Деньги на земле валяются — никто поднять не хочет

21.08.2012 14:49:52

Публикуемые в газетах фотографии подарочных наборов от сильных мира сего нашим ветеранам напомнили мне одну из песен, сделавших имя мало кому известному в те давние годы Иосифу Кобзону, где есть слова: «И опять во дворе крутят ту же пластинку». 9–го Мая каждого года власти, от безымянного поселка до столицы включительно, «крутят» изрядно заезженную «пластинку», с набившими оскомину речёвками, натянутыми, насквозь фальшивыми улыбками и «скупой слезой» чиновников, цветами, «халявной»» кашей, запиваемой сивухой, и словами благодарности от «нынешнего поколения». Что выглядит особенно цинично, когда пэтэушница с макияжем в стиле «готы», или дебелая тётка, напоминающая завмага в годы тотального дефицита, на телевизионную камеру произносят заранее выученные слова о «неоплатном долге», зачастую путаясь и запинаясь.

А уже на следующий день ветераны, не дослужившиеся до больших звёзд на погонах и лампас на штанах, остаются один на один со своими проблемами, как, например, мой сосед с пятого этажа — Василий Трофимович. Военврач–хирург, который не только скальпелем, но и с оружием в руках защищал жизнь и здоровье своих подопечных в годы войны, он в начале 90–х был вынужден бежать из Баку, в силу известных событий, осев на ПМЖ в нашем городе. За истекшие годы друзей–приятелей не завёл, возможно, потому, что ведёт исключительно здоровый образ жизни: не курит, не пьет, предпочитая «забиванию козла» или картам многочасовые занятия на спортивных снарядах во дворе близлежащей школы и кроссам вокруг ставка в центре нашего посёлка. Правда, после недавней смерти жены, он несколько сдал, однако и в свои девяносто с небольшим пребывает в относительном для его лет здравии и ясной памяти.

Тем не менее, говорить о войне ни 9–го Мая, ни тем более в будни, как и другой мой знакомый фронтовик — Николай Антонович — не любит, полагая, что это слишком страшный и неимоверно грязный процесс, для того, чтобы поминать его всуе. Да ещё в обстановке помпезности и трескотни, которая в этом году сопровождалась отвратительным политическим предвыборным привкусом. Когда партия власти умасливала ветеранов как денежными подачками, так и продуктовыми наборами, включающими в себя пакет крупы, банку консервов, пачку чая, ещё какую–то дребедень с обязательной поздравительной открыткой, где, кроме стандартного текста, указывалась ФИО «благодетеля» — потенциального кандидата в нардепы на предстоящих выборах. А по свидетельству ещё одного воина–ветерана, с первого и до последнего дня защищавшего в 41–м Киев, власти столицы додумались до того, что в вышеназванный набор включили бутылку водки (?!) и два рулона туалетной бумаги. Что он, с нескрываемым возмущением, продемонстрировал корреспонденту телеканала «24», сравнив своё бытиё с тем, в коем пребывают бывшие солдаты вермахта, дожившие до наших дней.

Хотя, на мой взгляд, сейчас, когда РЕАЛЬНЫХ участников боевых действий, инвалидов ВОВ, осталось раз–два и обчелся, власть имущие, вместо того, чтобы горланить: «Никто не забыт — ничто не забыто», должны сделать всё, от них зависящее, чтобы грудью защитившие страну хоть на излёте жизни почувствовали себя людьми. Для чего необходимо в сверхаварийном порядке провести ревизию статуса этой, без преувеличения, Святой даты, которую много лет назад компартийные чиновники, ничтоже сумняшеся, кощунственно нарекли ПРАЗДНИКОМ, со всеми присущими ему прибамбасами: бряцаньем оружием (парадом), песней и пляской «на костях» (концертом) и фейерверком (салютом). А как во всём цивилизованном мире, отмечать это событие как ДЕНЬ ПАМЯТИ тех, кто пал на полях сражений, пропал без вести, или уже после войны скончался от неизлечимых ран, как, например, мой тесть — Стефан Дмитриевич Стрельцов. Ограничившись поминальными службами всех конфессий и возложением цветов в местах РЕАЛЬНОГО захоронения как известных, так и безымянных героев, без выпячивания на первый план разного рода руководителей и разнаряженного церковного клира.

Уверен, что только на этом можно дополнительно найти сотни миллионов гривен, немалая часть из которых «распиливается» организаторами и устроителями этих действ. Еще не одну сотню миллионов можно поднять с земли, не на словах, а на деле реализуя прошлогоднее заявление Тигипко, объявившего, что его материальное положение позволяет взять на полный пансион своих родителей, не напрягая Пенсионный фонд. Только вот что–то ни сам инициатор, ни другие «крутые» и «подкрученные» этот почин не подхватили. Думаю, что могли бы поднапрячься наши богомольные олигархи и близкие им по достатку люди, вкладывающие немереные деньги в показушное строительство храмов. Перенаправив денежный поток в не менее богоугодное дело — обеспечение достойной жизни хотя бы на уровне Германии тем, кто обеспечил им, как они трубят на каждом углу, «счастливое детство и мирное небо над головой».

Мог бы принять посильное участие и Гарант, одним росчерком пера подписав указ о преобразовании пресловутой больницы «Феофания» во всеукраинский хоспис, где одинокие, либо брошенные неблагодарными детьми, безнадёжно больные ветераны коротали бы отмеренные долей дни в условиях суперкомфорта, под присмотром лучших светил медицины, доступные сегодня исключительно нашим «можновладцам». И это только лежащие на всеобщем обозрении деньги, за которыми никто, как следует из заголовка моих размышлений, не хочет нагнуться и поднять. Почему? Возможно, их (власть имущих) одномоментно поразил приступ радикулита, либо другой лихоманки, вроде куриной слепоты. Или есть другие причины «динамить» ветеранов, которым было обещано «покращення життя вже завтра»? Возможно, у кого–то из читателей есть своя версия ответа на этот вопрос.

Юрий МУРОМСКИЙ,
г. Донецк