Точка невозврата и советское болотце

20.02.2014 23:32:14

Известный украинский публицист, политический тележурналист, автор и ведущий телепрограммы «Прямым текстом» (телеканал ZIK) Остап Дроздов рассказал о ситуации в Украине и о том, на чем держится власть.

— Что означает нынешний конфликт для дальнейшего развития ситуации на Украине?

— Сейчас уже речь даже не идет о развитии. Сейчас идет речь о самом факте существования Украины как таковой. Какой будет (или должна быть) Украина в будущем — про это мы еще горячо подискутируем когда–нибудь. А сейчас не до того. В Украине идет полномасштабная война против народа. Все зашло слишком далеко. Янукович сам себя поставил перед отсутствием выбора. После массовых убийств нет ни единого, даже крошечного варианта уберечь себя. Наказания не избежать. Согласно законам термодинамики, президент уже никак не может повлиять на результат реакции, он может лишь повлиять на ее скорость. Каждый день противостояния — это агония и оттягивание своего конца. Пойдя на физическую ликвидацию Майдана, он убил не только себя, но и свою семью, команду и партию. Преступление против человека, которое совершил он, кровавым пятном расползлось на всех, кто был причастен к режиму.

— Получается, что пройдена «точка невозврата»?

— В декабре в интервью я процитировал античную мудрость: бойся гнева терпеливого человека. Прошло 2 месяца, и мы видим, что случается, когда власть доводит людей да отчаяния. Продолжая традицию цитат, я обращусь к Вольтеру: «На войне чаще всего побеждало отчаяние». Украинский народ не боится умереть — он боится жить в такой стране. И даже если не все гладко с согласованностью действий, даже если существуют разбежности внутри Майдана — именно отчаяние цементирует обычных людей в единое сообщество героев. Каждый, кто на полную грудь вдохнул воздух свободы, уже никогда не вернется в рабский барак. Каждый, кто на полный рост поднялся против вооруженного до зубов режима, готов на все ради своего достоинства. Это и есть точка невозврата. Ни Янукович, ни его «Беркут», ни фээсбэшные наемники не в состоянии вернуть людей к прежней жизни в условиях пассивного терпения надругательств. Пружина распрямилась. Зубную пасту невозможно вернуть назад в тюбик, как и фарш невозможно вернуть к состоянию свежего мяса. Убитых людей не воскресить. Власть настолько ушла в мир кривых зеркал, что даже не понимает, что каждое силовое воздействие на Майдан лишний раз усиливает его. И на место каждого убитого приходит 10 новых людей. Это уже невозможно побороть. Никак.

— Могла ли оппозиция просчитать наперед, что мирное шествие к Верховной Раде может приобрести агрессивные формы?

— Нужно понимать, что оппозиция не рулит Майданом. Это фейковые политики, не понимающие сути происходящего и которые не могут соответствовать масштабам событий. Мирное шествие к парламенту — это было заранее уготовленной ловушкой. На этот день оппозиция вообще не мобилизировала людей. К тому же нельзя было анонсировать свои действия наперед. Накануне были разобраны баррикады и открыто пространство для «Беркута». Это — ловушка, к которой приготовились карательные войска режима, подкрепившись криминальной молодежью («титушками»). Вот если лидеров оппозиции пересадят, то часть Майдана даже этого не заметит. Нужна ли вообще теперь оппозиция Майдану — большой вопрос. Так как парламент мы можем вычеркнуть из списка институций. Он уже вряд ли соберется, поскольку депутаты правящей Партии регионов боятся вообще появляться на людях. Большинство вывезли свои семьи — причем не в Россию (за которую они, лицемеры, агитируют), а в «загнивающую, плохую» Европу. Ну, а оппозиция пребывает в ступоре. Это напоминает кататоническую шизофрению, симптомом которой является поочередность эмоционального возбуждения и оцепенения. Сейчас мы видим состояние полного паралича. Никакой внятной позиции за два дня, никаких попыток оседлать процесс. Народ очутился один на один против режима в виде дула автомата.

— По–прежнему ли ситуация непредсказуема?

— Никто не знает, что будет завтра. Люди перестали говорить «добрый день», потому что слово «добрый» утратило свое значение. В три часа ночи люди берут трубку после первого же гудка. Это совсем иной пульс жизни. Никто не знает, что будет — но каждый знает, чего не будет. Не будет разочарования. Не будет отступления. Не будет трусости. Все ясно ощущают, что столкнулись со Злом в концентрированном виде. Противостояние набирает глобально–этического масштаба, когда Добро должно бороться за себя. Мы впервые увидели врачей на Майдане, которые штопали огнестрельные раны и рыдали. Курящие женщины выходят на перекур с дрожащими от ярости руками. Интеллигентная профессура ловит себя на мысли, что они готовы кидаться на «беркутов». Молоко на Майдане разносит женщина в норковой шубе. Мой школьный друг, который еще месяц назад радовался своей личной жизнью, ночью поехал в Киев со словами «я не могу быть счастливым, когда вокруг столько страданий». Ситуация целиком предсказуема: если режим вовремя не остановится — его будут вырывать с мясом.

— Но все же, все ли опять исключительно зависит от Януковича?

— Если серьезно, то на Януковича не повлияет никто. Меня возмущает телячье поведение Запада, который в тысячный раз выразил обеспокоенность событиями в Украине. Это уже даже не смешно. Европа призывает стороны к диалогу. И это говорит Европа, которая целый год вела переговоры с Януковичем по поводу Ассоциации — а тот в последний день всех кинул. Думаю, Янукович уже ничем не руководит. Россия дает Украине очередной транш денег — 2 миллиарда долларов. Вот за эти 2 миллиарда долларов Путин купил себе право расстрелять Майдан.

— Насколько надежна поддержка действующего президента для удержания власти, а также для того, чтобы решить проблемы с оппозицией?

— Это самый сложный вопрос. Не все разделяют это мнение, но я все же его выскажу. В Украине идет гражданская война. По обе стороны баррикад — соотечественники с одним паспортом. У нас есть Юго–Восток и Крым — базовый электорат Януковича, который все еще верен ему. Меня критикуют за то, что я называю эти регионы балластом. Но так есть — базовый электорат Януковича топит нас, учреждает Аллею славы «Беркута», собирает деньги «защитникам от фашистов» и прочее. Поэтому какой Украина будет в будущем — зависит от того, какую форму сосуществования с «балластом» внутри страны мы найдем. К сожалению, наши враги не только Янукович, а миллионы его искренних адептов. Они — допотопный совок, который требует оставить его в покое и не ковыряться в их советском болотце. Революция зашла на территорию этого народа, а он всегда выталкивал чужих. Даже если мы устраним Януковича — в стране останутся миллионы приватных Януковичей. Это — самый болезненный вызов, на который пока еще Украина не хочет давать ответа. Но придется.

— Сколько эта власть еще может продержаться?

— Я даю неделю, хотя не претендую на роль Кассандры. Но после всего случившегося, Украину ждет куда сложнее задача — утихомирить разбушевавшуюся страну и вернуться к конструктивизму. Мы должны будем преодолеть в себе все наши плохие качества. Нужно будет доказать, что революция сделала нас лучшими. Перед нами — гигантские системные проблемы. Само государство построено на дурном фундаменте. Нужно сделать не перезагрузку (ибо перезагрузка обречена на старые ошибки) — а полное переоснование Украины на других, чем доселе, принципах во всех сферах. У меня нет иллюзий, что завтра засветит солнышко, и Украина расцветет. Нет, мы только что вскрыли свои гнойники. Но это неизбежно. Эта власть навсегда выпала с повестки дня. Она уже напоминает дикаря с палкой в эру смартфонов.

Эмиль Мустафаев, minval.az