Солдаты и их отцы — в Украине и России

08.09.2015 14:48:16

17 мая 2015 года в районе населенного пункта Счастье (Луганская область) в плен попали двое военных РФ, ГРУшников — Александр Александров и Евгений Ерофеев. Московский спецкор «Новой газеты» Павел Каныгин неоднократно встречался с ними в Киеве и написал ряд публикаций на эту тему. Пленные россияне переживали, что не могут передать весточку родным и услышать их ответ. Павел Каныгин посредством снятия видеороликов бесед с сержантом Александром Александровым и его родителями из кировской деревни Рожки установил своеобразный видеомост, о чем напечатал материал в «Новой» http://www.novayagazeta.ru/society/69819.html


О продолжении этой истории Павел Каныгин написал у себя на Фейсбуке.

Сегодня позвонила мне Зинаида Александрова, мама пленного сержанта.
— Комментаторы льют на нас грязь, — говорит. – Зачем ты написал, что мы картошку одну копаем? Что к сыну не едем? Что прогнать кочергой тебя хотели? Теперь в интернете такое про нас говорят.
— Но вы же, — говорю, — правда хотели прогнать меня. И всю дорогу рассказывали про картошку.
— Ну и что! — сказала Зина. – У нас картошка — если не выкопаешь, что есть зимой будешь?! Это вы там в Москве живете…
— Так на что вы обижаетесь тогда?
— Не знаю я! Не знаю, что теперь делать, ехать – не ехать. Ты поможешь нам?.. Не знаю, как ехать…

Но мне кажется – теперь знает точно. Где-то глубоко, но все уже знает и понимает. Просто эти самые «большие дядьки», о которых постоянно упоминал ее муж, трудились так долго и с огоньком, чтобы у таких вот обычных стариков никогда не было и не возникло ничего кроме картошки. Чтобы она была и осталась на веки мерой вещей. И уже кажется — они победили. Хотя в случае с этой женщиной видно, что нет.

Но вот близкие мне люди тут пишут: плевать хотим на людей вроде Александровых. Зомби, совки, крестьяне и пр.
Здесь-то и проблема — у нас всем на все плевать. Стране и власти на солдат, родителям на детей, демократической общественности на недемократическую.
А как тогда вы собираетесь справляться-то? Вы ж ровно такие же, как эта власть, плевальщики блин несчастные. Выносители сука быстрых приговоров, любители простых решений.
У Александровых сын в плену, приезжают какие-то упыри в погонах, профилактическая беседа на тему врагов и предателей, вызывают в Москву, «Родина – все, ваш сын – ничего». А у них, родителей, всего-то и есть – сын и картошка. Сына отняли. Тихо сидеть будете – вернем, не будете – лишитесь и картошки.
Чего вы им предъявляете? Отсутствие выбора? Что не те новости читают? Хавают, что по ящику луденят?
Какой сюрприз!

В общем, у меня нет быстрого ответа — ехать ей к сыну или не ехать, бросать картошку или нет.
Я не стал сегодня ничего им советовать. Но если они соберутся, то пусть уже Никита Белых оторвется от своего мягкого кресла и сведет Александровых с МИДом. Чтобы они ехали в Киев официально, чтобы их там встретил консул и подготовил все бумаги на свидание. Теперь, надеюсь, никто мешать старикам уже не будет.

Другой московский журналист, Аркадий Бабченко так отреагировал на публикацию Павла Каныгина:  

Интересное продолжение темы какое образовалось… У меня есть быстрый ответ на твой вопрос, Паш. Моя мама два раза ездила за мной в Чечню. Без помощи журналистов. Никто ей ничего на блюдечке не приносил. Ночевала на блок-постах. Моя бабушка пошла торговать шоколадками по электричкам, чтобы заработать денег и откупить меня от армии. Мама — учитель, бабушка — пенсионер. Это в девяностые. Когда не то что своего дома, картошки-то не было. Вот и весь ответ.
Если человек в пятьдесят лет не знает, ехать ли ему за сыном или нет, если он в пятьдесят лет говорит «мы маленькие люди»… Тогда почему этот маленький человек должен вообще кого-то интересовать? Ну если ты сам называешь себя никем? Кого когда маленькие люди вообще интересовали? К пятидесяти годам не научился думать самостоятельно? Ок. Тогда схема крайне простая: не можешь, как я — твой номер триста шестнадцатый. Становись за спину, и делай, что тебе говорят. Вот и весь разговор. И не надо потом становиться в позу. Вообще не интересны.
И да, Паш. Ты привезешь им сына — а они же тебя в итоге в ФСБ и сдадут. За то, что писал в своей газетенке не то.

УПД: «Отец пленного украинского солдата предложил Захарченко обменять себя на сына. Начинает свою речь мужчина со слов: «Мой сын «киборг». Плохо это или хорошо, я не знаю. Герой он или нет, я тоже не знаю. Для меня он герой». Он рассказывает, что его сын провел несколько месяцев в боях за Донецкий аэропорт.На данный момент его сын в руках «так называемых ополченцев».
В своем монологе украинец обращается к Захарченко. По его словам, не передать те чувства, которые чувствует отец за сына в этой ситуации. Мужчина отмечает, что не является публичным человеком и никогда не выступал на камеру. Он выступает на ради «понтов», а потому, что болит душа.
«Никто не знает, где правда», — говорит отец военнопленного, обращаясь к главе ДНР. Мне «пофиг» на то, что про меня скажут люди — осудят или не осудят. Я знаю, что я поступаю правильно. Я приду за своим сыном в это пекло. Я хочу предложить тебе (Захарченко — прим.ред.) сесть за стол переговоров, не для того, чтобы делить Украину, а для того, чтобы поговорить с тобой о судьбе моего сына».
Мужчина говорит, что готов приехать в Донецк, чтобы поговорить с Захарченко и решить свою проблему, потому что то, что он испытал за последние семь дней, он не пожелал бы злейшему врагу.
«Я буду ждать твоего ответа (обращаясь к Захарченко — прим.ред.). Последние семь дней я много думал. Я не знал раньше кто такой Гиви, кто такой Захарченко. Но сейчас я узнал достаточно. Я понимаю, с кем имею дело, но я готов бороться. Поверь мне, я готов идти в пекло за своим сыном», — говорит отец украинского военнопленного».

Вот, собственно, и все. Комментировать тут нечего.

P.S. Сына, попавшего в плен к боевикам ДНР, вернули: