Диагноз — еще не приговор

07.02.2014 17:00:24

В канун Нового года на страницах одного из «Аргументов» была опубликована статья В. Товстенко, в которой автор рассказал о высочайшей квалификации специалистов донецкого «Института хирургии», возглавляемого профессором В.К. Гринь. А уже в начале наступившего года автору этих строк, в силу, прямо скажем, невеселых обстоятельств, довелось познакомиться с врачами одного из отделений Донецкого областного противоопухолевого центра, заслуживающих не менее превосходных характеристик. В первую очередь это заведующий отделением, который меня и оперировал, — Андрей Александрович Анищенко, ассистировавший  ему мой лечащий врач Сергей Александрович Решетняк, врач–радиолог Светлана Евгеньевна Морозова и химиотерапевт Екатерина Сергеевна Дзюба, сделавшие все от них зависящее для того, чтобы фраза, вынесенная в заголовок, обрела более чем реальное звучание. Справедливости ради замечу, что продуктивность их, прямо скажем, специфического труда, была бы невозможна, без поддержки среднего и младшего медперсонала центра. Каждая из которых в любое время дня и ночи делает все от них зависящее для воплощения в жизнь строк Владимира Высоцкого: «Мы успеем в гости к Богу, не бывает опозданий». К сожалению, не смогу перечислить их поименно — газетного листа не хватит. На этой оптимистической ноте и можно было завершить заметку, несущую слова благодарности в адрес сотрудников вышеуказанного центра. Если бы не одна, крайне щепетильная тема, а именно — оплата труда тех, кто порой в прямом смысле этого слова вытаскивает людей с того света.

В этой связи хочу проинформировать читателей, что, скажем, в США первую строчку в тарификационной таблице делят между собой хирург–онколог и нейрохирург. Впрочем, даже в бедных странах работа медика ценится весьма высоко, и для того, чтобы не быть голословным, сошлюсь на конкретный пример. Когда моя родственница, операционная сестра одной из донецких клиник, предварительно окончив курсы иностранного языка, если не изменяет память — французского, нашла возможность трудоустроиться в одном из африканских государств. И за двенадцать лет работы там не только сумела, как у нас принято говорить, «вывести в люди» двух сыновей–близняшек, но и купить отдельную квартиру матери. Представить такую ситуацию в Украине может разве что человек с явно выраженными признаками душевного расстройства. И это не может не огорчать, особенно сейчас, когда наши правители закладывают в бюджет сумму расходов на здравоохранение в два (?!) раза меньшую, чем на содержание милиции. Если дело пойдет так и дальше, то не факт, что примеру моей родственницы не последуют и другие врачи и медсестры. Причем самые талантливые и эффективные, потому что плохие даже Зимбабве или Лесото не нужны. Тогда с кем останутся жители нашего государства — вот в чем вопрос, ответ на который пока что зависает в воздухе. А жаль, время не ждет!!!

Юрий МУРОМСКИЙ,
г. Донецк