А это — уже другое прилательное

23.08.2012 18:02:16

Господин Петров! Борис Семенович! Я решил вступиться за товарищей, на которых Вы любите «наезжать».

Но, зная Вас, по Вашим публикациям и «наездам» на свеженьких авторов, закрадывается «мыслишка трусливая»: «Напрасно дрессировщик неопытный заходит в клетку».

Борис Семенович, Вы заставили меня еще и еще раз перечитать статьи Ваших оппонентов — Ивана Таицкого и Марка Кропивьяного. «Не вижу состава преступления». Но, как говорил один умный немец Август Бебель: «Если тебя ругают твои враги, то ты на правильном пути».

Итак, применив Ваш метод, имея любовь к детективам (ради Бога, я никогда не встану в один ряд с честертоновским патером Брауном), все–таки нашел то, что Вы хотели, чтобы я нашел.

Сказать, что Вы используете «двойное дно» — не передать сути. Да, и такой способ применяют, чтобы провести через таможню незадекларированные, например, 100 тыс. евро. Да, не совсем удачное сравнение. О, есть и такое: «Сидеть на двух стульях одновременно». Неудобно, конечно.

Вы пишете: «Я неоднократно писал, что я не сторонник КПСС и нисколько не жалею, что империя развалилась». А вот об Иване Таицком (молодец, Ванечка!) Вы пишете: «Свои измышления одним махом свалить в кучу, облить грязью и наклеить ярлыки». Ничего не улавливаете?

Вспомните те суды, что проходили в нашей стране, когда судили диссидентов (в переводе — «инакомыслящий») Юлия–Даниэля и Синявского (забыл его имя). В «репортажах из зала суда» точно, один к одному, вот такими словами, какие применили Вы, «клеймили». Вот это уже другое прилагательное.

Далее. Третий господин, Марко Кропивьяный из Житомирской области дает развернутую оценку русскому языку: «Этот язык — не главный и не могучий, а, на самом деле, ругательный и грязный».
Борис Семенович, ну, полноте! У автора таких слов нет вовсе. Это Ваши слова. И это, на Ваш взгляд, — вся «развернутая оценка»? Ну и дела! А Вы, наверное, хотели, чтобы он был главным? «Хотеть не вредно, вредно не хотеть».

На конкурсе в Париже в 1936 г. жюри, а не М. Кропивьяный, присудило второе место украинскому языку, а русскому — тридцать шестое, Марко об этом только пишет. И то, русский делит свое место с одним из африканских языков — суахили.

Вам просто надо было «лягнуть» свежего автора, как бы отметить его появление. Манера тонкая.

У меня есть один вопрос к Вам, Борис Семенович. В прошлом году Ваш земляк Виктор Вайс написал такую статью: «Три вопроса Борису Петрову». Почему Вы не ответили? Там просили Вас, а тут Вы «сами пришли»? Правда, он — умница, В. Вайс! Вопросы сформулировал так, что в них самих уже был ответ, не смотря на обширную их, ответов, формулировку. Но вопросы были к Вам!

Заголовки у Вас красивые, да вот в текстах не отражается их суть. А жаль: такое умение, и пропадает зря. Ну, да, как говорится, «нас бьют, а мы крепчаем».

Поверьте, Борис Семенович, словами Вашими Вы пытаетесь законспирироваться в своих статьях, показывая, какой Вы «демократ». «А ушки торчат». Видно все: и «руку Москвы», и «пятую колонну», и «старшего брата» (только почему — «брат», если это «сестра» по всем статьям. Точнее, дочь, хоть и злая).

Но убеждать Вас, наверное — пустая трата и времени, и газетного поля. «Черного кобеля не отмоешь добела». Или будем мыть?

Согласитесь (если душа не немая), наше писательство выращивается нежно, как цветы. И каждому автору хочется понравиться читателям. Бывает так, что, казалось, все готово, а потом сам свое прочел еще раз — и в корзину: «Наша песня хороша, начинай сначала».

Правда, и такого как Вы, «ершистого» (остальные эпитеты Вы читали), можно применить к делу. Ведь говорил древнеримский философ Антасфен: «Цените врагов ваших. Они первыми укажут на ваши ошибки».

И последнее: «А, может, вернемся, поручик Голицын?».

P. S. Ну не успеваю, ей Богу. Пришлось очередь занимать.

Галочка Педченко из Харькова, если бы Вам сейчас было за 80 лет, и я об этом бы знал, все равно сказал бы: «Я в Вас влюблен!». Ваша «пешая речь» (так древние греки называли прозу) — очень мягка и нежна, как походка осторожной кошечки. Завораживает и убаюкивает. Надо же: я уже знаю текст, а перечитал четыре раза. Конечно же, это Ваша «История. Вопросы и ответы» в №27 нашей газеты.

Да хранит Вас Господь!

P. P. S. О чем мечтаю, друзья? Это произойдет. Должен произойти «взрыв», когда нам надоест наше затворничество домашнее, и нас потянет на встречу нашу, авторов, которую мы же и должны организовать. А газета как к этой идее относится?

Это же авторы, чьи статьи мне нравятся:
1. Педченко Галина, Харьков;
2. Муромский Юрий, Донецк;
3. Антон Талимончук, Донецк;
4. Лариса Желнакова, Донецк;
5. Виктор Вайс, Донецк;
6. Иван Таицкий, Донецк;
7. В. Яковенко, Днепропетровск;
8. Вадим … — прости, брат, забыл твою фамилию. А статья была, ох, как хороша! Одна дама из Мариуполя написала тебе, Вадик, ответ. Ну что может написать человек, если у него в голове, как на осеннем пляже? Ты, брат, пиши. Мы тебя помним и ждем.

А Юрий Муромский — автор, у которого есть чему поучиться. Оригинальнейший. Я знаю всю его биографию. Откуда? Только по секрету, лады? Твой, Юрец (имею право на «ты»: встретимся — все станет на свои места), сиамский кот и явился ко мне во сне и все на ушко нашептал. Привет!

Василий Товстенко,
г. Макеевка