Вакханалия торжествующего хамства…

27.05.2011 08:21:55

В воскресенье 17 апреля около 2 часов ночи депутат Верховной Рады Николай Лисин ехал на «Ламборджини» (стоимость такой машины более 300 тысяч долларов) по улице Заболотного в Киеве со скоростью почти 200 км/час, наехал на бордюр, после чего его вынесло на зеленую зону, где стоял билборд с ценами на топливо. Депутат не был пристегнут и от полученных травм скончался на месте.

О смерти Лисина Михаил Бродский в своем интернет-блоге написал: «Ездил прощаться с Колей Лисиным в клуб Кабмина и задумался. В чем же он виноват перед шакалами, которые после его смерти подняли вой в обществе и в интернете? Может быть тем, что он оказался более удачливым, способным, что он умел заработать деньги? Может быть тем, что он смог — как бы это ни было — купить себе «Ламборджини», а они нет? Он не виноват. А это всё говорит жаба, ненависть, пьянство и тунеядство».

«Ещё один шаг к воротам концлагеря…» — так озаглавил свою статью–размышление на эту тему автор под псевдонимом «Юра Химик»:

Человек не может просто так убить другого человека. Вообще — просто так ничего не бывает. На всё есть причина, хоть мы ежедневно встречаемся исключительно со следствиями. Насилие, убийства, пытки… тёмная сторона людского сознания завораживает наблюдателя, притягивает его, иногда изменяя психику самого исследователя. Вы ведь представляете, какой интерес вызывают новости, повествующие об авариях, происшествиях, трупах — желательно детских, расчлененных и раскиданных по лесу, а ещё лучше — в мусорных баках, где-то в промзоне рабочего посёлка.

Картинка, она ведь не человек — кровь, как лужица томатного сока, почерневшие лица, невнятные формы обгоревших костяков, застрявших в абстракции искореженной машины…. Читатель жадно вглядывается, пытаясь уловить очертания, разглядеть гримасу смерти на маске мертвого лица, узнать его, выхватить из вереницы воспоминаний, — Вот он, я помню его! Вчера, месяц тому, прошлым летом — в метро мы встретились взглядами.

Откуда такая жажда прикоснуться к бездне смерти? Нет, даже не подойти к ней — хотя бы просто взглянуть через многодюймовый глазок монитора. Наверное, в большей мере это голос торжествующей жизни — тот, что звучит в душах людей с момента осознания факта: «Я живу!» до последнего удара сердца. Если бы это было только так! Беспокойство овладевает мной, при попытке интегрально осмотреть картину происходящего с украинцами. Вот симптомы болезни:

Депутат Николай Лисин убил себя об столб. Так случилось — течение жизни, такой приятной, депутатской и предпринимательской, было прервано на 47 году. Отзвучал голос в душе «Я живу»… это если верить в существование души у депутата. Но дело не в конкретных фамилиях или партиях (хотя последний пункт можно оспорить)… проблема в реакции общества. Автор посвятил целый вечер ознакомлению с сотнями комментариев, размещённых под публикациями о смерти регионала, на самых крупных интернет-порталах Украины. Поразительно — ни одного соболезнования! Передо мной возникла картина всенародного ликования, причиной которого был бессмысленный таран столба с душегубскими расценками на бензин и дизтопливо, к которым, кстати, покойный был причастен.

Автор не причисляет себя к наивным мечтателям — алчность, отсутствие морально-этических норм и вопиющее хамство людей, которых мы вроде бы выбирали, никак не способствует проявлению теплых чувств. Однако, в украинском обществе по отношению к покойникам издревле культивировалось уважение, смешанное со страхом. Про мертвых не говорили плохо, просто молчали… но смерть Лисина не была встречена тишиной. Наоборот — самая комментируемая тема нескольких дней.

При этом прошу заметить — если бы не феерическая автомобильная катастрофа, с аннигиляцией архидорогого транспортного средства, никто не вспомнил бы про этого депутата. Он, подобно сотням своих коллег, никогда не занимался законотворчеством и за всю свою многолетнюю карьеру в ВР ни разу не дал интервью (да никто и не просил). В копилку законов покойный Лисин внес один законопроект (в соавторстве с 7-ю соратниками).

Классический тунеядец, впрочем, со значительными бизнес-интересами. Не скажу, что это делает его святым, или мучеником, но Николай Лисин не плевал в национальные символы, не целовал привселюдно в губы бюстик Ленина, не учинял актов публичного вранья, в общем — не наследовал своих публичных коллег по партии (слово «публичный» имеет оба смысла — прим. автора). Почему такая бурная реакция?

Те редкие VIP-персоны, что умеют пользоваться интернетом, вроде Бродского, даже высказали негодование; мол, — алкашня и жлобы завидуют трудяге и успешному человеку, у-у-у, негодяи…. Вот как интересно — выходит, что в сети Укрнета один пристойный человек, и то, — Бродский! Точно как по Гоголю: «Я их знаю всех: это все мошенники, весь город там такой: мошенник на мошеннике сидит и мошенником погоняет. Все христопродавцы. Один там только и есть порядочный человек: прокурор; да и тот, если сказать правду, свинья». Классик, что можно добавить, — только застыть в восхищении! Так всё же, где ответ?

Не знаю, можно ли измерить ненависть объёмом? Не уверен, что её можно взвесить — эта субстанция разъест любые весы. Ненависть легко ощутить — она заполнила общество. Читайте новости — действующая власть раздражает треть украинцев. Это огромное число. А пятая часть их презирает. Тех самых «вайлуватих» украинцев, привыкших с печалью взирать на новых вороватых гетманов, плевать в угол (не тот, где иконы стоят) и ожидать новой Рады. Но этого мало!

Психологов давно беспокоил вопрос, — Как могли палачи в концлагерях Рейха, сталинских Гулагах и прочих зонах страданий и насилия, осуществлять свою деятельность? Я не могу применить термин «работа» — рука не поднимается назвать так массовые убийства, принудительные работы, пытки и эксперименты над людьми. Но ведь это была работа! Ежедневная и ежечасная, — налево смертники в газовую камеру, направо — доходяги на распиловку в тайгу… нет, в тифозный барак, или иприт из чайничков наливать в артиллеристские снаряды. Не слышали о таком? А ведь было такое в СССР.

И они нашли ответ — дегуманизация! Враг народа — он уже не человек. Это зверь, оскаленный, с зазубренным кровавым ножом за спиной. Убей его! Недочеловеки скопились на наших землях, а за границами стоят второсортные народы — рабы. Недочеловекам не место в будущем… да и не люди они вовсе. История повторяет этот спектакль из века в век — локально или глобально.

Дегуманизация, она как рабство — дело добровольное. Конечно, можно подталкивать людей, направлять — газетами и телевидением, партсобраниями и провокаторами. В эпоху электронных масс-медиа это удел неимущих слоёв населения, все остальные, кто «в сети», принимают решение сами.

Вакханалия торжествующего хамства принесла плод — может, он ещё и не вызрел, но вкус его будет горек! Ох, каким глубоким стоит ожидать падение, и как страшно выглядит конец властителей, если они дадут этому плоду упасть в руки людей. Депутат уже не человек. Мы не знаем его имени, не видим его лица — гримаса нувориша, образина, расплывшаяся подбородками по шее и щеками по плечам… Воображение отзывается обликом мутанта на слово «депутат», «партийный».

Вы видели фотографии с похорон Лисина? Посмотрите, прочитайте свои чувства — что вы видите, созерцая эти лица?

Может, в иной ситуации, я бы разглядел мужественного сталевара, честного прораба (Боже, чего только не привидится! — ну да ладно…), инженера и ученого, в конце концов умелого бюрократа. Но я-то знаю, кто эти люди — депутаты, члены правительства, крупные чиновники. И я вижу в них алчных волков и юлящих шакалов, пришедших с одной целью — забрать будущее у моих детей. Понимаете — они уже не люди, а враги — явные, не таящиеся. Их слова — вой, бессмысленный и раздражающий; их деяния — зло, даже если в нём заложен высокий смысл.

Знаю, уверен — с высоты полёта (или с глубин бездны) мы, живущие тут, для власти выглядим как рабочий материал. Нет, не людьми, никак не людьми — товаром, средством производства или раздражающими нахлебниками. На нас можно охотиться, избивать, давить, грабить и оскорблять, кидать в тюрьмы… можно всё — так работает дегуманизация. Этот процесс изменил сознание и народа, и власти. Теперь мы оказались в разных мирах — млекопитающие и насекомые. А кто есть кто — решать вам.

Ещё один шаг к воротам концлагеря сделан. Сколько ещё осталось?

По материалам:
abyrvalg.in.ua, glavcom.ua