О душе нашей

27.05.2011 16:12:55

С интересом и удовольствием вот уже несколько лет выписываю и читаю Вашу газету. Присоединяюсь к многочисленным читательским откликам, которые положительно оценивают Вашу работу, поэтому не буду повторяться. Отмечу только, что материалы по внутриполитической проблематике выгодно отличаются от подобных в других изданий своей аргументированностью и убедительностью. Подкупает так же, что в рубрике «Есть такое мнение» вы даете возможность высказаться авторам с иногда диаметрально противоположными взглядами по тому или иному вопросу. Впрочем, и все остальные рубрики мне по душе.

И радует, что вы о ней, душе нашей, не забываете, публикуя поэтические подборки. Из последних запомнилась неплохая, щемящая лирика Э.Сергачевой и А.Феевой. Осмелюсь предложить на ваш, и, надеюсь, читательский суд, несколько своих стихотворений.

С уважением и признательностью за ваш труд
Вячеслав Аксенцев, г.Донецк

ОТЧИЗНА

Я шагал по краям крутых берегов,
Позабыв о блестящих паркетах,
И шумела река от бессонных ветров.
И сердилась, запутавшись в сетях.

Пахло свежею глиной и ливнем ночным,
И таинственным запахом лета.
Белый пар над рекой поднимался как дым,
Горизонт голубел с рассветом.

Я шагал по полям, перелескам, лугам
И смотрел, красоту постигая.
И карабкался в горы, к холодным снегам.
Что веками лежат и не тают.

Я стоял над вселенной, объятый теплом,
Упираясь плечом в поднебесье.
Здесь отчизна моя, друзья и мой дом,
И моя лебединая песня!

РУССКИЕ МОТИВЫ

Зябко мокнут холодные лужи,
Время тихо идет, не спешит.
Вот и листья желтые кружат,
По утрам опадая в тиши.

Опечалилась буйная зелень,
Стали черными пашни и гать.
Вот в такую погоду Есенин
Выходил вечерами гулять.

Пригорюнились жухлые травы.
Воздух свеж, как морской ветерок.
Серой в яблоках лошадью правит
Молодой озорной паренек.

Что–то сердце беспечное просит,
Что–то душу сжимает тоска,
Видно, эта грустная осень
Растревожила так паренька.

Степь ковыльная загрустила
Вся острижена и гола,
И летит, закусив удила,
Лошадь быстрая, как стрела.

Ночь окутала черной шалью
Деревушку у сонной реки,
Только где–то за темной далью
Еле вспыхивают огоньки.

НЕ СУДЬБА

Она была застенчива, мягка
И ласково при встрече улыбалась,
И будто бы нечаянно, слегка
Моей руки своей рукой касалась.

A я не принимал ее всерьёз,
Ее доверчивых, лучистых глаз наивных,
И весь в веснушках чуть курносый нос,
Который морщился демонстративно.

Она мне говорила: «Ты один
На свете у меня, любимый самый!».
А мне словам не верилось таким
И я опять молчал столбом упрямым

Казалось, предо мною был порог.
Барьер какой–то неизвестной силы.
Шагнуть через который я не мог,
Хоть как себя об этом не просил я.

Боялся оступиться и упасть,
Свободу потерять боялся сдуру,
Боялся у себя — себя украсть
Такая уж была моя натура.

И я ушел. Она осталась где–то,
Все затянулось времени рекой.
Весна сменяет зиму, осень — лето,
А я жалею, что не ты со мной.

ЗИМНЯЯ СКАЗКА

Метелью белой зима бушует,
И стонет сад. Деревьев всхлипы
Слились в симфонию. Прошу я
Их замолчать. Но только липы,

Как будто царственные сводни,
В фату искристую одеты,
Решили мне пропеть сегодня
Божественную песнь Одетты.

И я стою, завороженный.
Под белым куполом метели,
Забыв о боли, восхищенный
Чудесной зимней колыбелью.

А звуки, разрываясь, плачут,
И слезы превращают в льдинки
Зима! Кудесница — чудачка
С лицом замерзшим, без кровинки.

СТАРЫЕ КВАРТАЛЫ

Дождь грохотал со всех сторон,
Как кровельщик по крыше кровлей,
И старый поседевший клен,
Как будто обливался кровью.

А я по морю луж блуждал
Не глядя, просто как попало,
И город ночью обнимал
Дома заснувшего квартала.

Они, как будто бы дрожа
Под бесконечным ливнем с неба,
Шептали мне: «Мы убежать
С тобой куда–нибудь хотели б».

И, вороша губами ставен,
Беззубым ртом холодных стен,
Они молили: «Не оставь нас,
Как надоел нам вечный плен!».

О, судьи, старые кварталы
И ваши сторожа — дома.
Как повидали вы немало,
Как много натерпелось вам.

Глядит, как будто бы небрежно,
Свидетель пережитых драм,
Дождем исхлестанный, как свежий.
На глине серой резкий шрам.

И окна щурятся нервозно,
Стреляя взглядом по тебе,
Стекают с ржавчиною слезы
По искалеченной трубе.

Им бы в тепло, им отдохнуть бы,
Но капель тяжесть, как пальба.
Стоят дома, как чьи–то судьбы
И, может быть, моя судьба.

***

Я не умею дышать половинно,
Я не могу вполсилы любить.
Я не хочу золотой середины.
Чтоб втихомолку, серенько жить.

Напрочь отброшу спасательный пояс.
Вплавь — до последнего взмаха руки.
Если уйдет мой последний поезд ¬
Руки останутся у реки.

Мне не по вкусу уют мягких кресел,
Спальни заснувшей ночной полумрак,
Мне бы дышать переливами песен,
Мне бы гитару держать в руках!

Нет в моей речи словечек салонных,
Руки мои над рублем не дрожат.
Мне бы на плечи одеть просоленный
Ветром и морем матросский бушлат.

И будет не страшно, если закружит
Когда–нибудь злая коса надо мной.
Я жил, я любил, я кому–то был нужен,
А руки сомкнутся и станут рекой…

***

Астероид. Дождь. Дорога.
Что еще? Еще вопрос.
И девчонка — недотрога
Со ржаной косынкой кос.

Дождь. Дорога. Астероид.
Что еще? Еще луна.
Может быть, нас в мире двое,
Может быть, она одна.

Гул во мне дороги шумной,
Астероид и рассвет.
Где любовь, себя спрошу я?
На вопрос мой есть ответ.

Я — дорога, астероид,
Дождь я нынче проливной,
Жизнь как миг, она проходит
С каждой новою весной.

И когда глаза закрою,
Будет мир и чист и прост.
Дождь. Дорога. Астероид,
И она в мерцаньи звезд!

***

Плачут стены гололедом хмурым,
И асфальт неверным зеркалом блестит
И дождем расстрелянное утро
Отпускает воздух мне в кредит.

Стало в городе мне как–то неуютно,
Как холостяку в пустом дому,
Мне б у неба попросить приюта,
Мне бы в горы выйти одному.

Чтоб ни грохота, ни речи человечьей.
Ни звонков, ни писем, ни домов.
Ни экзаменов, ни свадеб и, конечно.
Ни домашних туфель и ковров.

Мне бы нежность сосен распушистых,
И, чтоб воздух не в кредит, а целиком.
Мне бы трезвость гор простых и чистых
И по снегу, в радость, босиком!

***

Ты не проси меня вернуться
И слов не трать.
Мне в прошлое не окунуться,
Боль не унять,

Я, словно за руки привязан,
За все грехи,
К ветвям молоденького вяза
И ольхи.

Вот–вот и ветви разомкнутся
Тугие ввысь.
Нет, мне обратно не вернуться,
Мы разошлись.

Я не виню тебя как прежде,
Твое — с тобой,
Лишь об одном прошу с надеждой.
Будь другой.

Другой для дочери, для друга,
Для жизни всей,
Шагни из замкнутого круга
И будь добрей.

***

До свиданья! — До свиданья!
Разошлись легко и просто.
И остались на прощанье
Нерешенные вопросы.

Что вопросы? Судьбы наши.
Может быть, решенья ждали…
Только ты рукою машешь,
Затерявшись в снежной дали.

Может, все мне просто кажется,
В облаках витаю где–то.
Под ногами снега кашица.
Где тепло? Не скоро лето…

***

Когда душою прикоснешься к старине,
Немым свидетелям веков умерших.
В стенах музеев навсегда покой нашедших.
То что–то просыпается во мне.

Как древен старый дом князей Острожских!
Когда–то окружен глубоким рвом,
Он был оплотом верным и щитом,
Он недругов защитою надежной.

И кажется, что скоро выйдут слуги.
Опустят мост скрипучий подвесной,
И в княжий двор с зеленою травой
Введут коней, ослабив им подпруги.

И князь с коня слезает налегке.
По лестнице взбегает торопливо,
И в миг единственный, неповторимый
Спешит припасть к трепещущей руке.

И, может, он в любви ей клясться стал,
Вот здесь, с окном полуоткрытым рядом,
Где я сейчас, не отрывая взгляда,
Гляжу на чудо — во гробу Христа!

Когда душою прикоснешься к старине,
Отвергнув современные соблазны,
То чувствуешь — ты с нею кровно связан
И что–то пробуждается во мне.

НАВАЖДЕНИЕ

В темноте, доверчиво и матово
Бледнели плечи. Только свет луны
Дорожку на морскую гладь накатывал
И знак давал — мы перед вечностью равны.

А в душе пронзительно пусто,
Словно в старом заброшенном храме,
И до срока застывшие чувства
Не дают разыграться драме.

Кто мы с вами? Песчинки вселенной.
Что столкнулись и вмиг разошлись,
Старый лис и усталая серна
На тропе под названием жизнь.

Этот вечер, он был или не был,
Разыгралась ли фантазия моя?
И, под всё отрицающим небом,
Вовсе были не вы и не я.

***

Хотя на брудершафт ещё не пили,
Но незаметно перешли на «ты».
Решиться надо было — или–или,
И в омут с головою с высоты.

Один лишь шаг был нужен, самый малый.
А, может, взгляд или полунамёк,
Но время таяло, как снег весною талый,
А сделать этого никто из нас не смог.

Надежда греет, что не разомкнётся
Душ одиноких связующая нить.
Что в этой жизни нам делать остается
Любить и верить, верить и любить.

НЕ ЖАЛЕЮ

Не жалею, совсем не жалею,
Что сгораю, как костёр, дотла,
И в душе моей пламенеют
Буйной молодости вымпела.

Мы читали стихи ночами,
Пили злое терпкое вино,
Ясный месяц — полночный начальник
¬С нами был всегда заодно.

Мы влюблялись взахлёб и неистово.
Презирали и хамство, и ложь,
В наших вечных спорах об истине
Не бывал аргументом нож.

Прокрутилась жизнь, пролетела
Словно кадры старого кино,
Лишь стучатся робко и несмело
Воспоминания в моё окно.

ОСЕННЕЕ

За окном розовеет осенний закат.
Под ногами ворох листьев во дворе,
Я люблю тебя сильнее во сто крат.
Чем в далеком нашем сентябре.

То березкою мне глянешься в лесу.
То пушистой ёлочкой в снегу.
Твою нежную неброскую красу
Я от дней ненастных сберегу.

По душе тебе осенние дожди.
Зимних, долгих вечеров холода,
Ты, как прежде, на свиданье меня жди.
Я приду к тебе, любимая, всегда.

Отведу печаль–заботу и беду,
И любую боль перетерплю,
Позови лишь только — я приду,
Я ещё сильней тебя люблю!

ОЩУЩЕНИЯ

Дождь идет. Сирени куст
Укрыт унылым октябрём,
Под нескончаемым дождем
Он весь дрожит, и гол, и пуст.

Струи хлещут по реке,
Мостовой, машинам, лицам,
Молния внезапным блицем,
Лай собаки вдалеке.

Чайника негромкий свист.
Ощущенье мирозданья…
Утомленный ожиданьем,
На столе белеет лист.

Я УСПЕЮ

А ведь можно не успеть навсегда,
Не сказав «Люблю» в звенящей ночи.
Оборвутся, повиснув, про вода.
Гром чуть слышно где–то прогрохочет.

А ведь можно опоздать навсегда,
Не прийти на встречу с другом давним.
И. не вспыхнув, закатится звезда.
Прочертив короткий путь бесславный.

А ведь можно не простить навсегда
Мелочной обиды и упрёков.
Пересохнет в ручейке вода.
Звук прервётся на струне высокой.

Не хочу я этих «навсегда»
И скажу «Люблю» тебе, успею,
Руку другу протяну — уйдёт беда.
И ПРОЩУ, и ни о чём не пожалею.

Ты просто скажи мне: «Привет».
Не опуская взгляда.
И станет ярче солнечный свет,
Ведь многого мне не надо.

Ты просто спроси: «Как дела.»
И станет теплей на сердце.
В этих твоих словах
Может душа согреться.

Ты просто скажи: «Привет…»,
Ты просто спроси: «Как дела?..»
Ты рядом — и это так просто.
Но мы, как далёкие звезды…

***

Бороться надо с вялостью души,
Что тихою сапою крадется постепенно,
Смеяться, плакать, в чем–то согрешить,
И жизнь любить самозабвенно.

С улыбкою проснуться поутру,
И, в зеркало глядясь неторопливо,
К чертям послать унылую хандру,
И вновь почувствовать себя счастливым!

***

Успеть
Не знаешь, когда ждать подвоха,
Как хочется еще пожить,
Успеть хотя б еще полвздоха

В жизни этой совершить.
Ах, эта жизнь, хмельная брага,
Что по весне так сладко пить.
Успеть еще хотя б полшага

В жизни этой совершить.
Набухшие увидеть почки,
Вдохнуть земную благодать,
Успеть хотя б еще полстрочки

В жизни этой написать.