Не поможет «чистый лист», если человек садист

14.08.2012 18:11:01

В середине 80–х одна из моих, скажем так, приятельниц, врач «Скорой помощи», где и в те времена практиковалась работа на полторы, а то и две ставки, обратилась с просьбой помочь в трудоустройстве сына, который без постоянного материнского надзора мог запросто загреметь «под фанфары». Почти двухметровый детина, демобилизовавшийся старшиной срочной службы десантно–штурмовой бригады, дислоцированной в Южной группе войск (Венгрия) — Игорь, отпив–отгуляв пару месяцев после возвращения на Родину, устроился грузчиком в мебельный магазин, находившийся на первом этаже дома, где проживал, и по окончанию рабочего дня с напарниками частенько заглядывал в рюмку.

В ходе предварительной беседы выяснилось, что хрустальной мечтой детства моего протеже была служба в милиции, но не в ППС, куда его сватали ещё при постановке на учёт в военкомате, а исключительно в уголовный розыск — тогда абы кого туда не брали. А поскольку в РОВД Куйбышевского р–на у меня было немало друзей–приятелей, даже с нынешним нардепом В. Малышевым, в то время начальником райотдела, доводилось накоротке общаться, то, как сейчас принято говорить, «решить вопрос» не составляло большой проблемы. Потому, вскоре после соответствующей проверки, учебы в Ждановской милицейской школе, Игорь начал службу младшим оперуполномоченным УР, которая, как известно, и опасна, и трудна. Да так, что спустя полгода его фактурная внешность появилась на обложке журнала «Советская милиция». Казалось бы, только радоваться за то, что парень попал в струю, ан нет, как это не редко бывает, форма и содержание явно входили в противоречия: не раз и не два мои знакомые менты отмечали его крайнюю и абсолютно ненужную жестокость по отношению к задержанным, переходящую в реальный садизм.

Со временем дружба с его мамой как-то сошла на нет, соответственно, пропал с моего поля зрения и её сынуля, слышал только краем уха от кого–то из знакомых, что он заочно окончил то ли юридический институт, то ли Киевскую высшую школу милиции. Как вдруг, на том самом знаменитом совещании в МВД, где нынешний Гарант публично обязал Могилёва в 2–х месячный срок освоить «мову», на экране телевизора мелькнула изрядно обрюзгшая и полысевшая физиономия Игорька, да так быстро, что я даже звание рассмотреть не успел, полагаю, что не ниже подполковника. Хотя не уверен, что повышение в звании как–то повлияло на его садистские наклонности.

Вспомнил о делах давно минувших дней, когда на одном ток–шоу Шустера бывший бютовец, ныне непонятно кто по партийной принадлежности, Андрей Портнов, расписывал все прелести принятого парламентом и уже подписанного Гарантом его детища — новой редакции уголовно–процессуального кодекса. Имея за плечами всего лишь неоконченное высшее юридическое образование, абсолютно не подкреплённое практикой, судить о недостатках (или достоинствах) УПК не возьмусь. Настораживает лишь уверенность автора, с которой он говорил о том, что теперь оперативные работники (дознание и следствие) начнут работу как бы с «чистого листа», начисто исключающую применение насилия по отношению к подозреваемому. Однако, последние события в России (Татарстан), всколыхнувшие общественность, да и в Украине «непонятки» с «делом Индыло», которое Гарант брал под личный контроль, клятвенно обещая родителям погибшего в милиции студента строго наказать виновных, лишний раз подтверждает, что на всём постсоветском пространстве по–прежнему: «ЗАКОН — ЧТО ДЫШЛО».

Вместе с тем, было бы несправедливо утверждать, что садисты и маньяки отсутствуют в правоохранительных органах наидемократичнейших странах, той же Америки, например. Другое дело, что любой самый минимальный факт произвола полиции, в основном через СМИ, получивший огласку, становится предметом разбирательства абсолютно независимого суда, выносящего максимально суровый приговор, по которому преступивший закон «коп» отправляется «мотать срок» в ОБЫЧНУЮ тюрьму. Поскольку «КРАСНЫХ» зон, где, по сложившейся ещё с советских времён традиции, на нарах «парятся» бывшие менты, судьи и прокуроры, там просто не существует. Уверен, что только неотвратимость самого сурового наказания в компании уголовников, заставит потенциального преступника из числа правоохранителей в Украине либо сдерживать природные инстинкты, либо находить другую работу. Метода, на мой взгляд, куда более эффективная, нежели самый лучший закон, или новейшая редакция упомянутого выше УПК, что я собственно интерпретировал в заголовок своих размышлений.

Кстати, когда я уже закончил написание этой заметки, в эфире телеканала ТВI с подобной тенденцией выступила, что называется, юрист милостью Божьей, Татьяна Монтян, которой, будь я на месте Гаранта, доверил бы возглавить Конституционный Суд или Генпрокуратуру. Так вот, она не только практически слово в слово повторила мои предложения, но и развила их в плане единственного способа борьбы с поразившей наши «органы» болезнью — повальной коррупцией. Казалось бы, только радоваться надо, что мнение обывателя, коим является автор этих строк, и маститого юриста совпадают. Жаль, что они наверняка не будут услышаны теми, кому адресованы, то бишь, власть имущим, руководствующимся принципом: «Мели Емеля…» по отношению к здравым предложениям своих граждан.

Юрий МУРОМСКИЙ.

Р. S. Кстати, в отличие от некоторых читателей, пишущих о милиции исключительно в чёрном цвете, автору этих строк доводилось встречать и вполне порядочных, ответственных людей в этой силовой структуре, например, Валеру Чабана, и внешне, и самое главное внутренне соответствующего персонажу фильма «Идеальный полицейский». В своё время неоднократный призёр области по боксу, обладая ростом и мышечной массой, сравнимой с легендарным Арни (Шварценеггером), он в части оперативной работы напоминал сразу двух главных героев из популярных ныне телесериалов «Глухарь» и «Ментовские войны», Дениса Рожкова и Романа Шилова соответственно. Наводя страх и ужас на местный криминалитет, сначала опером в Куйбышевском, а затем начальником уголовного розыска Ворошиловского района. Возможно, потому и не выдержало ежедневных перегрузок его сердце, которое иначе, как ОТДАННОЕ ЛЮДЯМ, и не назовешь. В самом расцвете для мужчины лет, Валера безвременно ушел из жизни — вечная ему память.