Моя милиция меня бережет?

16.07.2013 20:19:37

На примере пгт Врадиевка Николаевской области, события в которой всколыхнули всю Украину, хочу рассказать то, что коснулось меня, и о нашей днепропетровской милиции.

Вначале хочу высказаться о качестве службы участковых инспекторов, т.к. к ним обращается большинство граждан, нуждающихся в защите собственных прав.

Настоящий инспектор в моём представлении — это надёжная опора в охране общественного порядка. Но где их найдёшь, настоящих, особенно сейчас, когда рейтинг милиции упал? Только по опросу Киевского института проблем управления, 20% горожан доверяют милиции. Учебные заведения МВД готовых инспекторов не выпускают. А чтобы стать настоящим, опытным, надёжным и умным, надо пройти хорошую жизненную школу. Кроме того, зарплата милиционера–инспектора абсолютно не соответствует уровню жизни. У нас в Жовтневом РОВД за 2–2,5 года поменялось пять участковых. Хотя их часы приёма указаны на дверях РОВД, но не всегда ты в указанное время попадёшь. То они были «на сутках», т.е. дежурили, то на футболе, и т.д. А уже чтобы он к тебе пришёл — не дождётесь, только в экстренных случаях. Сразу припоминаю 70–80-е годы, когда еще существовал Сов. Союз, и в нашем Жовтневом районе работал участковым инспектором ст.лейтенант В.Моргун (сейчас он подполковник в запасе). Жители дворов все его уважали и называли «товарищ Моргун». Он знал в лицо, по меньшей мере, каждого второго жителя на своём участке. Раз в неделю, не менее, бывал в дворах, строил детские площадки, садил деревья. И не афишировал свои добрые дела, как делают многие сейчас. О многих хороших делах его мог бы рассказать досконально, т.к. был старшим по дому от ЖЭК–9 на общественных началах. Он был внимателен и строг к тем, кто вышел из мест лишения свободы. Помогал устроиться на работу. И на его вверенном участке был порядок. А что происходит сейчас? 90% жителей не знает своего участкового. Они мало бывают на людях, порой боятся появляться, чтобы избежать жалоб и решать их.

У нас недавно был конфликт с соседом, который ночью приходил пьяным, ломал двери, забывая ключи. Вызванная милиция приезжала, а он их не пускал. А они тебе потом пишут отписки в отказе возбудить уголовное дело. А недавно второй сосед, друг первого, недовольный моими требованиями в наведении порядка, бывший врач, толкнул меня. Я сильно ушибся, получил черепно–мозговую травму, а бюро медико–судебных экспертиз не посчитало ушибы пожилого 80–летнего человека за степень тяжести, какой–то есть приказ №6 еще с 90–х годов. И вот хулиган уходит от ответственности, и в суд подать на него нельзя, так как следователь милиции уже 4–фй месяц проводит следствие, хотя хулигана ни разу не видел. Он скрывается от него и на повестки в милицию не является. Вот такие у нас законы. Их давно надо ужесточить, к чему и призывает сам Президент.

А позвонишь следователю, он не всегда есть и трубку берёт, даже по мобильному. А если дозвонишься, отвечает: «Вы у меня не один?». Хотя одного соседа надо садить за решётку. Он осуждён условно за ношение запрещённого оружия, и второй его друг по суду был лишен звания врача за то, что продавал туберкулезным больным лекарства, которые должен был давать бесплатно. Но до сих пор ни милиция, ни прокуратура не могут урезонить их. Мало того, замначальника милиции начал мне угрожать, инвалиду, что если я и дальше буду писать, он найдёт для меня уголовную статью.

Еще пример: моя жена — бывший узник нацизма — была по приглашению немецкой стороны в 2007 году в Берлине. На обратном пути её обворовали в аэропорту «Борисполь», украли командировочные в размере 570 евро и уже 7–1 год всё еще расследуют.

В конце хочу пожелать нашей доблестной милиции чаще проводить встречи с такими участковыми как «товарищ Моргун», чтобы они передавали опыт молодым, как работать с населением. Громким нераскрытым преступлением осталось на совести Жовтневого РОВД убийство в прошлом году в центре города на улице Гоголя известного в городе Геннадия Аксельрода, много сделавшего и построившего для города зданий и заведений. И вот преступники, на велосипедах с автоматами расстрелявшие его у дома, ушли, когда милиция сама находится за 200 метров от его дома, где его убили.

Вл. Марковский, г. Днепропетровск