Опубликовано: 11.05.2017 14:42:06

О том, что стратегические планы Путина идут дальше, чем захват Крыма и юго-востока Украины, уже давно понятны многим обычным гражданам, кроме откровенных простаков и провокаторов-регионалов, которые убеждают договориться о мире на Донбассе с марионетками Путина, Захарченко и Плотницким. Стратегический план Путина – это восстановление Советского Союза-2 и разделение мира на зоны влияния между США и Россией. «Блицкриг» России в Украине, начатый для осуществления этого плана, провалился, но Путин отчасти компенсировал этот провал удачной сирийской авантюрой.

С приходом Трампа на пост президента США весь мир находится в ожидании, каким образом будут урегулированы эти очаги международной напряженности? По одной версии (пакетной) – Путин сдает Башара Асада в обмен на сдачу Трампом Украины. По другой версии – США дипломатическим путем, но с позиции силы, опираясь на увеличение собственных военных расходов и НАТО, а также на санкции, заставят Россию уважать нормы и законы международного права.

Большинство наших «политологов» (на содержании кого они находятся, можно определить едва они открывают рот) очень обожают обсуждать пакетный вариант. От него веет суровым правдоподобием и цинизмом современных международных отношений. Они наводят страх на обывателей и, естественно, в зависимости от заказчика подводят слушателей к выводу о необходимости либо тесного сплочения с властью, либо идти сдаваться Путину, менять Крым на Донбасс, отказываться от намерения вступить в ЕС и т. п.

Но пакетного варианта не может быть, потому что это был бы не компромисс в переговорах Трампа с Россией, а отказ от принципов, на которых базируется Западный демократический мир. Если Трамп одобрит пакетный вариант, то он поставит крест на существующей системе безопасности мира и откроет путь к международному хаосу и  произволу, ведущему к мировой ядерной катастрофе. Кроме того, сдача Украины – это практически воссоздание Советского Союза-2 и выход его на границы Приднестровья и Европы, что неизбежно приведет к снижению ее безопасности. Без Украины восточноевропейские страны будут беззащитны против гибридных провокаций России. Потребуются значительные дополнительные затраты США и Европы на обеспечение европейской безопасности.

Как справедливо отметила канцлер Меркель после безрезультатных переговоров с Путиным, еще в начале российской агрессии в Украине, что даже после окончания конфликта прежних партнерских отношений с Россией уже больше не может быть. Вполне логично, что они могут быть только в виде «холодной войны». Западу не стоит надеяться, что сдав Украину Путину, Россия вернется на путь демократического реформирования и станет как прежде надежным торговым партнером.

Россия не реформируемая страна и, скорее всего, до своего распада не станет на путь демократических реформ. Трагедия русского народа состоит в том, что он только в сохранении империи и царя (генсека, авторитарного президента) видит сохранение своего «величия», непобедимости и, пусть небогатой, но стабильности. В обмен на сохранение «величия», непобедимости  и стабильности большинство русского народа готово обходиться без демократии, свобод и прав человека. По его разумению подталкивание России к демократическим реформам – это коварные происки «морально разложившейся  Америки» по развалу «великой» России, в чем, к сожалению, народ наглядно убедился в период бездарно проводимых реформ Гайдара-Чубайса.

Бесперспективность демократического реформирования России в обозримом будущем покоится на многовековом фундаменте Российского патернализма  и на этом, кстати, строится стратегия личной безопасности Путина и его окружения.

Но как показывает опыт всей истории России устранить прогрессивное влияние Запада на умы россиян невозможно даже при изощренной советской или путинской пропаганде и политическом терроре. Тем более сейчас, в век интернета. И это периодически вызывает у народа приливы сомнений в величии России, в правильности курса ее рулевых и приливы роста протестного напряжения в обществе. В таких случаях российская власть применяет один или несколько отработанных приемов: «закручивание гаек», малая победоносная война с заведомо слабым противником или длительная «холодная война» с Западом. Создание образа врага – безотказный прием российской власти для подъема патриотического духа населения и восстановления своего авторитета.

Принятие Трампом второго варианта для решения сирийской и украинской проблем так же приведет к «холодной войне», и Запад должен это принять как неизбежный результат его политики умиротворения Путина, начиная с геноцидного уничтожения чеченского народа, сдачи Грузии Путину, упорного замалчивания и игнорирования известных Будапештских гарантий Украине. Для Запада вариант «холодной войны» нежелателен ввиду отрицательного отношения  налогоплательщиков к возврату международной напряженности и снижении уровня безопасности жизни. Кроме того, Путин, зная о ценности России для США как противовесе Китаю уверен, что Запад не будет обострять отношений с Россией и будет для нее «держать двери открытыми».

Такая тактика Запада будет большой ошибкой, т.к. чревата реваншем России, независимо от того, кто будет во главе ее. Недемократическая авторитарная Россия никогда не сможет быть долгосрочным партнером Запада, т. к. он (Запад) только своим существованием несет смертельную угрозу российскому правящему режиму. В мире не будет мира, спокойствия и ядерной безопасности пока Россия не займется перекопкой своего запущенного огорода и перестанет лезть в чужие огороды.

Поэтому отношение к России с позиции силы и усиление санкций вплоть до ее банкротства – единственный, причем безопасный для всего мира, способ умиротворения. Только когда у России нет денег, она соблюдает правила международного общежития.

К сожалению, слушая заявления некоторых европейских лидеров перед своими избирателями о нецелесообразности и прекращении санкций против России, об агрессии России против Украины как о конфликте не имеющим отношения к безопасности Европы, о тяготах экономического кризиса в ЕС и т. п., возникают досадные мысли.

Европейские лидеры, в отличии от наших, чутко прислушиваются к мнению своих избирателей, что является одной из главных европейских ценностей. Но очевидно в истории могут быть периоды переломного стратегического значения, когда лидер должен сделать все, чтобы не пойти на поводу обывателей, дабы не ввергнуть страну в катастрофу. Этим и отличается лидер нации от рядового политика или политикана, озабоченного только своим переизбранием.

Что было бы с миром, если бы Уинстон Черчилль не преодолел требования членов своего кабинета заключить предложенный Гитлером мир «на двоих» после поражения англо-французских войск на территории Франции в 1940 г.? После капитуляции Франции У.Черчилль в одиночку с трудом, отчаянно противостоял Гитлеру, два года ожидая помощи США, пока Т.Рузвельт шаг за шагом добился победы над своими «изоляционистами», чтобы вступить в войну с Германией. А ведь Гитлер был далеко от США, за океаном. Зачем Т.Рузвельту нужна была эта война? Стратегически мыслящий Т.Рузвельт понимал, что мир не стоит на месте и океаны не могут быть гарантами безопасности США. Поэтому намерение Трампа вернуть былое величие США путем усиления «национализма» и «изоляционализма» выглядит очень странным и противоречит стратегии его кумира Р.Рейгана.

А вот некоторые политики Западной Европы считают, что для их безопасности с Востока достаточна защитная прослойка в виде восточноевропейских стран от Норвегии до Румынии и Болгарии. Однако безопасность Европы заключается не только в том, чтобы добавить в эту прослойку еще и Украину и придвинуть войска НАТО к границам России, а посадить агрессора Путина на свое место и надолго. И эта задача по фундаментальному обеспечению безопасности Восточного фланга Западного мира вполне может реально решена нанесением поражения Путину в Украине и в Крыму.

Поэтому пора бы Европе перестать быть бедной родственницей США, которые спасали ее и в 1-ю и 2-ю мировые войны. А также европейцам понять, что есть время наслаждаться высокими стандартами жизни, которое не может длиться вечно, и есть жесткая необходимость защищать их, даже ценой собственной жизни, хотя пока разговор идет только о материальных потерях в виде применения санкций. Откупиться Европе от Путина, также как в свое время и от Гитлера, территориальными уступками соседей не удается.

Российская империя после глубокого провала либерально- демократических реформ вошла в стадию экономической, технологической, моральной, правовой и пр.деградаций. Продлить свое существование она может только расширяя свое недемократическое имперское жизненное пространство до бесконечности. В противном случае она развалится. Точка  возврата к демократическим реформам уже бесповоротно пройдена и это прекрасно понимает Путин. Он сознательно ведет игру в режиме «ва-банк», считая, что на его жизнь этой игры хватит.

Существующая напряженность в мире и корреспондентская риторика о приближающейся третей мировой войне обусловлены, в основном, двумя очагами нестабильности – Россия и мусульманский мир. К концу 20-го века стали очевидными рост социальной несправедливости и падение стандартов жизни в этих странах при их абсолютной неготовности к демократическому реформированию. В век информационной революции демократический мир, своим успешным примером все больше и больше революционизирующий население диктаторских стран, объективно представляет для них все большую угрозу. Поэтому российская империя и мусульманский мир — потенциальные враги демократического Запада, но между собой у них действует принцип: враг моего врага — мой союзник. Надежды Запада на помощь России в борьбе с терроризмом несостоятельны. Россия обманет, как всегда.

В. В. Бондаренко