизни наши правители руководствуются тезисом: «И согрешив — не покаются».

Юрий МУРОМСКИЙ, г. Донецк