Картину эту не забыть. Война, жены, дети

26.12.2011 20:47:52

Я расскажу про жизнь свою родную. О том, какой она была, как жили люди в ту эпоху… и как той жизни рада я была!

Вот на окошке крохою сижу я, и на столе привязана веревкой я, чтоб не упасть мне, крошке. И чтоб в окошко не улетела я, на шее у меня, малютки, — хороший вкусный «талисманчик» — тряпица с жеванной макухой иль с жеванным сухариком висит всегда. А рядом к столику привязана кроватка — люлька, а в ней лежит ещё малютка — кроха братик там лежит. Он тоже с тряпицею жеванной лежит. Лежит спокойно, но не долго… потом так жалко, громко закричит… уписялся или животик заболит? И долго–долго, бедненький, кричит… Гляжу на братика, лежащего в кроватке–люльке, — маленький такой! Сосёт, жуёт тряпицу с чёрным хлебом, а слезки льются по личику рекой. Он плачет, зовёт родную маму.

А мамочка в войну сама с малютками осталась. И в холод, голод, в нищету, с тряпьем и утварью в деревню за хлебом и мукой, и молочком — в обмен в село, в деревню отправлялась. Ей приходилось жить и выживать, детишек–малюток защищая. Кругом сама, кругом одна. С малютками осталась.

А муж уехал на войну. По всей стране война, разруха и голод, холод, нищета… И дети, и жена — в войну остались без отца и мужа. Зачем война на белом свете? Зачем? Кому она нужна? Зачем на поле боя гибнут люди? Зачем такая жизнь нужна?

Война в поселке нашем длилася недолго, но дети долго, медленно росли. Детишек много без отцов осталося в посёлке, но итальянцы — многим семьям помогли. Войны боялись итальянцы… и не хотели воевать. В поселке нашем итальянцы старались чем–то помогать! Гостинцы детям раздавали, дрова пилили, печь топили, пластинки, патефон крутили, и пели, танцевали. Победу русских ожидали. И тихо шепотом шептали: «Капут фашистам! Гитлеру капут!».

А на Юнкоме и в Божковке, и в городе у нас — фашисты и ГЕСТАПО — стреляли, вешали, казнили всех коммунистов, комсомольцев, вожаков, сражавшихся за нас! За Родину! За Сталина! За нас!

Им память вечная — навечно! И низкий им поклон от нас! Спасибо, милые солдаты! Спасибо папочкам от нас. Войны мы этой не забудем и книги будем о ней писать! И кинофильмы расскажут о войне и о победе, о гибели и героизме всех солдат!

5 лет почти война шагала по Европе. 5 лет терзались сердца солдат и матерей. И вот победу одержали! Кричали миром всем: «Ура! Ура! Ура!». Солдат весной сиренью всех встречали, и слёзы утирали на глазах. А слёз пролито бесконечно: от счастья, горя и беды. И слёзы долго будут ещё литься — за тех, кто не вернулся с той войны.

А жить–то надо, милые солдаты. И вновь забот у вас полно! Кругом разруха, строить надо — заводы, шахты, город и село. Опять нужда и холод, голод. И все опять как на войне. Детей учить, растить, хлеба выращивать на поле, колхозы поднимать и фабрики, заводы, границу охранять! Больных и раненых лечить. Забот у взрослых очень много: и детсады, и школы строить надо! Семьёю тоже надо обзавестись.

И мы с братишкой Валерой подросли. И стали бегать сами, сами! По улицам гацаем целый день. По вечерам с работы маму поджидаем.

А мамочка у нас одна красавица такая. Ну, девочка она совсем! Совсем такая молодая. Пришлось ей много пережить. Погиб наш папа на войне… вдовой осталась мама, сироток двое у неё — крепись, родная мама!

Мы беспризорными росли. По улицам, дворам скитались. И на помойках часто мы с друзьями собирались, там находили огрызки яблок, овощей, головки от камсы мы находили в лужах, всё это мыли и съедали от души!

Проходят дни, летят года… и нам пора учиться. Пошила сумки мамочка для нас — пошла я в первый класс учиться!!! Вот в сентябре жара была. Я в школу в летнем платьице ходила, но учительница моя — меня ужасно невзлюбила. Я ростом маленькой была, а парта слишком уж высока. Учитель начала кричать: «Что прячешься за партой, драная, глупая девчонка?». И продолжала она кричать: «Вот безотцовщина такая! Вон из класса моего! И мать зови ко мне скорее! А в класс ко мне не приходи. Я вшивых ненавижу!».

Со слезами быстро побежала из класса вон, а по дороге соседей повстречала: «А почему ты, Лилечка, не в школе? И почему ты на уроках не сидишь?». А я скорей домой бежать.

Вот мама вечером пришла, меня спросила тихо: «Ну, дочка, как дела?». А я совсем–совсем затихла. Потом расплакалась опять. И не смогла я маме толком рассказать, что в классе со мной происходило. А утром маме говорю: «Мамуля, в школу больше не пойду! Я — безотцовщина, соплива, вшива. Так обзывал меня учитель при всех… За косы дёргала, напёрстком била и на тебя кричала: «А мать её такая и сякая! Красавица вот мне ещё! И наряжается как пава!». А класс смеётся и хохочет. И кто–то крикнул: «Уходи, и к нам совсем не приходи! Дружить с тобой не будем». Вот мама, выслушав меня, и успокоила немного: «Ну, дома будь. Про это всё забудь. Сама вас научу: читать, писать, считать и даже картинки рисовать!». Вот так сказала наша мама и много обещала нам.

Учить мамуля не смогла — ведь на работе мамочка с утра и допоздна. То печь топить, то есть варить и платье на работу ей надо перешить. И бедной маме не до нас, и мы не ходим в первый класс. Вот так проходят дни и ночи. Беспечно с братиком живём. Всё ходим по помойкам — чего–нибудь поесть найдём! Соседей стесняемся порой, а в школу ходить боимся. Баклуши с братиком мы бьём. На улице мы мёрзнем, а дома замерзаем.

Вот лето снова наступило! И все играем дружно мы. И с нами не цураются девчонки и мальчишки, на супчик в гости приглашают к ним.

Увидала нас судьба, милая судьбинушка, пожалела. Полюбила нашу маму, полюбила всех и навсегда. Как–то нас заметил дядя, с магазина вышел он, и держал в руках он что–то, крикнул: «Эй, братва, сюда!». Мы взглянули друг на друга — он кому сказал «братва»? И опять мы слышим: «Я кому сказал? Сюда!». Подошел он ближе к нам, протянул кулёк он нам. И спросил он очень громко: «Прокатимся с горки по делам?». Мы все хором закричали: «Мы хотим! Хотим! Хотим!». А в машине чисто и уютно. Стал кульки он открывать, нам гостинца доставать и раздавать. Стал расспрашивать он всех: «Как тебя? Тебя зовут?». Хорошо мы отдохнули, прокатились хорошо. Дядю Колю не забудем, долго помнить будем все его.

Но однажды мы с Валерой, с братом бегали одни. Дядя к нам подъехал. Нас в машину пригласил, на работу с нами укатил. Он заехал в магазин, там продуктов накупил. А потом сказал: «Я сейчас рабочим дам наказ, познакомлю вас с заводом, проведу повсюду вас». На заводе дяди Коли много глины и печей, и кирпичиков там много на поддонах, на колясках и в большой–большой печи. А потом мы все зашли в контору. Чай подали, сало. Хлеб. Отогрели, накормили, на диван большущий усадили, карандаш, бумагу дали. Дядя Коля нам сказал: «Вы рисуйте и играйте, но работать не мешайте. Поработаю сейчас, отвезу домой вас через час».

Стали мы каляки ставить на бумаге. Вдруг заходит в кабинет, каблучками стук да стук! Мы узнали нашу маму! Громко, дружно закричали: «Мамочка, смотри! Дядя Коля нас сюда привёз, он завод нам показал, вкусненьким нас угощал!». Наша мама увидала, со слезами убежала, а за нею дядя Коля тоже побежал, удивленно что–то ей сказал. Маме слёзы вытирал, маму гладил, обнимал, маме руки целовал: «Будь моей женою!», — смело он сказал. А затем команду дал: «Хватит этой нищеты! Будем жить одной семьею! Дети, согласны вы со мной?». «Да», — ответили с Валерой мы вдвоём, не услышав согласья мамы. Вот судьба подбросила нам счастье! Сам директор нам папой стал! Маму любил он безупречно, свекровь чужую мамой называл. Родители его, конечно, были против. И долго смириться не могли. С родителями он жил в достатке, а перешел в сарай с двумя сопливыми и вшивыми детьми. И мама стала с дядей Колей жить. Его мы в первый раз назвали папой. Картину эту не забыть! «Укройте нас, папа, одеялом». Мы спали с братиком вдвоём, и одеяло с нас упало. Решили тихо мы вдвоём — сегодня дядю Колю папой назовём! «Укройте нас, папа, одеялом!». Тут подбежали папа с мамой — и нас с Валерой укрывать, и целовать, и обнимать, и этим одеялом укрывать!

Затем родились Оля, Галя, Саша — какие ж славные и умные они! Мы жили дружно, большой семьёю. А мама с папой прожили полвека, и вместе через месяц умерли. Спасибо им, что были они рядом! Спасибо им за их любовь и уваженье к нам. Спасибо им, что были в нашей жизни! Их след хороший остался на Земле!

Любимым газетам «UАргумент» и «Аргумент плюс» от души спасибо! Спасибо Вам, дорогие, за интерес работать с Вами. В содружестве наши секреты, мнения, высказывания на любую проблему. Помогаете нам, читателям, продолжать жить творчески, с любовью и уважением относиться друг к другу и откровенно разоблачать наши недостатки, делая нас лучшими.

Лилия Коптилова, г.Енакиево.