В Грузии закончилась эпоха харизматических лидеров

28.10.2013 18:53:48

Выборы президента Грузии — человека, который уже ничего не будет решать и которому доверят исключительно представительские функции, — вполне ожидаемо завершились победой кандидата от «Грузинской мечты». Коалиция, возглавляемая нынешним премьером Бидзиной Иванишвили, лишний раз доказала, что на сегодняшний день конкурентов в республике у нее — представляющий «мечтателей» Георгий Маргвелашвили набрал более 60 процентов голосов, что означает победу кандидата в первом туре голосования, а также сложение полномочий Михаилом Саакашвили.

Ближайшие преследователи Маргвелашвили показали более чем скромные результаты. Так, кандидат от партии Саакашвили «Единое национальное движение» (ЕНД) Давид Бакрадзе набрал чуть менее 22 процентов, а бывший спикер парламента Нино Бурджанадзе и вовсе около 10 процентов.

Явка избирателей на прошедших выборах оказалась достаточно низкой — возможно, сказалась усталость грузин от всех прошедших за последние годы политических баталий, может быть, многие заранее прочувствовали всю бесперспективность конкуренции с «Мечтой». Так или иначе, на выборы пришли 46 процентов избирателей. Хотя на последних выборах президента, внеочередных, в январе 2008 года явка составила 56 процентов. Тогда победил Саакашвили. Но тогда и президент был полноценным, располагавшим всей полнотой исполнительной власти. Сейчас же пассивность избирателей может быть связана еще и с тем, что новый формальный глава государства получит урезанные полномочия и серьезного влияния на жизнь страны оказывать не будет. Это влияние нынче сосредоточено в руках премьера и парламента.

Как бы то ни было, появление в Грузии нового президента не так существенно, как тот факт, что теперь политическая сцена республики, пожалуй, впервые за последние десять лет лишилась главного действующего лица. Какими бы харизматичными ни были политики, пришедшие во власть после «революции роз», рядом с Саакашвили, чью деятельность можно оценивать как угодно — и срываясь на гневные вопли, и задыхаясь от восторга, все они уходили в тень.

Грузия эпохи Саакашвили — это не только одна из самых динамично развивавшихся республик на постсоветском пространстве, но еще и бесконечный источник медийного шума. Особенно это касается россиян. Пожалуй, только «оранжевая революция» в Украине в конце 2004 года несколько отвлекла внимание от свершений и просчетов грузинских властей, за которыми в Москве следили, похоже, внимательнее, чем за событиями в российских регионах.

Курс на запад, взятый Саакашвили, сделал его главным объектом демонизации со стороны Кремля. Все решения, которые принимались в Тбилиси в течение последних десяти лет, немедленно комментировались, обсуждались, осуждались в Москве, независимо от их масштабов.

Ну а про события августа 2008 года вообще нужно говорить отдельно.

Если бы не было Саакашвили, не было бы ни Иванишвили с его «мечтой», ни признания Абхазии и Южной Осетии Россией, ни нынешнего Тбилиси, поражающего гостей своим европейским видом.

Конечно, фигура Иванишвили, обладателя многомиллиардного состояния и на данный момент самого влиятельного человека в республике, сегодня затмевает собой всех других политических игроков, но достичь уровня популярности Саакашвили у нынешнего премьера вряд ли получится.

Прошедшие в Грузии выборы во многом являются уникальными. Во–первых, впервые в отечественной истории уходящий глава государства действительно уходит, а не его «выносят». Как это было в начале 90–х, когда первый президент Звиад Гамсахурдиа, был вначале изгнан из страны, а затем попытался вернуть власть силой. И выборы другого лидера, Эдуарда Шеварднадзе, фактически, проходили под аккомпанемент выстрелов гражданской войны. Да и избрание президентом Саакашвили в 2004 году тоже произошло в ходе «революции роз».

Но, разумеется, главное значение прошедших президентских выборов — конец «эпохи Саакашвили». При Гамсахурдиа Грузия была, если называть вещи своими именами, погружена в хаос бандитизма и гражданской войны. Шеварднадзе навел кое–какой порядок,  но все равно, при нем страной правили региональные «бароны» с уголовным и полууголовным прошлым, процветала коррупция, рушилась экономика, а «социалка» существовала, в основном, лишь на бумаге.

Лидер «революции роз» действовал жестко и радикально. «Воры в законе» не просто были отодвинуты от власти, но вынуждены были бежать из страны из–за уголовного преследования уже за сам их статус. ГАИ было разогнано полностью, радикальному реформированию подверглась и вся полиция в целом, что практически искоренило там прежнюю, процветавшую с незапамятных времен коррупцию, которая «зашкаливала» по меркам даже СССР. Закончилось всевластие бюрократии — большинство прежней «тягомотины» по оформлению бизнеса, других документов стало делаться «в одном окне» в течение дня.

К сожалению, ни предпринятые радикальные реформы, ни поддержка Запада в целом и США в частности, не смогли также радикально повысить уровень жизни большинства грузин.

А кто же стал президентом Грузии?

Георгий Парменович Маргвелашвили (род. 4 сентября 1969, Тбилиси) — философ по образованию, ректор Грузинского института общественных дел (2000—2006, 2010—2012), министр образования и науки Грузии в правительстве Иванишвили (2012—2013). Что еще можно о нем сказать? Абсолютно нехаризматичная личность, типичный философ не только по образованию, а и по характеру. Наверное, именно такой президент и нужен премьеру Иванишвили — без амбиций, без полномочий, и такой, который никогда и не рискнет эти полномочия себе возвращать. Он, скорее всего, будет только отдавать то, что у него осталось более–менее важного — звание главнокомандующего и руководителя Совета национальной безопасности, а также возможность распустить парламент.