Телефонное право от Юлии Тимошенко

27.05.2011 12:14:00

Мы, судя по всему, и в самом деле незрелая страна. Не совсем удавшееся государство. Failed state. Не банановая республика уже, конечно. Но и не нормальная ценностная цивилизация. А как иначе? Берем совсем свежий случай. Временное, мягко говоря, задержание Юлии Владимировны Тимошенко для выполнения энных следственных действий. Оставлю пока за скобками выяснение традиционной для нас «множественной идиомы» — честнейшим ли была премьер–министром Тимошенко или все–таки коррупция и в ее времена тоже слыла «королевой государственных решений». Это уже не интересно и зависит сугубо от политической субъективности спикеров.

Меня лично куда больше впечатляет наше понимание «большой политики». И не только наше. Судя по всему, выполнение элементарных (для любой страны) следственных действий — в Украине, разумеется, выглядит исключительно проявлением исключительно большой политики. Сильно влияющей не только на внутренние рекламные диспозиции отдельных персонажей, но также и на глобальные политические процессы. В противном случае, зачем энным послам энных держав активно обрывать телефоны энных высокопоставленных госслужащих Украины и… прямолинейно выяснять нечто мистическое?

Например. Зачем проводятся следственные действия в отношении вполне конкретного гражданина Украины? Почему эти действия требуют столь скрупулезного соблюдения юридической процедуры? И вообще, а нельзя ли как–нибудь без этого обойтись, чтобы всем было хорошо?

Можно и без этого. Можно вообще ничего не делать, оставаясь страной с большим коррупционным индексом и непрозрачным принятием решений. Можно игнорировать любые формальные процедуры. Можно оперативно реагировать на посольские телефонные замечания. А после занимать свое место на галерке самых запущенных стран мир. И ждать, что когда–нибудь нам разрешать стать халдеями возле общеевропейских дверей.

Некто Стросс–Кан, как я понимаю, величина по мировым меркам гораздо меньшая, нежели Юлия Тимошенко. Человек этот, наверное, вообще ни на что не влиял, будучи «рядовым» главой Международного валютного фонда и весьма перспективным кандидатом во французские президенты. Публичный и даже вызывающий арест «бедного Доминика» оставил равнодушными всех, тогда как задержание Тимошенко всего на несколько процессуальных часов спровоцировало странные заявления о начале апокалипсиса. И все–таки, почему, скажем, российский или немецкий послы в США не набрали телефон президента Обамы и не потребовали в жестком стиле объяснений относительно «казуса, происходящего со Стросс–Каном, лидером французской оппозиции»? Между прочим, формально Стросс–Кан, как возможный кандидат от французских социалистов, вполне может считаться именно что оппозицией правому Николя Саркози. Почему подобный формат «телефонных звонков» не мыслим применительно к главе на тот момент МВФ и вполне реален в современной Украине?

Дело ведь не только и не столько в Тимошенко. Она — всего лишь великолепная мастерица изящного гламурного пиара. Дело скорее в нашем добровольном самоунижении. Любой посол любой евроатлантической страны полагает себя в Украине едва ли не высокопоставленным чином, слова которого обязательны для исполнения. При этом я бы не говорил о пресловутом вмешательстве во внутренние дела Украины. Нет, все намного хуже. Подобная модель поведения считается обязательной по умолчанию — учить уму/разуму незрелых детей. Или, если хотите, барин разбирается с холопами. Стандартные ответы на стандартные вопросы: что делать? кого допрашивать? кого считать влиятельным, а кого игнорировать? кого причислить к коррупционерам, а кого пожалеть?

В чем же дело? В правильных лоббистах. И только. Юлия Владимировна — через правильных людей — умело работает на внешних политических рынках. Умелая же работа на внешних рынках — это, прежде всего, создание правдоподобной и красивой иллюзии. Иллюзии, которая хорошо продается среди тамошних политиков (к слову, совсем не больших знатоков украинских реалий) и в тамошних масс–медиа (которые также хорошо умеют продавать негатив и страшилки, как и мы).

К большому сожалению, действующая власть — не только сегодняшняя — неизменно проигрывает внешнеполитические рынки. Власть всегда запаздывает, делает неуклюжие реверансы, оправдывается и проигрывает. Почему? Возможно, причина в недооценке информационных программ в глобальном мире. Возможно, проблема в дефиците времени. Слишком много сложных процессов протекает внутри страны, чтобы достойно реагировать на внешние вызовы. Возможно, банально не хватает адекватных исполнителей.

А что касается поведения самой Юлии Владимировны, то тут, как раз, все очень просто и предсказуемо. Спрос определяет предложение. И только. Она идеально научилась продавать… ложь. Речь теперь не столько об иллюзиях, продаваемых послам евроатлантических стран. Речь о содержании нашей жизни, в которую запросто можно прийти с чужим уставом.

Издалека. Раздражение — единственное адекватное определение современной украинской политики. Почти тотальное отсутствие «диалога о способах», настойчиво подменяемое шоу–политикой. Нет, я, конечно, понимаю, что политика — это всего лишь технологии. Более или менее удачные. Популизм. Слово, но не дело. У всех. И, надо признать, не только Тимошенко грешна классическим политическим раздвоением — на разных публиках говорить взаимоисключающие вещи. Публично рассказывать сладкие сказки, но делать совсем иные дела.

Однако к Тимошенко особая претензия. Дело в том, что Юлия Владимировна, — а до нее незабвенный Виктор Андреевич Ющенко, — обращалась не просто за поддержкой избирателя здесь и сейчас. Она всегда требовала ценностного сопереживания. Она всегда обещала изменение принципов управления. Обещала изменение мировоззрения управленческой элиты. Кстати, в эти «изменения» частично поверили и те самые послы, которые нынче заболели традиционным… телефонным правом. Т.е. по сути Юлия Владимировна неизменно ратовала за новый тип социального договора внутри Украины. И это уже было не просто «обещание кандидата в обмен на избрание», но обещания кардинального пересмотра принципов сожительства государство/общество. Взамен же ЮВ предлагала, увы,… все тот же тип теневой, кулуарной, коррупционной политики. Такой вот парадокс.

В этом и кроется ее ключевая нынешняя проблема. Яркий диссонанс между словами и помыслами. Внутри страны многие это уже понимают. Вне страны многим кажется, что слова и дела ЮВ — это одно и тоже. Понимает ли сама Тимошенко, что нельзя повторно ловить избирателя на одну и ту же большую ложь? Понимает ли она, что ее личный кризис не частичном развале блока/партии БЮТ? И даже не в том, что вчерашние спонсоры–олигархи уходят к новым «решальщикам» из больших министерских кабинетов. Проблема намного глубже и звучит приблизительно так: «если ты натягиваешь на себя платье моралиста, то, пожалуйста, не лги по мелочам». Но Тимошенко так и не поняла этого краеугольного правила долгосрочной (ключевое слово) политики — нельзя постоянно одеваться в белые одежды, делая при этом откровенно темные дела. А после широко открывать глаза от удивления и изящно PR–вопить «меня бьют технологиями!»

Надо сразу сказать, что публичные технологи той же Партии регионов часто выглядят крайне неубедительно. Ребята пока не умеют выстраивать тонкие игровые партии. Бьют в лоб, часто не по делу, отпуская при этом глупейшие комментарии и вызывая раздражение.

И даже на этом фоне, когда Тимошенко противостоят весьма примитивные технологии оппонентов, она неизменно падает. И не задается вопросом — почему? А потому что ответить всегда тяжело. Тимошенко, разумеется, не видит разницы между своими действиями и своими же словами. Слова она говорит правильные, но после идет и делает ровно то же, что делали до нее, и будут делать после. Власть многими политическими субъектами рассматривается исключительно через призму удовлетворения личных потребностей. Не только материальных. И чем же в таком случае Юлия Владимировна отличается от таковых субъектов? Отличается. Причем кардинально. Она ведь говорит о новом качестве власти. Том самом качестве, которое называется «обслуга». Не себе, но людям. А после этого, — после того, как избиратель, отказавшись от собственной прививки «политикам… не верь, не бойся, не проси», начинает верить, — она заводит в игру своих людей, которые начинают… пожирать. Ресурсы. Полномочия. Государство.

Парадоксально, но если бы Тимошенко не рассказывала постоянно о новом качестве государственного управления, она была бы в игре. С другой стороны, не рассказывай она об этом самом «новом качестве», где бы была ее харизма? Такая вот «лживая ловушка», в которую Юлия Владимировна сама себя загнала. И выйти она точно не сумеет. Не потому что не хочет. А потому что не знает «как». И опять мы упираемся в поганую украинскую краеугоульность: власть — это, прежде всего, возможность реализовать личные желания. Если Тимошенко реально захочет поменять принципы (чистая теория, но все же) — она столкнется с тем, что команды исполнителей вокруг не окажется. Потому что ее команда — это команда «страждущих и жаждущих», немножко инвестирующих в харизмата–вождя, чтобы через него забраться в отраслевые кормушки. Не более того.

Увы, все это уже хорошо понятно внутри страны. Но вот на внешних рынках Юлия Владимировна все еще предстает в белых одеждах. А потому послы считают уместным внедрять в Украине специальное… телефонное право.

По материалам:
Михаил Подоляк,
Обозреватель