Путин приблизил Украину к Европе

27.05.2011 08:13:01

Последний визит Владимира Путина в Киев оказался, пожалуй, самым сложным за весь его период жизни в большой политике. При этом важно помнить, что в самой России скоро выборы, а ситуация с преемником до сих пор достаточно неоднозначная. Тот же Дмитрий Медведев в апреле прошлого года из Харькова привез 25–летнюю пролонгацию договора о пребывании ЧФ в Крыму. Год спустя уже Путину требуется громкий «украинский» триумф. И вступление в Таможенный союз Украины с геополитической точки зрения шаг для России на порядок выгоднее, нежели успешное решение крымского вопроса. Однако на данном этапе можно утверждать, что Россия пока что проигрывает «Битву за Украину» с Западом.

Причин тому несколько, и они находятся не только в Брюсселе и Вашингтоне, но в том числе в Киеве и даже Москве. Начнем как раз с методики Кремля, которая выглядит несколько топорно. Приехать в Киев и с наскока предложить «а давайте–ка вы вступите в Таможенный союз», выглядит несколько наивно, а самое главное, архаично в условиях современных украинско–российских отношений. России в свое время не удалось убедить Лукашенко признать суверенитет Абхазии и Южной Осетии (того самого Лукашенко, у которого в стране нет альтернативного мнения), а что же говорить в таком случае о Януковиче, на которого оказывает влияние огромное количество групп давления? Одно дело, убедить «раннего Януковича» образца прошлого года сделать непринципиальные уступки по тому же НАТО или ЧФ, а другое дело, уговорить его вступить в Таможенный союз, который полностью перекраивает всю внешнюю политику Украины.

Той же донецкой группе Рината Ахметова Таможенный союз с Россией менее привлекателен (если не сказать обратного), чем зона свободной торговли с ЕС. Рынок Евросоюза не только в разы больше Таможенного союза, но туда еще на порядок выгоднее продавать продукцию металлопроката и химпрома. В качестве альтернативы Путин привозит в Киев очередное обещание на снижение цены на газ. И это при том, что официальные лица Украины (тот же министр энергетики Юрий Бойко, например) уже неоднократно публично высказывали недовольство предыдущей «газовой скидкой» России, а также параллельным строительством Москвой обходных газотранспортных коридоров. Все это выглядело неубедительно и старовато. Украина уже давно интегрировалась в международный экономический процесс и надо понимать, что Россия остается хоть и самым главным партнером Киева, но уже далеко не безальтернативным.

Не учла Москва и еще один важный аспект, делая броское предложение Украине по вступлению в Таможенный союз. Россия, являясь важной духовной составляющей для юго–восточного населения Украины и тем самым влияя на внутреннюю политику страны, проигрывает по привлекательности с брэндом «членство в Европейском Союзе». Предложение Владимира Путина о вступлении Украины в Таможенный Союз тут же подняло экспертную и информационную волну об альтернативности ТС Европейскому Союзу. И общественное мнение (а это важнейшая составляющая в принятии любых политических шагов на Украине) оказалось против Таможенного Союза, так как был поставлен вопрос о «закрытии перспективы членства Украины в ЕС». Россия совершенно не провела в Украине никакой (даже латентной) компании по корреляции общественного мнения в сторону положительного восприятия Таможенного союза, отдав все на откуп кулуарным договоренностям на высшем межгосударственном уровне. Да и сделано предложение было не в самый подходящий момент. Социальное положение, а с ним и уровень доверия к Януковичу, в Украине сегодня достаточно низкое, и реализация очередного резонансного совместного проекта с Россией вызовет только очередную бурную реакцию на западе страны и никакой поддержки на Юго–востоке.

Впрочем, фактический отказ Украины от членства в Таможенном союзе не стоит расценивать исключительно только через призму внутренней ситуации в Украине и трактовать через «политическую твердость Киева». В этот раз Кремль вчистую проиграл «Борьбу за Украину» с Западом. Проиграл по всем параметрам — и информационно, и технологически (что–то подобное произошло после фактически выигранной апрельской войны с Грузией, когда Россия в мире предстала в качестве агрессора).

Уже на следующий день после визита в Киев Владимира Путина в Киев прилетел премьер–министр Польши Дональд Туск (встреча изначально была незапланированной). Формально визит был связан с подготовкой двух стран к проведению Евро–2012, но на самом деле всей украинской общественности был дан четкий сигнал — Украина важна для Европы. Еще через день последовал развернутый «экономический анализ» от Андерса Ослунда с заранее прогнозируемыми выводами о полной бесперспективности (в первую очередь, экономической) для Украины участия в Таможенном союзе. Наконец, в самом Евросоюзе на официальном уровне невероятно быстрыми темпами пошли подвижки в плане создания между Украиной и ЕС зоны свободной торговли.

Иными словами, Запад на инициативу Кремля сориентировался куда оперативнее, нежели это сделали в самой России. На достаточно невнятные предложения Москвы о каких–то потенциальных выгодах для Украины членства в ТС, Запад сделал ряд контрвыпадов с куда более (внешне) привлекательными доводами. Более того, Россия в очередной раз не смогла красиво выйти из конфуза, и вместо того, чтобы переключиться на что–то другое (спектр украино–российских отношений огромен), начала традиционно обиженно надувать губы и угрожать «страшными–престрашными экономическими последствиями для Киева».

В целом, речь стоит вести не столько о провале (совершенно неподготовленных) переговоров Москвы с Киевом, сколько о полной бессистемности внешней политики Кремля последних лет. Россия традиционно в своей внешней политике ориентируется на поддержку лояльных ей персоналий, в то время как на системные факторы в выработке двухсторонних отношений часто закрываются глаза.

И Украина всего лишь стоит в длинном ряду внешнеполитических неудач Кремля. Например, ни один член СНГ не признал новообразованные закавказские республики, что разительно отличается от того же признания Косово (а ведь оно (признание) пришло не само по себе, американское внешнеполитическое ведомство проделало в этом направлении колоссальную работу). Или член того же Таможенного союза Казахстан вместе с Туркменией строит газопровод в Китай, что само по себе крайне невыгодно России. Весьма невнятной оказалась позиция МИД РФ относительно событий в Ливии. Также непонятно, например, будущее российско–венесуэльских отношений после того, когда в Каракасе закончится время Уго Чавеса…

С Украиной русские также предпочитают дружить с конкретными персонажами. Например, «друг Борис» очень дружил с «другом Леонидом», но именно при Леониде Кучме был конфликт с Тузлой, да и Черноморский флот делился с огромными проблемами. Ющенко, в свою очередь, для Москвы был главным личным врагом, но именно при нем (а также Тимошенко) Россия получила такие преференции во всех сферах украинской экономики, сколько не имела за 10 лет правления «друга Леонида». В отношениях с «другом Виктором» Кремль сейчас натыкается на те же грабли, наивно полагая, что разовая уступка чего–либо (например, окончательный отказ от вступления в НАТО) будет и в дальнейшем приводить к удовлетворению всех капризов.

Единственное, что во всей этой спонтанной истории радует — Украина таки не безразлична Европе. После бездарных прогибов В. Ющенко в сторону Запада и нулевой реакции в ответ нас как–то приучили, что мы вообще никому не нужны. Но всего лишь год «пророссийской» политики Януковича приблизил Украину к ЕС на порядок ближе, чем это было при великих евроинтеграторах Ющенко–Тимошенко. Наблюдать, как оперативно зачесались неповоротливые институции ЕС сразу же после визита Путина в Киев, дорогого стоило. Если Украина таки станет членом Евросоюза, то Кремлю нужно будет обязательно сказать отдельное «спасибо».

Игорь Лесев,
Обозреватель