Зачем спилили крест в Киеве?

18.08.2012 15:51:25

17 августа утром активистки движения «Femen» спилили бензопилой и повалили деревянный поклонный крест в центре Киева, который возвышался на горе над Майданом Независимости.

Эту так называемую акцию протеста под лозунгом «Пришла, разделась, победила» совершила Инна Шевченко с помощью активисток украинского женского движения «Femen».

Александра Шевченко, другая представительница движения «Фемен» так объяснила этот поступок:  «Это был символ христианства, и именно с таким пониманием мы его несколько уронили. Нас не сильно заботит, с какой целью он был установлен. Эта акция была в защиту Pussy Riot. На нас уже завели юбилейное 10–е уголовное дело за этот крест, по ч. 2 ст. 196 УК Украины «Уголовное хулиганство, совершенное группой лиц».

Феминистки объясняют, что это сделано «в знак солидарности с жертвами кремлевско–поповского режима», коими они называют своих «российских коллег из группы «Pussy Riot». (Трем ее участницам — Надежде Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерине Самуцевич — в пятницу был вынесен приговор Хамовнического суда Москвы — по 2 года колонии — за богохульный «антипутинский перформанс» на амвоне храма Христа Спасителя в феврале).

Правда, в деле со спиленным крестом есть несколько интересных моментов.

Во–первых, памятный крест был установлен в память жертв сталинских репрессий, в память о замученных и расстрелянных в 1920–1930–х годах жертвах ЧК–НКВД рядом со зданием, где до Второй мировой войны находилось управление НКВД и в котором проходили расстрелы.

Во–вторых, был спилен не чисто православный крест, а крест с характерным католическим распятием.

В–третьих, этот крест установили закарпатские униаты в 2004 году во время «оранжевой революции» без согласования и разрешения властей.

Акт надругательства над крестом произошёл, подчеркнем, во время процессов судебных расправ с лидерами «оранжевой революции» и антисталинистами, на волне расправы с украинским языком под видом защиты русского языка и усиления влияния в Украине церкви Московского патриархата. Учитывая всё это, очень показательным будет отношение украинских властей к совершенному акту вандализма над христианской святыней.

Напомним, что за участие в акции с приготовлением яичницы на Вечном огне в Парке Славы в Киеве 16 декабря 2010–го года киевскую студентку Анну Синькову арестовали и три месяца держали в одной камере с проститутками и наркоманками, больными туберкулезом, предъявив ей обвинение по ст.297 ч.2 (надругательство над могилой, до 5 лет лишения свободы). Потом за имитацию жарки так называемой «второй яичницы» на Вечном огне в Парке славы — в поддержку заключенной тогда Анны Синьковой — Печерский районный суд Киева приговорил трех молодых людей к 3 годам лишения свободы, освободив от отбывания наказания с испытательным сроком на 2 года.

Но вернемся к акции вандализма от «Femen». Журналист «Обозревателя» Евгений Лешан написал на эту тему статью, которая также ставит ряд интересных вопросов.

Крестовый поход гологрудых

Сегодня вспомнился советский биографический фильм о молодых годах супруги Ленина Надежды Константиновны Крупской. Там была сцена забастовки: рабочие стоят против царской полиции, обстановка напряженная, рабочие предъявляют свои требования, полиция требует разойтись… И вдруг в толпе рабочих раздается вопль: «Да что мы смотрим!? Бунтовать надо! Бунтовать!..». Секунд пять крикун солирует, потом лидер рабочих оборачивается к нему, аккуратно бьет под дых и тихонько так, успокаивающе говорит: «Да, бунтовать, бунтовать… Ребята, угостите полицейского провокатора…». Скорчившегося крикуна дюжие рабочие дружинники уволакивают куда–то, откуда он уже никогда не возвращается.

Вспомнилось это в связи с идиотской акцией «Femen»: девочки в стиле клипа «Satisfaction» взяли в руки бензопилу и спилили поклонный крест, который возвышался над Майданом Незалежности со стороны ул. Институтской.

Объяснили они свою акцию поддержкой группы «Pussy Riot», которой сегодня Хамовнический суд г. Москвы вынес обвинительный приговор, и протестом против религиозных притеснений женского пола.

Любой психолог (и не только) скажет, что мотивация бывает внутренняя и внешняя. Так вот, объяснения «Femen» — это внешняя мотивация, для «лохов». А вот о внутренней остается догадываться. И хотя это дело неблагодарное, мы все–таки попробуем поразмышлять об их мотивах — не претендуя на истину, конечно, но расставляя ситуацию по полочкам.

Для начала, давайте посмотрим, кому выгодна «крестовая акция» «Femen»?

Группе «Pussy Riot»?

Даже не смешно. Во–первых, «пусси» не воюют с поклонными крестами, а во–вторых, спиленный крест не способен ни смягчить приговор российским девчонкам, ни подтолкнуть людей к поддержке или хотя бы сочувствию «Pussy Riot».

Какую же задачу выполнил упавший крест, установленный, кстати, жителями Закарпатья в память жертв голодомора и советских репрессий?

Во–первых, он вызвал массовую негативную реакцию. У большинства. У противников «Pussy Riot», у сторонников «Pussy Riot», у тех, кому «Pussy Riot» глубоко безразличны. У симпатиков «Femen». У христиан, разумеется. У нехристиан, включая также и адекватных атеистов. Думается, даже сатанисты были недовольны — потому что кто–то посягнул на их славу. «Femen» выступили как абсолютное зло — благо, в нашем люмпен–мещанском обществе, воображающем себя «средним классом», это совсем несложно.

Во–вторых, после падения креста терновый венец жертвы в глазах украинской общественности быстренько перекочевал с прелестной головки «пусси»–Толоконниковой на золотую маковку православной церкви, которая из гонительницы свободы и притона мракобесов в рясах тут же превратилась в невесту христову, терзаемую бесовскими отродьями в голобюстых обличьях. Церковь уже выиграла, и либералы, вчера митинговавшие в поддержку «Pussy Riot», сегодня вместе с националистами будут собственноручно воздвигать новый крест взамен поваленного — то есть, замаливать перед церковью грехи, которых не соверашли. Что ж, прогиб засчитан.

В–третьих, крест своим падением наделал столько грохоту, что заглушил на некоторое время и мяуканье кота, на которого бабуся переписала хату, и хруст черного нала, которым оплачиваются предвыборные кампании кандидатов от власти и оппозиции, и объявление русского языка региональным в ряде областей, и отчаянный скрип отечественной экономики.

Таким образом, вывод очевиден: выгодна провокация «Femen», во–первых, православной церкви, а во–вторых, власти.

Нет, мы не говорим, что какой–то дядя в расшитой золотом рясе или другой дядя с корочкой госслужащего первого ранга пошептались с Анной Гуцол и, сунув толстую пачку зеленых банкнот, благословили «Femen» на акцию.

Но если мотивации с указанных сторон не было, остается одно объяснение — самопиар. Предельно циничный, агрессивный и перешедший всякие границы самопиар. Цель которого — привлечь и удержать внимание, пусть даже негативное.

Зачем? Ведь разрушение религиозного символа вполне может потянуть на уголовное дело и даже окончиться реальным тюремным сроком! Неужели «Femen» рассчитывают, что им обломится слава «Pussy Riot»? А вместе со славой — и массовая поддержка в ходе следствия и суда, как это было с Толоконниковой и ее подругами?

Некоторые особо воцерковленные личности действительно готовы поставить знак равенства между «Pussy Riot» и «Femen». Вынужден разочаровать, они отнюдь не равнозначны.

«Пусси»–Толоконникова с подругами в Храме Христа Спасителя молилась Богородице — пусть не так, как этого требует принятый сегодня обряд, но по сути это была молитва. И то, что молитва была политической, вовсе не меняет ее статуса — не «Pussy Riot» вовлекли РПЦ в политику, а патриарх Кирилл и его штатный геббельс Всеволод Чаплин. Фактически же «Pussy Riot» выступили против путинизма. Свободных площадок, где можно было бы высказать протест против действующей власти, в авторитарной России почти нет. И эпатажное действо в храме было как раз попыткой прокричаться сквозь путинские информационные кляпы.

«И что, что они выступали против Путинского режима? Надо было на Мавзолей залезть, причем же здесь Храм Христа Спасителя?» — так комментирует акцию «Pussy Riot» спикер УПЦ епископ Александр (Драбинко). Лукавит батюшка, ведь именно православие РПЦ, а вовсе не ленинизм сегодня де–факто является государственной религией РФ. Именно православные попы, а не марксисты промывают мозги детям России на уроках «Основ парвославной культуры». Именно представители РПЦ считают возможным, пользуясь покровительством путинской власти, вмешиваться все настойчивее во все сферы жизни страны и ее народа.

А потому протест «Pussy Riot» косвенно направлен и против клерикализма.

Кроме того, протест «Pussy Riot» — это еще и музыка, и словесное творчество. На суде девушки проявили себя как ясно мыслящие и ясно излагающие, умственно и духовно развитые личности со сложным и целостным мировоззрением — с ним можно не соглашаться, но нельзя делать вид, будто его нет. Их протест — хулиганский, неприятный для верующих и не вызывающий симпатии — но и уголовного преследования он явно не заслуживает.

Это что касается России. А против чего протестовали «Femen»? Политического протеста в их действиях не было. Такого черного засилия одной конфессии, как в России, у нас тоже нет. Слова о поддержке «Pussy Riot», как мы уже разобрались, яйца выеденного не стоят. Творческий потенциал «Femen» — на таком низком уровне, что плинтус для них равнозначен Эвересту. Весь интеллект Александры Шевченко и ее подруг ушел в обнаженную грудь и, судя по качеству высказываний активисток «Femen», размер их груди, достаточно скромный, гораздо больше размера их интеллекта.

Единственный результат свержения креста — оскорбленная реакция христиан и негативная — большинства остальных граждан. Можете не сомневаться, украинское православие всех мастей не преминет воспользоваться этим случаем, чтобы укрепить свои позиции.

А потому, если «Femen» предстанут перед судом, поддержки они не заслуживают. Во все времена провокаторы должны помнить: руку помощи им не протянет никто. Чем бы ни была продиктована их провокация — чьим–то заказом, зашкалившим стремлением к самопиару или просто глупостью и бескультурьем.