В какой строй мне встать сегодня?

13.08.2008 18:06:24

Некоторые размышления об идеологии, противостоянии, языке…

Как мне сейчас иногда вспоминаются советские времена… С их характерной погоней за “народным голосом” и “мнением масс”. До сих пор вспоминаю приторное чувство, возникавшее при очередном “письме рабочего с требованием…”. Набивающие оскомину указания “низов” прочно приучали к тому, что если письма появляются, то это кому-нибудь нужно. И если в существовании несдержавшегося от рвущегося на бумагу чувства пролетария (или хотя бы в искренности его порыва) можно было сомневаться, то в идеологическом подтексте этого явления сомнений не было. Подобные письма со времен детолюбивых классиков советской идеологии служили первым звонком на внеочередную поверку политсознательности. С кем ты? С народом? – в серый строй верных. Шаг в сторону – изменник, а значит изгой.

В какой строй мне встать сегодня? Если живу в крае, где время от времени на страницах газет гулко начинает звучать тревожный набат народного негодования. Подзабытые, но незабвенные переливы гудящих голосов как-то исподволь начинают звучать в унисон, и являют донецкой земле напряженный вопль угнетаемого, обиженного и обкрадываемого русскоязычного человека. Шутка ли, заработанное месяцами тяжелого труда богатство съедается жителями западной Украины в считанные недели праздного гуляния, хохлы крадут у великороссов их историю, а самих наследников древней славы заставляют, страшно сказать, говорить на языке, созданном меньше двух веков назад. Проблема достаточно сложна, с наскока не возьмешь. И на помощь газетам призываются и спешат великие эксперты в вопросах истории и языка. Оседлав своего писательского Росинанта, наши Дон Кихоты с жаром бросаются на врагов-великанов, призывно машущих мельничными крыльями, виноват, огромными кулаками, на встречу витязю. Потрясая заржавленным копьем дилетантизма, они вступают в неравный бой и… побеждают! Остается только удивляться той исторической наивности и свежей непосредственности, которую в наш насквозь прагматичный век можно прочитать на страницах газет Донбасса: “Даже Мазепа и Филипп Орлик считали себя не украинцами, а русскими”, “в то время НИКТО не называл себя украинцем”, “русский язык был родным для поэзии и прозы Г.Сковороды” – да в самом деле, браво, господа Эдисоны! Добавьте сюда еще пару наблюдений – например – “колесо круглое”, “сахар сладкий” и Ваши статьи, по количеству банальностей могут претендовать на место в книге рекордов Гиннесса.

Ни в коей мере не покушаюсь на хрустальную чистоту этих идей. И все же позвольте мне ими не увлечься.

“Повесть временных лет” гласит: “Словьне же… пришедше и сьдоша на Висль, и прозвашася Ляховь…”, от ляхов пошли другие названия – поляне (севшие по Днепру), другие – лютичи, мазовшане, вятичи, поморяне; древляне осели в лесах, осевшие между Припятью и Двиною назвались дреговичи и т.д. Интересен следующий пассаж древнего летописца: “И тако разидеся Словенескъ языкъ, тьмьже и прозвашася Словеньская грамота”. “А Словънскъ языкъ и Рускый одинъ; отъ Варягъ бо прозвашася Русью, а пьрвье бьша Словьне”. Нам сейчас важны не столько исторические изыскания летописца в происхождении названия Русь, сколько живое чувство реальности, свидетелем которой выступает автор “Повести”: славяне, поселившиеся от Киева до Новгорода имеют общие корни и объединены единым государственным образованием, единым языком. Это начало XII века. Начало следующего столетия стало в истории Киевской Руси трагическим. Киев постепенно утрачивает роль политического центра, а после монголо-татарских разорений и вовсе уходит в тень на несколько веков. Происходит отток коренного населения. Русский историк В.Ключевский пишет по этому поводу: “Отлив населения из Поднепровья шел в двух направлениях, двумя противоположными струями. Одна струя направлялась на запад… в глубь Галиции и Польши”, другая – на север. Галицкое княжество, изначально слабое, с конца XII века “заметно растет, густо заселяется”. Параллельно растет значение и Ростово-Суздальского края. Единая “варяжская” Русь, разделяется на Юго-Западную и Северо-Восточную. Оба субъекта новых политических реалий в равной степени наследуют культурное достояние Киевской Руси. Однако широкая деятельность по колонизации неславянских народов (финнов, карелов, чуди и т.д.), которую ведут переселяющиеся на север русичи в значительной степени трансформирует их язык, обряды, фольклор. Ключевский отмечает изменение черт лица великоросса по сравнению со славянским типом, языка. Русский ученый приходит к выводу, что только западный оттенок северного поднаречия великоросского языка (а именно – новгородское наречие жителей Новгорода и окрестностей, не сходивших со своих древнерусских мест) сохранил фонетику древнерусского языка. Этого нельзя сказать о рязанцах, калужанах, смолянах, тамбовцах, орловцах и т.д. “Московское наречие, усвоенное образованным русским обществом как образцовое… еще далее отступило от говора древней Киевской Руси”.

Галицкая Русь, отошедшая на свои исконные территории и не участвовавшая в колониальной ассимиляции, к XIV веку вернулась к Днепру. Вот слова Ключевского: “Когда таким образом стала заселяться днепровская Украина, то оказалось, что масса пришедшего сюда населения чисто русского происхождения”. Язык жителей Галицкой Руси претерпел меньше трансформаций в сравнении со своим северорусским собратом, что и подмечает В.Ключевский: “древняя фонетика сохранилась… в наречии малороссов”. Естественно, что малороссы (от Малая Русь – сравните с “Великобритания” (колониальные территории и доминионы) и собственно Британия, “Великая Греция” (колонии и освоенные острова) и собственно Греция (материковая)), как минимум, с не меньшим правом именовали себя русскими, чем москвичи. Именно этим объясняются исторические “открытия” некоторых “экспертов”. Мазепа, Орлик или Хмельницкий и не могли не называть себя русскими, так как ощущали себя прямыми наследниками Древнерусской Державы. И именно их язык, согласившись с Ключевским, надо считать русским. Как и язык Григория Сковороды, писавшего на русском языке следующие строки:
О селянскій милій, любій мой покою,
Всяких печалей лишенній!
О источников шум журчащих водою,
О льс темній прохлажденній…
(ПСС т.1, стр. 96 – орфография оригинала сохранена).

Конечно в силу политических реалий, тем же казацким предводителям приходилось использовать официальный язык Московского государства. Обращаясь к богословским темам, писал на нем и Сковорода. Однако древний русский язык продолжал жить в социальной среде русских людей Галицкой Руси.

Говоря сегодня о том, что историческим языком населения сегодняшней Украины всегда было великоросское наречие, господа “эксперты”, таким образом, творят миф. А все рукотворные мифы вызваны на авансцену истории идеологическим заказом. Историческая правда их интересует мало. Газеты создаются не для научных изысков, а для воздействия на массовое сознание. Полуистерическая пропаганда этнической и языковой нетерпимости, разворачивающаяся на страницах некоторых донецких газет – сама симптом болезни нашего общества. Запад и Восток Украины разделены, и они, по чьему-то наущению, роют между ними непроходимый ров. Общий язык действительно является мощным консолидирующим фактором, но не надо забывать, что нацию делает единая самоидентификация населения государства, осознание себя в качестве целого, в качестве единой общности. Разыгрывая сфальсифицированную карту, некоторые политические силы Донбасса решают свои грязные дела, а народ, в порыве ложного ура-патриотизма (“наших бьют!”) пляшет под их дудку.

В свою очередь, такая же нетерпимость проявляется и с другой стороны. И вот это мне больше всего болит…

Александр НЕЧАЙ