На вкус и цвет — товарищей нет

24.07.2013 20:18:49

В одном из предыдущих номеров газеты была опубликована моя заметка, посвящённая ГРАФОМАНАМ ОТ ПЕРА — своего рода ретрансляторам чужих мыслей, выводов и убеждений, выдаваемых за свои собственные. Существует и другая категория таких, с позволения сказать, «писателей», — АНОНИМЩИКИ, чьё творчество своими корнями уходит в середину 30–х годов прошлого века.

Когда масса людей, поощряемая «партией и правительством», строчила в газеты пасквили и доносы на непонравившуюся публикацию с требованием ЗАПРЕТИТЬ и примерно НАКАЗАТЬ её автора. Что для уровня «совкого» мышления тех лет было вполне объяснимо, недаром Ильич (погоняло «Ленин») называл газеты коллективным агитатором и организатором.

В этой связи вспоминаю, что впервые с такого рода бумагомарательством столкнулся на заре своей публицистической деятельности, в конце 80–х — начале 90–х годов. Когда бывший в то время главный редактор газеты «Донбасс» Владимир Веселов пригласил в свой кабинет. И, предложив сесть (не без смеха заметив, чтобы я не упал в обморок), положил предо мною на стол пару почтовых конвертов с прикреплёнными к ним скрепками исписанными листочками. Замечу, что человек я бывалый, много чего довелось и видеть, и слышать, и читать, но такого гнусного мата, угроз и проклятий в свой адрес встречать не приходилось. Причём, в заключении каждой из петиций, как под копирку, категорическое требование — прекратить печатать мои материалы, в противном случае их сочинители грозили отказаться от подписки. Сознание я, разумеется, не потерял, но вопрос: «Что же делать?», — задал. «А ничего» — ответил Владимир Ильич. И бросив обе депеши в урну для мусора, добавил: «Наплевать и забыть! Пиши Юра, как и писал, а то вон Саша Фенченко (его первый зам) тебя к «Вечёрке» и «Жизни» ревнует, раньше, говорит, в редакционном портфеле целая стопка, твоих материалов была, а сейчас пять–шесть страничек». На том и распрощались.

С тех пор минуло четверть века, но и по сей день вспоминаю эти слова каждый раз, когда доводится читать «крик души» мятущегося анонима. Не стало исключением и «Письмо без подписи», опубликованное в предыдущем номере газеты, где некая дама из Мариуполя практически слово в слово повторяет те же обвинительные тезисы, которые пару месяцев назад озвучил в мой адрес ещё один «прокурор», если не изменяет память, из Зугреса, по фамилии Чумаченко. И вряд ли был смысл вступать с анонимщицей в полемику, полагая эту дискуссию таким же абсурдом, как, скажем, чтение лекции по уголовному праву в зековском бараке, где сидят даже не «законники» (у тех хоть есть «понятия»), а отморозки–«гопники». Если бы не ряд моментов, на которые хочу обратить внимание, и не столько воинственно настроенной жительницы Приазовья, сколько других читателей газеты.

Во–первых, если она утверждает, что читает газету «от корки до корки», тогда у меня создаётся впечатление — или она при этом держит её кверху ногами, или пользуется очками не с теми диоптриями. Поскольку мои скромные заметки, кстати, основанные на документально подтверждённых фактах, а зачастую и фотографиях, просто детский лепет по сравнению с более объёмными материалами, камня на камне не оставляющими от той мифологии, которую на протяжении десятков лет впаривали своим рабам компартийные идеологи — книга «Кузькина мать» Виктора Суворова, например. В этой связи пытаюсь представить, что бы произошло, если бы я, паче чаяния, стал штудировать компартийную макулатуру, которую абсолютно БЕСПЛАТНО некие доброхоты рассовывают по почтовым ящикам. Скорее всего, уже после первого номера «крыша поехала» бы, и остаток жизни довелось провести в «дурдоме». Отсюда вывод первый: НЕ НРАВИТСЯ — НЕ ЧИТАЙ.

Во–вторых, в отличие от вышеназванных анонимок, наметился некий прогресс — у мариупольского фантома нет ненормативной лексики и достаточно учтивое начало, я имею в виду обращение «господин» к главному редактору. Возможно потому, что аноним наконец–то узнала, что, по определению языковеда и лингвиста В.Даля, любезное её сердцу слово «товарищ» происходит от разбойничьего клича «ТОВАР ИЩИ», который использовали на Руси средневековые бандиты, грабившие купеческие караваны. Хотя по отношению ко мне она переходит на украинско–польский диалект, именуя автора этих строк ПАНОМ, почему–то закавычивая это обращение. Отсюда вывод второй: давайте, «мадам Икс», всё–таки определимся, в каком государстве мы с вами живём. Если в Украине, то тогда — ПАНИ и ПАН, если в одной из российских губерний — то ДАМА и ГОСПОДИН.

И, наконец, главное: то беспардонное хамство анонимщицы по отношению к Нине Николаевне Лазаревой, чью первую публикацию на страницах газеты, по своей эмоциональной насыщенности, искренности и трагизму, можно поставить в один ряд с великолепной статьёй В. Никулина «Правда русского солдата», напечатанной в газете пару лет назад. В этой связи убедительно прошу уважаемую Нину Николаевну не принимать близко к сердцу этот ни на чём не основанный выпад, памятуя строки русского драматурга А. Островского: «Они нас могут ОКОРБИТЬ — УНИЗИТЬ нас не смогут», и продолжить знакомить читательскую аудиторию со своими воспоминаниями.

Не исключаю, что предложенный мной материл вызовет очередной приступ гнева не подписавшейся мариупольчанки, но что поделать — отдышитесь, попейте водички, и ещё раз самым внимательнейшим образом перечитайте заголовок, поверьте — полегчает.

Юрий МУРОМСКИЙ, г. Донецк