Не надо наставлять рога там, где нужно быть гражданином государства

14.08.2012 19:48:26

«Если бы я был украинцем, я бы свое личное безразличие к своей народности считал бы за преступление. Я бы никогда не хотел быть русским»
И. С. Тургенев

«В государстве государственным языком не говорят: гости, наемники и оккупанты»
К. Маркс

Задели строки из письма одной читательницы: «Не видно демократии, а есть насильственная украинизация».

В столь недавнее время две работы иметь было невозможно, но исключений из правил жизни, как и в грамматике, — не бывает. Преподаватель французского языка Киевского госуниверситета летом подрабатывала в качестве экскурсовода в группах с иностранными туристами. Она сопровождала в очередной раз французскую группу. В этой группе, к ее счастью, как выяснилось, находилась и её «судьба»! Молодой француз её возраста. Догадались? Да. Он предложил — она ответила. Оформили формальности и укатили на новую для неё родину. Но не спешите радоваться за неё. Нет, нет, не угадали на этот раз. Между ними все отлично, а вот на работу её нигде не берут. Оказывается, она плохо знает французский язык — таков мотив отказа. Нет, вы можете такое представить? У нас она преподаватель этого языка, да не в какой–то хуторской школе, а в госуниверситете! Ну и дела! Она «шлифовала» и доучивала его, этот язык, два года, и только после сдачи экзаменов работу получила.

Еще пример из той же Франции. Колониальное собрание этого государства (так называется их Верховная Рада) приняло закон о защите французского языка. Нет, это не то, что вы подумали, сравнивая их с нами. Им, то есть, их языку соседи — Германия, Италия, Англия — не навязывают «второго государственного». На территории Франции работает множество иностранных фирм, выпуская какую–то продукцию. На ярлыках и этикетках этой продукции на языке страны–инвестора есть сопровождающая надпись. Все правильно. Но французы постановили: ниже текста вашего должен идти перевод на французском. Мелочь, да? А не упускают (Эх, вот бы!).

Не совсем точно, но аргументированно в споре мне «доводят» оппоненты о двух, трех: «А вот в Швейцарии — четыре языка!». Вкратце о Швейцарии.

В давние времена так и жили, так и говорили: кто ближе к Италии — на итальянском, к Германии — на немецком, к Франции — на французском, и лишь центр страны — на ретророманском. И со временем, когда очертились границы государства, они как говорили на своих языках, так и говорят до сих пор. Коренное население голодом не изводили и на «освободившиеся» территории не привозили, как у нас. У них так сложилось. А у нас — «сложили» и продолжают «складывать».

Сейчас многие государства приглашают своих «блудных сыновей» вернуться в родные пенаты, смягчая законы о переселении, и условия возврата улучшают, лишь бы вернулись. Но! После возврата «беглецов» им дают какое–то жилье, какие–то деньги (или талоны) на одежду и питание и все. А работу?

А вот здесь и выходит на передний план демократия. Демократия — это рамки закона, а не вседозволенность. Выучите язык (тот, куда вас «приехали»), сдайте экзамен на его знание и лишь тогда получите работу (вспомните француженку выше). Это так во всем мире, кроме Украины.

По мировым параметрам, а их пять, так квалифицируются любые языки:

1. Древность;
2. Самобытность;
3. Информационное состояние;
4. Вокальность и красота звучания;
5. Терминологическое развитие.

Последнему параметру тяжело живется, потому как в 1932 г. при П. Постышеве, когда уничтожались не только украинцы, но и все украинское, под предлогом борьбы с украинским «буржуазным» (и надо ж такое придумать) национализмом, было уничтожено десятки названий (всего 55 названий) разно–тематических, научно–терминологических украинских словарей, а их авторов расстреляли. Когда позже в 1960 г. был впервые издан на украинском языке «Словарь кибернетических терминов», в Москве случился переполох. Наш словарь немедленно запретили, изданную часть изъяли и спешно издали на русском. Хорошо, «по–братски»?

Скажем, для иллюстрации, что книга книг — Библия — была издана на многих языках бывшего Союза, а на украинском — табу, зась.

Запрет украинского проводился давно. Известны некоторые из них, громкие: Валуевский циркуляр и Эмский указ. А тайные? По сведениям украинского писателя В. Яворивского, их было 642! Последний был принят перед развалом Союза постановлением пленума ЦК КПСС «О приоритетности русского языка».

А ведь не «темные», грамотные люди, родившиеся во Львове (правда, могила отца была найдена в Израиле), а зампред «Думы» и тот «клепает»: «окраина», «наречие». Добро. Давайте фактом.

Имперский ученый — историк Василий Ключевский — писал, что языком Киевской Руси служило «малороссийское наречие», т. е. украинский язык. И это в то время, когда России еще и в зачатке не было.

Согласно четырехтомнику Фасмера «Этимологический словарь русского языка», русский язык имеет в себе 58,5% заимствований: тюркских, немецких, французских слов, 29,5% — украинских слов, 0,8–0,9% — слов других языков. Это самый молодой из славянских языков.

Украинский язык является очень древним и самобытным. Согласно исследованиям языковеда Г. Пивторака, процесс становления других восточных языков начался именно с него, с украинского. Эту мысль разделяют и английские ученые: Роберт Макрам, Уильям Креп и Роберт Макней (труд «The Story English»).

Еще одно протокольное, везде замалчиваемое событие. В 1936 г. в Париже проводился конкурс языков мира. Итоги: первое место было присуждено двум языкам — персидскому и французскому. Второе (да, да) — украинскому. А вот русский аж на 36 месте. Но не сам. Разделил это место с одним из африканских — суахили.

В последнее время в периодике появляются сообщения о современной новой науке биолингвистике. Она доказывает, что язык дается не только народу, но и территории.

У моего знакомого родня проживает в Донецкой области. Там есть греческие села. Так вот, когда два грека из–за чего–то (чаще всего из–за пустяка) ругаются друг с другом, то делают это на своем языке. А когда переходят на маты, то свой язык не загрязняют, переходят на русский могучий.

Меня из двух авторов закона как–то не волнует С. Кивалов. А вот В. Колесниченко, носитель украинской фамилии, память предков–украинцев обгадил. Его судьба ему еще воздаст. Неминуемо.

Не дословно, но Д. Неру сказал, что враги нации — это интеллигенция, взращенная под оккупантами.

Эпилог

Колись одужає Дніпро,
На прах розвіється руїна,
Колись повернеться Добро
І скаже: «Здрастуй, Україно». Дм. Іванов.

Марко Кропив’яний,
Житомирська обл.