Россия — Украина. Счет уже пошел даже не на часы…

24.04.2014 21:24:59

Редактор популярного интернет–сайта Роман Шрайк написал статью: «Может быть, для разнообразия Донбасс послушает нас?». Такую позицию, надо сказать, сегодня поддерживает, наверное, большинство людей в Украине, но именно такая постановка вопроса взволновала многих жителей Донецкой области.

Конечно, можно понять как одних, так и других. Многие киевляне сегодня, например, горделиво заявляют, что вот они, мол, победили власть, а теперь — очередь жителей Востока отстоять свое право жить в Украине.

Но, во–первых, Киев сам вряд ли бы смог подняться и выстоять в этой борьбе, если бы не жители Западной Украины, которая значительно позже вошла в состав СССР, в результате чего процесс зачистки свободно мыслящих людей там не ушел так глубоко, как в других частях Украины. Эта разница — на поколение или даже два, с учетом войны и послевоенной борьбы за свободу. Тем более, что там сохранилась не только память о борьбе за свободу, но еще живы свидетели тех событий. Поэтому среди погибших на Майдане — более 50% жителей 7 западных областей, и только 5% — жителей Киева. Поэтому кому–кому, а киевлянам на надо было бы так бахвалиться о своей победе…

Во–вторых, на Майдане в Киеве люди боролись не за право жить в этой стране, а вышли  сначала за Евросоюз — с флагами Евросоюза, а потом восстали против давно надоевшей власти, которая, конечно же, ассоциировалась только лишь с «донецкими».

Майдан выстоял в борьбе против власти, и его в этой борьбе поддержала вся Украина, в том числе многие жители Донбасса, которым теперь предлагают покаяться за Януковича (за которого проголосовало более трети жителей того же Киева).

Но такая постановка вопроса — как минимум глупая со стороны тех, кто называет себя патриотами Украины.

К сожалению, такую позицию заняли и многие народные депутаты, например, Ирина Геращенко.

Эти люди предлагают жителям Донецкой области самим побороться за право жить в Украине.

Вчера они это же предлагали сделать жителям Крыма.

В то время, как элитные войска Украины, сотрудники милиции, СБУ, прокуратуры бесславно, практически без сопротивления, сдавали части, танки, самолеты и военные корабли «зеленым человечкам».

А когда это происходило, из Киева слышались голоса: «Боритесь, ведь мы же боролись».

На самом деле это называется предательством.

Потому что бороться киевские «патриоты Украины» предлагают жителям Юго–Востока одновременно против расформированного новой властью «Беркута» (большинство сотрудников которого во многом просто жалели людей — своих граждан — на Майдане), против не в пример солдатам–срочникам ВВ безжалостных профессиональных военных из соседнего государства, прошедших не одну войну  и, главное, — фактически против новой власти в лице всех силовых структур, назначенных новой властью, а также местных чиновников, зачастую организующих захваты государственных администраций.

И все это — в ситуации этнической разделенности. И повторяю: в ситуации, когда власть в стране вроде бы уже украинская.

Есть разница в борьбе?

В итоге Украина потеряла Крым и стремительно теряет Донбасс.

Кто–то утешает себя тем, что уходят дотационные регионы. Но это, во–первых, смотря как считать, тем более, что основные дотации идут на шахты, и в то же время есть целый ряд частных (Звягильського, Нусенкиса и др.) шахт, которые дают хорошую прибыль. Не говоря уже о тех же копанках, которые кормят очень много людей. Во–вторых, только в Донецкой и Луганской области проживают почти 7 млн людей — больше чем в трех государствах Прибалтики вместе взятых. А люди — это есть основной ресурс, который работает и платит налоги.

Кроме того, теряя Донбасс, Украина вступит в беспрецедентную в нашей истории фазу энергетической зависимости, при которой у нее не останется ни одного собственного источника энергетического сырья.

Ведь добыча каменного (энергетического) угля практически полностью сосредоточена в Донецком угольном бассейне. Энергетический уголь является единственным ископаемым топливом, которое нет необходимости импортировать, и которым мы обеспечены на несколько сотен лет.

И — ключевой ископаемый ресурс Донбасса, товарищи «патриоты», это, как ни странно, — газ. Да–да, месторождения сланцевого газа. Прогнозные ресурсы Юзовской площади — 4,054 трлн куб. м газа. В соглашениях с Shell речь шла о добыче 10–15 миллиардов кубических метров газа в год в течение 20–30 лет. Причем, в Донецкой области добыча планировалась в Краснолиманском, Славянском, Александровском, Константиновском, Артемовском, Добропольском и Ясиноватском районах. Посмотрев на географию захвата сепаратистами Донбасса, несложно заметить, что она чудесным образом совпадает с географией планируемых Shell разведывательных работ.

Кроме того, промышленный потенциал Донбасса остается очень мощным. Пусть хоть один эксперт назовет область, в которой на площади 22 тыс. квадратных километров расположены несколько крупнейших металлургических комбинатов, 5 крупнейших ТЭС, машиностроительные, коксохимические и многие другие заводы. При правильном подходе все это — мощнейший потенциал страны.

Но который, в случае отделения от Украины и превращения Донбасса в Приднестровье или Абхазию, может стать никому не нужным.

Для России возможное присоединение юга и востока Украины несет в себе много рисков. России пока этот потенциал абсолютно не нужен — ни уголь, газ, ни заводы, потому что в России это все есть, и намного дешевле. А геополитические риски, когда Запад считает, что вступление войск РФ на юг и восток Украины лежит за «красной линией» — они тоже России особо не нужны.

Поэтому если в результате конфликта в Украине все же произойдет ее фрагментация, Россия будет всячески пытаться реализовать на юго–востоке страны абхазский и югоосетинский сценарий, считают многие эксперты, поскольку он несет в себе меньше политических и экономических рисков.

И в такой ситуации жители Юго–Востока проиграют всё.

Но и Украина проиграет. И Россия тоже.

А кто выиграет?

Ответ, я думаю, известен.

Поэтому, уважаемые граждане, не надо заглядывать друг другу в рот, чтобы узнать, кто сколько съел и кто на каком языке говорит. Опомнитесь, пока не поздно, все — и те, кто рад здыхаться от Донбасса, и те в Донбассе, кто радостно потирает руки в предвкушении того, как хорошо он завтра заживет в России.

Не будет хорошо никому.

И Россия, как тот Боливар, не выдержит такой нагрузки — как добавления экономических (да и политических) проблем внутри, так и мирового давления извне.

У нас всех пока есть время остановиться. Но счет уже пошел даже не на часы…

Анатолий Герасимчук