Сакральные знания казаков

12.12.2011 21:54:04

Лучшие из лучших

В тяжелые времена, когда на славянские земли приходили враги, стар и млад брались за оружие, всем миром родную землю защищали. Не оставались в стороне и знахари, овладевали военным искусством. Но не только воевали знахари. Умудрялись у природы чужой, да и у самого врага в дальних походах учиться. Ну не мог знахарь, даже с мечом в руке и ненавистью к врагу своей земли новых знаний не искать! Ведь он с молоком матери начинал впитывать жажду познания окружающего мира.

Дальнее путешествие — великие знания

Было это незадолго до крещения Руси. Тогда люди, обладающие сакральными знаниями, в большем почете и у народа, и у князей были. И вот один из лучших воинов князя Игоря, Дубежич, испросив позволения у своего господина, отправился путешествовать в Азию. Ведь на Руси много слышали об азиатской мудрости, об удивительных тамошних знаниях, а получить их могли разве что по крупицам.

Многие годы путешествовал Дубежич. Пройдя Индию, Китай, добрался до Гималаев и понял, наконец, что нашел то, что искал. Много мудрости было у Дубежича, но еще больше он познал благодаря гималайским старцам. Удивительные умения вез домой путешественник, а самые удивительные из них мы теперь называем левитацией, телепортацией, вхождением в состояние анабиоза, телепатией… Со временем открыл эту мудрость Дубежич своим сыновьям. А после крещения Руси мало осталось тех, кто «небогоугодными» делами захотел заниматься. И стало воинов–магов совсем немного. Служили они честно, чинов да званий высоких не выпрашивали, да и не нужны они человеку мудрому, любящему Отчизну свою не за ордена.

И вся Европа дивилась…

За порогами днепровскими обосновались казаки, со всей Руси на вольную жизнь собирались. Туда же приходили и те, кого с родной земли гнали, колдунами ругали. Они тоже становились казаками. Звались такие казаки характерниками. Почему так? Много историки на эту тему рассуждают. И в японском языке корни этого слова ищут, и с санскрита переводить пытаются, и с греческого…

Само слово «характер» греческое, оно обозначает «совокупность стойких психических свойств человека, его личных черт, что проявляется в поведении, в действиях». В общем–то, подходящее определение. Казак–характерник был фигурой необычной даже в таком войске, как казачество. Казаки вообще славными воинами были. А так как жизнью жили вольной, то и в чужие страны могли по своему желанию отправляться, где их нанимали служить европейские монархи. И вся Европа поражалась воинской доблести и сакральным знаниям наших предков.

По преданию казаков–характерников готовили с младенческого возраста. По–видимому, опытные характерники могли различать с пеленок юное дарование. Мальчик на долгие годы становился джурой (служкой) такого казака–характерника. Но слово «служка» не передает точного значения обязанностей такого мальчика. Мальчик рядом с учителем постигал премудрости древних знаний. Учитель передавал ученику те знания, которыми он сам был обучен своим учителем. Процесс обучения растягивался на многие годы и был системой психофизичекой подготовки, которая включала в себя магические ритуалы, а также обязательное обучение военному искусству.

С самого детства казака готовили к военной жизни. С пеленок над ними проводились магические ритуалы. После рождения их старались побыстрее покрестить. До исполнения года мать ежедневно купала ребенка в травах, предварительно наговаривая на воду заговоры на здоровье, удачу, крепость; ставила обереги от болезней, от врагов видимых и невидимых, от пуль, меча и стрел. Когда прорезался первый зуб, мать и отец несли ребенка в храм и заказывали молебен Иоанну–воину. После, вернувшись домой, отец садил сына на коня и отпускал его. Если ребенок ухватится за гриву и удержится в седле — это означало, что мальчик станет характерником, его обучение продолжалось. Если пугался, начинал плакать и падал — считалось, что он будет убит на поле боя. После долгого и тяжелого обучения степные рыцари проходили обязательный обряд инициации.

Их ни сабля, ни пуля не брали

Вот что писал автор «Истории войны казаков против Польши» Пьер Шевалье, описывая великолепный бой характерника во время «мясорубки» под Берестечком: «Остался один, который боролся в течение трех часов против всего польского войска; он нашел на болотистом озерке лодку и, прикрываясь ее бортом, выдержал стрельбу поляков; потратив весь свой порох, он потом взял острую косу, которой отбивал всех, кто хотел его схватить. Король восхитился бесстрашием этого человека и приказал крикнуть, что дарит ему жизнь, если тот сдастся; на это последний гордо ответил, что уже не заботится о том, чтобы жить, а лишь хочет умереть как настоящий вояка».

Да и наши исследователи самобытной славянской культуры в стороне не оставались. Дмитрий Яворницкий, известный историк и этнограф, писал: «Среди запорожцев всегда были так называемые характерники, которых ни вода, ни сабля, ни обычная пуля, кроме серебряной, не брали. Они могли отмыкать замки без ключей, плавать в лодке по земле, как по морским волнам, переправляться через реки на рогожке, брать голыми руками раскаленные ядра, видеть на несколько верст вокруг себя, жить на дне реки, залезать и вылезать из прочно завязанных или даже зашитых мешков, превращать людей в кусты, всадников — в птиц, забираться в обычное ведро и плыть в нем под водой сотни и тысячи верст». Все эти умения вызвали не только уважение, но и суеверный страх других казаков перед характерниками.

Надо сказать, что характерники, которым удавалось не пасть на поле боя и дожить до седых волос, уходили в монастырь, где в оставшиеся им земные дни замаливали свои грехи.

Хоронили характерника зачастую лицом вниз, как колдуна, а то и забивали ему в грудь осиновый кол. Одно из таких захоронений казака–характерника было обнаружено в 1936 году возле села Архангельск (Ясиноватского района Донецкой области). Казак лежал в дубовом гробу, сбитом без единого гвоздя. Археологи, открыв гроб, увидели человеческий скелет в красных шароварах и синем жупане, подвязанном зеленым поясом. Он лежал лицом вниз, а за поясом имел штоф водки, запечатанный сургучом.

Иван Сирко

Пожалуй, самым известным характерником был атаман запорожских казаков Иван Сирко. Сегодня бы его назвали личностью харизматичной. Многие знают о знаменитом письме казаков турецкому султану. Кто, вы думаете, его подписал? Иван Сирко! Даже в Тридцатилетней войне поучаствовать успел на стороне французов — крепость Дюнкерк брал. Вообще воякой и забиякой был Сирко. И покутить хорошенько мог, и повоевать не хуже. А то, что Иван Сирко ни одного сражения не проиграл, так и вовсе делает личность его еще более удивительной.

У братьев по оружию Сирко считался оборотнем, турки звали его Урус–Шайтан — Русский Дьявол, значит, а еще — Семиголовый Дракон.

Запорожцы говорили, что равного Сирку в целом свете нет. Рассказывали, что когда он подставлял руку под удар сабли, на ней оставался лишь синий след. Сирко умел наводить на врагов сон, часто при этом оборачиваясь белой борзой.

Сирко побеждал не только людей, но и нечистую силу. Речку Чертомлык назвали так потому, что в ней Сирко убил черта: тот только «мликнул» (мелькнул) ногами, когда Сирко выстрелил в него из пистоля.

После своей смерти Сирко завещал казакам отрезать его правую руку и ходить с ней в походы. Перед боем казаки выставляли его руку со словами: «Душа и рука Сирка с нами!». Казаки верили: где рука их предводителя — там и удача.

По материалам ruslife.org.ua