Ради чего?

28.12.2013 13:52:54

Проходил в воскресенье мимо торговых рядов на рынке и услышал фразу от продавца сала: «Я в эти дни по телевизору смотрю только «Майдан»». Я его спросил: «А как Вы думаете, если подпишем ассоциацию с Европой, сало будет дороже?». «Та какой дороже — дешевле будет», — без раздумий ответил продавец.

А что это означает, что сало дешевле станет? Это означает, что его дешевле будут закупать у крестьян. А станет ли труд крестьянина дешевле? Станут ли дешевле корма для свиней, дизтопливо для трактора? Нет, однозначно подорожают — к уровню европейских. Что это, в свою очередь, будет означать? Что горожанину теперь легче станет, если он купит более дешевое сало? Может, и легче, только вот сало он будет покупать уже не украинское, а польское или даже китайское. А безработных в нашей стране станет больше — за счет крестьян и за счет тех торговцев, которые сейчас сидят на рынках. Но безработные тоже хотят кушать — значит, им из бюджета чем–то платить надо будет. За чей счет?

Вот такой вот круговорот.

Многие даже наши читатели меня сегодня не понимают, они считают, что я занял позицию защиты ненавистной власти, и значит, теперь я кому–то враг.

Но я говорил и говорю: майданами можно решить какую–то локальную задачу, и даже вопрос подписания–неподписания торговых союзов. Но внутри страны от этого ничего не изменится. Выброшенные на майданы деньги могут дать возможность безработным решить свои сиюминутные проблемы. Но государство тоже выбрасывает в ответ деньги — на успокоение ситуации. Но это уже деньги бюджетные — а это значит, что их недополучат бюджетники и их семьи. И здесь закон Ломоносова никто не отменял — если куда–то прибыло, значит, где–то убыло.

Революциями можно решить вопрос смены власти и даже строя — но зачастую очень большой ценой. Стоит ли идти на такой шаг?

У нас была возможность все поменять мирной революцией в 2004 году. Но поменяли только людей в креслах. У нас была возможность пойти другим путем в 2010 году — но люди не поддержали тех, кому дали возможность изменить страну в 2004 году. В Европе обанкротившиеся политики уходят сами — у нас цепляются за власть до последнего своего дыхания.

В 2012 оппозиция, которая раньше была властью, могла ту власть себе вернуть для начала хотя бы в парламенте, но бывший министром при Кравчуке, Кучме и Ющенко Пинзенык,  бывший глава СБУ при Ющенко Наливайченко, бывший пресс–секретарь Ющенко Геращенко, диктующая сегодня все, что надо сказать, для Кличко — они надиктовали Кличко составить конкуренцию для Яценюка и Тягнибока. В результате кличковцы в пылу борьбы оторвали от оппозиции минимум 30 депутатских мест, подарив их Партии регионов, и не дав даже себе возможности взять власть в высшем законодательном органе страны. За такое сознательное политическое вредительство и фиаско уж точно уходят из политики навсегда — но не в украинском случае.

И сегодня эти неоднократно обанкротившиеся политики превращают Майдан в пустой выхлоп энергии миллионов людей — чтобы завтра схлестнуться между собой за право выйти во второй тур «на рандеву» к Януковичу. Вместо того, чтобы создавать программу обустройства страны, эти банкроты сегодня ищут повод для начала гражданской войны — хотя бы ценой людских жизней. И все ради только лишь властного кресла. Нагнетается психоз, толпы молящихся на своих кумиров людей готовы растерзать друг друга — ради чего?

Анатолий ГЕРАСИМЧУК