В Грузии оппозиция бунтует и требует отставки Саакашвили

27.05.2011 11:54:16

Грузинское оппозиционное «Народное собрание уведомило власти о проведении акций на площади Свободы в центре грузинской столицы с 21 по 25 мая. Днем в субботу сторонники «Народного собрания» собрались на площади и объявили о начале «решающего этапа борьбы».

В то же время, одна из лидеров «Народного собрания» Нино Бурджанадзе сообщила в воскресенье, что в течение последних двух суток в ряде городов Грузии были арестованы до 300 сторонников оппозиции.

«Задержания происходили не только в Тбилиси и Батуми, где проходят акции протеста, но и других регионах Грузии», — сказала экс-спикер Бурджанадзе.

Около 14.00 воскресенья в Тбилиси начала повторную акцию протеста, рассчитывая придать мероприятию более массовый характер. По некоторым данным, перед зданием общественного телевидения собрались примерно 2 тысячи митингующих.

На улице Костава, у здания полиции, неожиданно началась рукопашная бойня. Стороны, участвующие в драке, били друг друга древками от флагов и кидались камнями. А также, было разбито несколько автомобилей.

Агентство «Новости–Грузия» передает, что лидеры оппозиционного «Народного собрания» и нескольких партий в Грузии, присоединившихся к акции с требованием отставки Михаила Саакашвили, объявили о проведении совещаний по выработке совместного плана действий.

В консультациях с лидерами «Народного собрания» принимают участие представители радикальной «Грузинской партии», действия которой из Парижа координирует экс–министр обороны Ираклий Окруашвили, который на родине объявлен в розыск. «Грузинская партия» назначила на 25 мая «День гнева», обещая, что Окруашвили лично прибудет в Грузию и объявила об этом на акции «Народного собрания».

«Это будет последний день существующей власти», — сказал Окруашвили, который является лидером оппозиционной «Грузинской партии».

Ранее МВД Грузии сообщало, что Окруашвили будет арестован, как только пересечет границу Грузии.

Как известно, бывший соратник президента Грузии Ираклий Окруашвили после отставки с поста министра обороны страны в 2007 году объявил о создании оппозиционного движения и выступил с обвинениями в адрес высшего руководства страны. Спустя два дня после этого заявления Окруашвили был арестован по делу о коррупции. На допросе он полностью отказался от своих заявлений в адрес президента и частично признал себя виновным в предъявленных ему обвинениях. Окруашвили был освобожден под залог в 10 миллионов лари (6,5 миллиона долларов) на период предварительного следствия, а впоследствии объявлен в розыск.

В апреле 2008 года Окруашвили получил политическое убежище во Франции.

В числе примкнувших в воскресенье также Эка Беселия, возглавляющая движение «Солидарность с незаконными заключенными». Ранее к акции присоединились организация «Бывшие политзаключенные — за права человека» и партия «Свободная Грузия» во главе с Кахой Кукава.

Со вчерашнего дня митингующие блокируют автомобильное движение у здания Общественного телевидения, разместив на дороге щиты с надписью «Миша, Миша!» и перетянув поперек проезжей части железные цепи.

Накануне председатель «Народного собрания» Нона Гаприндашвили признала, что объединению не удалось собрать на акции планируемое количество людей, однако призвала не отчаиваться и выразила надежду, что акцию поддержит больше людей.

Пресс–служба президента не комментировала акции оппозиции. Глава государства Михаил Саакашвили накануне отбыл с визитом в Венгрию, а председатель парламента Давид Бакрадзе заявил, что ничего особенного в акциях оппозиции нет, но они должны проходить в рамках закона.

Редакция «Грузия Online» 22 мая опубликовала статью Юлии Латыниной, которая была написана еще в апреле 2009 года, считая, что она хорошо отражает сегодняшние события в стране:

Невменяемая грузинская оппозиция

«Газета.ру»
Юлия Латынина

Как только грузинский политик уходит в оппозицию, он становится идиотом. Это, так сказать, личное впечатление. Потому что я много раз, приезжая в Тбилиси, пыталась честно задавать оппозиционерам содержательные вопросы. Приезжаю, допустим, и спрашиваю Георгия Хаиндраву: «Почему вы против Саакашвили?» «Потому что он тиран и коррупционер». «А можно примеры коррупции?» «Почему я должен делать за вас вашу работу, – говорит Хаиндрава. – Я вам дал общее политическое освещение, а примеры вы ищите сами».

Или после российско–грузинский войны прихожу к Дато Усапашвили, считающемуся самым разумным и самым умеренным из оппозиционеров. «Надо было делать не так», – говорит. Ну хорошо, я понимаю, что не так, а что именно надо было делать Грузии в тот момент, когда российские танки двинулись к Рокскому тоннелю? «Надо было как–то так устроить дело миром». Ага. Устроить дело миром и повесить кошке на шею колокольчик.

Это все, конечно, очень плохо, потому что в демократической стране должна быть вменяемая оппозиция. Если в стране нет вменяемой оппозиции, она не демократия. В этом смысле Грузия не демократия – не потому, что в ней нет вменяемой власти, а потому, что в ней нет вменяемой оппозиции.

Почему именно с Грузией произошла такая удивительная история – мне очень любопытно, просто как политологу. И я долго думала над этой проблемой и решила, что главных причин две.

Одна причина заключается в том, что на Кавказе каждый считает себя президентом. Совершенно не важно, в Чечне ли, в Грузии ли, в Дагестане: каждый уважающий себя мужчина мечтает о президентстве, не считая совсем уже грудных детей, которые не мечтают о президентстве, а мечтают пока только о соске.

И поэтому каждый второй грузин, побывавший министром, или послом, или депутатом, автоматически решает, что он уже готов быть президентом, и искренне не понимает, что там, на этом предначертанном для него месте, делает Саакашвили.

В результате то, что в Грузии называется оппозицией, в психиатрии называется инфантильностью. Я с огромным почтением относилась к бывшему спецпредставителю Грузии в ООН Ираклию Аласания, пока не выяснилось, что перед нынешним митингом оппозиции его сторонники ходили повсюду и шепотом сообщали, что «Ираклий уже обо всем договорился с Мишико, надо только выйти на площадь – и Мишико сразу уйдет».

Это уже, знаете, ямадаевщина какая–то. Это в свое время Ямадаевы уже после того, как батальон «Восток» был молниеносно разгромлен, распускали по Чечне слухи, что Москва сейчас снимет Рамзана и назначит Руслана президентом, что и кончилось в конце концов золотым пистолетом, брошенным киллером на подземной стоянке в Дубае. (Чеченских понтов еще никто не отменял, и мне, как писателю, завидно.)

Вторая причина оппозиции – и ее многочисленности – заключается в том, что Михаил Саакашвили сломал хребет старой Грузии. Той старой Грузии – Грузии ancien regime, с эндемической коррупцией, со взятками, связями, ворами в законе – просто нет. Есть другая Грузия – где копы не берут взятки, где продано в частную собственность все, кроме совести, и где на место ворам в законе и интеллигентам пришла меритократическая элита, предпочитающая разговаривать по–английски, а не по–русски.

Это очень больно, это коснулось каждой семьи, и надо знать Грузию, чтобы понимать, что грузин всегда пожалеет своего дядю, «которого ни за что выкинули из милиции», и брата, «которого ни за что посадили в тюрьму».

Лечу в самолете с московским строителем–грузином. «А хорошо ли строить в Тбилиси?» – спрашиваю. «О, чудно! За здание в 12 тыс. кв. м я заплатил $12 тыс. за проект – и все, и через три месяца строю, а в Москве мне бы это стоило 3 года и полтора миллиона». «А вы голосовали за Саакашвили?» «Конечно, против! Он сволочь такая: у меня дядя в Счетной палате работал, так пришел новый начальник, поставил в кабинетах жучки, поймал трех человек на взятке и уволил все 800».

Мысль, что уволенный дядя и проект за три месяца как–то связаны, не то что не приходит моему собеседнику в голову – это же Кавказ! Дядя важнее.

Говорю с профессором из квартала Ваке. (Ваке – это вообще грузинская Вандея.) «Этот негодяй Саакашвили закрыл медицинский институт». Вышеописанный институт был расположен в подвале и продавал дипломы за деньги. «А вы бы хотели лечиться у врача, который окончил этот институт?» – спрашиваю. «Не в этом дело! Дети три года учились, платили деньги, как можно детей выкинуть на улицу!».

Безработные менты и уволенные чиновники, обитатели незаконно построенных и потому снесенных домов, бизнесмены, у которых жестко и небрезгливо отобрали то, что они получили даром при Шеварднадзе, а пуще всего грузинская интеллигенция, величественная, коррупмированная и бесполезная, как всякая отживающая аристократия; профессора, которые были уверены в своем наследственном праве принять сына друга в университет просто так, а сыновей простолюдинов – за деньги, – все они вдруг обнаружили себя в оппозиции, и все они не могут вербализовать своих требований.

Не могут же они написать на знаменах «Даешь взятки!». Вот и пишут «Долой Саакашвили!». Единственная их надежда – вести себя так, чтоб побили. Ведь тогда это будет признаком отсутствия демократии в Грузии.

Саакашвили совершил невозможное. В бывшей советской стране, разъеденной взятками, дружбой и связями, в стране, где как класс отсутствовал мелкий частный собственник, являющийся питательной средой свободы, а вместо частного собственника был вор в законе, аристократ и чиновник, – в этой стране он строит западное общество, и это вдохновляющий пример для России и кровное оскорбление для Кремля.

Является ли Саакашвили нормальным правителем? Господь с вами, конечно, нет! Петр I, что, нормальный правитель? Вот Анна Иоанновна или Софья Алексеевна были нормальными правителями, а Петр не был.

Называл там Саакашвили или нет Путина «лилипутиным» – дело темное, но ни один нормальный диктатор, рассматривающий власть как способ добычи денег для швейцарских офшорок, не может вынести примера ненормального диктатора, ломающего нации хребет ради частной собственности и честной полиции.Это было воспринято как личный вызов – и вся мощь российской государственной машины была брошена против Грузии, как в 60–е года она была брошена против США.

В 60–е годы мы слышали постоянно, что в США безработица и Компартия США вот–вот придет к власти. Сейчас мы слышим постоянно, что Грузия вот–вот развалится, а Саакашвили вот–вот будет свергнут.

Печально одно: если антиамериканской пропаганде никто не верил, то сейчас российская интеллигенция показала себя не столько верным союзником российской власти, сколько верной подругой интеллигенции грузинской. Свои представления о Саакашвили российская интеллигенция в основном черпает из телефонных разговоров со своими бывшими товарищами по шумным застольям в Пицунде или Тбилиси. А это все равно, что черпать представления о первом консуле Бонапарте из рассказов изгнанников в Кобленце.

По материалам открытых источников