Противостояние Донецк-Днепропетровск — когда оно начиналось?

27.10.2009 18:25:13

3 ноября исполняется 13 лет со дня убийства донецкого бизнесмена, народного депутата Евгения Щербаня.  Сегодня мне почему-то вспомнились все те версии, которые тогда обсуждались — особенно о противостоянии донецкого и днепропетровского «кланов», их начинавшейся тогда жесткой борьбе за власть в Украине. Вспомнились почему–то мне слова одного из членов президиума на съезде Либеральной партии (после снятия Владимира Щербаня с должности губернатора, когда из ее состава вышла Днепропетровская областная организация), сказанные в сердцах прямо из трибуны: «Днепропетровск хочет нас, Донецк, уничтожить».

А ведь и сейчас в Украине, на старте избирательной кампании, мы видим, что снова главное противостояние в борьбе за власть будет именно между Донецком и Днепропетровском.

Чтобы меня никто ни в чем не обвинял, я не буду сейчас делать свои выводы, предположения и прогнозы на эту тему. Я просто приведу некоторые цитаты разных лет из средств массовой информации. Можно ли их как–то истолковывать применительно к сегодняшнему дню? Оставляю этот вопрос без ответа…

5 июня 2003 года в №23 (568) краматорской газеты «Технополис» была размещена статья Сергея Гармаша «Регионалы» заветам Евгения Щербаня верны». Там есть такие слова:

«…Еще в ноябре 1995–го, за год до своей гибели, народный депутат и реальный лидер Либеральной партии Украины (в то время она имела свою фракцию в парламенте) Евгений Щербань, выступая в Донецкой обладминистрации, сказал: «Становится очевидным, что под лозунгом борьбы с мафией и коррупцией идет планомерное ослабление ведущих коммерческих структур, устранение политических и экономических лидеров в Донецком регионе с целью овладения рынком сбыта газа, электроэнергии, нефтепродуктов… Пройдет немного времени, и все ключевые должности в области (в силовых структурах и госадминистрации) будут заняты представителями других регионов, а главными поставщиками энергоносителей и импортерами высоколиквидных товаров будут, естественно, фирмы, которые выражают их интересы…».

Уже тогда Е.Щербань назвал рецепт противодействия этому: «Надо привести большинство наших единомышленников в парламент. Чтобы пройти большинством в парламент, необходима консолидация всех прогрессивных сил общества для достижения конечной цели — цели создания среднего класса, класса собственников. Наиболее полно и емко выражает эти задачи и цели Либеральная партия Украины, под лозунгами которой мы и должны прийти на выборы…»

Сейчас, может, мало кто помнит даже в Донецкой области, как стремительно нарождались большие политические амбиции Донецка в 1994 году. Журналист Виктор Сухоруков в мариупольской газете «Приазовский рабочий» (№ 173 от 17 Ноября 2006 года) вспоминает:

«…Сейчас мало кто вспоминает предысторию всех нынешних скандалов. А началась она весной 1994 года, когда еще малоизвестный дончанин Владимир Щербань баллотировался на место председателя Донецкого облсовета. Поддержка у Щербаня была серьезнейшая. Настолько серьезная, что перед первым туром выборов в его пользу снял свою кандидатуру один из самых реальных кандидатов — мультимиллионер, олигарх и народный депутат Украины Евгений Щербань, однофамилец Владимира. Концерты суперзвезд эстрады, выход Щербаня в народ на массовых гуляньях. Вспомните, как Мариуполь с бреющих самолетов был засыпан морем листовок, агитирующих за Щербаня («ПР» тогда опубликовал реплику «Губернаторы живут на небе?»). Вспомним и то, что во втором туре голосования соперником Щербаня был кандидат от Коммунистической партии Владимир Логвиненко, нынешний губернатор Донбасса (какая ирония судьбы!)

И Владимир Щербань, выиграв у Логвиненко, стал председателем облсовета. Заявив, что к власти в Донбассе пришло молодое поколение бизнесменов, предпринимателей, лишенных идеологических иллюзий, — прагматиков, которые смогут сделать Донбасс процветающим краем…

…Ситуация сломалась в середине лета, когда Премьер–министром стал лютый враг Щербаней — Павел Лазаренко. И уже к осени стало ясно, что Щербаням — конец. В июле 1996 года Владимир Щербань был лишен всесильной должности губернатора (председателя облгосадминистрации), которую занимал более года, и остался в номинальной и маловлиятельной должности председателя облсовета на общественных началах.

Евгений Щербань с женой был убит в Донецком аэропорту в ноябре 1996 года. А Владимир Щербань скоро подал в отставку с поста председателя Донецкого облсовета…»

Еженедельник «2000» 26 марта 2004 года (№13 (214) в статье Александра Вольфа «Щербань Владимир Петрович» писал:

«…ЛПУ не была проектом Щербаня. Ее в свое время создал крупный донецкий бизнесмен Игорь Маркулов, о котором сейчас мало кто помнит. В мае 1997 года во время приезда Владимира Щербаня в Одессу местная газета «Порто франко» писала: «…ЛПУ вначале поражала своими финансовыми возможностями: на первом съезде партии его делегатам оплачивали не только проживание в хорошей гостинице и отменное питание, но также вручали и «карманные» деньги. Но Маркулов исчез… и в партийных рядах началась чехарда…

…Вот так Владимир Щербань и стал официальным проводником либеральной идеи в Украине. В середине 1990–х украинское общество уже начало политически структурироваться, а ЛПУ в то время считалась одной из самых многочисленных, что дало возможность говорить даже о президентских перспективах Владимира Петровича, которые в свое время ему пророчил однофамилец — донецкий предприниматель Евгений Щербань: «Хочет кто–то того или не хочет, но Владимир Щербань станет президентом Украины».

…В 1996 году … Владимир Щербань настолько увлекся планированием своего будущего, что многим стало ясно — «хозяину Донбасса» уже тесно на региональном уровне, что рано или поздно не могло не породить противостояние с представителями других региональных элит, избравших целью борьбу за присутствие на Печерских холмах.

…Имело место противостояние с новым премьером Павлом Лазаренко, с которым у Щербаня еще ранее отношения не сложились. Начавший было восстанавливаться после «перестроечной разрухи» Донбасс снова был охвачен массовыми забастовками шахтеров. Поползли слухи, что «инициатором забастовки выступил сам Щербань с целью дискредитации исполнительной власти и занятия поста премьер–министра Украины». Возможно, эти слухи распускала как раз команда Лазаренко.

Отметим, что действия горняцких профсоюзов, чьих лидеров жестко и публично критиковал Лазаренко, странным образом синхронизировались с надеждами именно премьера, очень удачно использовавшего шахтерские забастовки в своих интересах. Так, в день отставки Щербаня глава Кабмина заявил, что «забастовка, которую объявил профсоюз, возглавляемый Волынцом при непосредственном участии руководителя стачечного комитета Крылова, направлена именно на срыв ситуации, на дестабилизацию угольной отрасли». Напомним, что сейчас Михаил Волынец — член парламентской фракции Юлии Тимошенко, которая была в команде Лазаренко далеко не последним человеком.

…Павел Иванович был настроен очень решительно против «донецких», которые ни в чем не хотели ему уступать — Щербань, уволенный на восьмой день премьерства Лазаренко, стал лишь «первой ласточкой». Потом последовала череда громких отставок (в т. ч. лишился должности прокурор области, нынешний Генпрокурор Геннадий Васильев) и даже смертей (достаточно вспомнить убийство Евгения Щербаня осенью того же 1996 года). Последние, как и шахтерские забастовки, при желании, безусловно, можно рассматривать и в качестве случайных совпадений…»

Газета «CN–Столичные новости», №20 (265) от 3 июня 2003 года, автор Сергей Ковтуненко:

«В распоряжении обозревателя еженедельника «CN–Столичные новости» оказались уникальные документы, связанные с делами об убийствах Евгения Щербаня и Вадима Гетьмана. Поскольку тайна следствия уже необязательна, мы решили часть из этих документов придать гласности. При этом наши читатели могут убедиться, что в деле возникают совершенно неожиданные детали и привязки, которые могут коренным образом повлиять на политическую ситуацию в стране и оказаться скрытой «бомбой» в преддверии предвыборных гонок. Следствие есть следствие, документы есть документы. Мы практически ничего не комментируем и стараемся не давать никаких категоричных оценок. Более того, мы публикуем в основном лишь показания самих участников кровавых драм конца минувшего века. К сожалению, получить какие–либо комментарии упоминавшихся в следственных документах лиц нам пока не удалось: иных уж нет, а те далече… До тех, кто ближе, увы, не так–то легко добраться сквозь кордоны секретарей, помощников, пресс–служб… Мы готовы опубликовать ЛЮБЫЕ комментарии приводимых документов в наших следующих номерах. А пока — слово документам…

За убийство народного депутата Евгения Щербаня убийца из банды Кушнира получил… 700 долларов. А вот экс–премьеру Павлу Лазаренко, по документам, предоставленным Генпрокуратурой, этот «заказ» обошелся в сумму более двух миллионов долларов.

В начале 1996 года тогда еще первому вице–премьеру страны Павлу Ивановичу Лазаренко стало тесно на рынке энергоносителей, металла и сельхозпродукции. Аппетиты контролируемого им бизнеса росли как на дрожжах. Несмотря на то, что Павел Иванович изрядно «потрудился», обеспечив себе, особенно в сфере оптовых поставок газа, два самых привлекательных рынка, а именно Днепропетровскую и Донецкую области, в последней нашлись силы, которые никак не хотели стать под «крышу» экс–премьера. Их представлял влиятельный политик и бизнесмен, народный депутат, член фракции «Социально–рыночный выбор», экс–президент концерна «Атон» Евгений Щербань. Кроме конкурента на бизнесовом фронте Лазаренко видел в Щербане еще и возможного конкурента в борьбе за реальное политическое влияние в Украине. Поэтому, утверждают следователи, Павел Иванович и принял решение — убрать опасного конкурента.

Из показаний свидетеля Юрия Сердюка:
«Я знаком с Алексеем Рябиным, который познакомил меня с Евгением Кушниром (главари ОПГ. — Ред.), с 1989 года и долгое время поддерживал с ними отношения. После убийства Щербаня Рябин и Кушнир сообщили мне, что заказал убийство Щербаня через Мильченко–Матроса премьер–министр Украины Павел Лазаренко, который видел в лице Щербаня конкурента в экономической и политической сферах деятельности. Щербань держал в своих руках Донецкий регион, производство металла, торговлю бензином, табачными и алкогольными изделиями. Лазаренко обещал за убийство Щербаня два миллиона долларов, но Кушнир, Рябин и Алиев (также один из главарей по кличке Мага. — Ред.) от денег отказались, желая взамен получить содействие в коммерческой деятельности, что им Лазаренко и гарантировал». (Обвинительное заключение по делу №64–4453, том 1–й, стр.182).

…Банда Кушнира, которая состояла из 17 бойцов и обладала обширнейшим арсеналом — от пистолетов до гранатометов, — начала действовать. Тем более что опыт в подобных делах у бандитов уже был: из документов следствия видно, в частности, до этого они убили известного донецкого бизнесмена, владельца ФК «Шахтер» Ахатя Брагина, крупного бизнесмена–металлурга Александра Момота и еще несколько бизнесменов калибром помельче. Было решено, что непосредственно исполнять «заказ» будут Вадим Болотских по прозвищу Москвич и Геннадий Зангелиди по прозвищу Зверь, а их отход будет обеспечивать Валерий Пушняков по прозвищу Пух.

3 ноября 1996 года, в 12.15 самолет со Щербанем, его гражданской женой Натальей Никитиной и сыном Романом совершил посадку. Они возвращались из Москвы, с торжества с участием Иосифа Кобзона. И ничто не предвещало трагедии. Ко всему прочему, на 8 ноября у Щербаня была запланирована встреча с Лазаренко по просьбе последнего, и он даже не мог себе предположить, что, опять же, исходя из показаний, вопрос о его устранении уже давно решен.

Когда Щербань, его супруга, сын, делопроизводитель фирмы «Атон» Гедзур, а также бортмеханик Шеин вышли из самолета, к Евгению Щербаню приблизился Вадим Болотских и выстрелом в лицо убил народного депутата.

А тем временем, свидетельствуют документы, Павел Иванович дал поручение Петру Кириченко перечислить со счета №151897 в банке European Federal Credit Bank Ltd (Антигуа и Барбуда) оффшорной компании ORPHIN S.A. на личный счет Александра Мильченко 1 миллион 479 тысяч долларов двумя траншами…»

13 мая 2004 веб–сайт «Обком» писал:

«Во время процесса над убийцами Е. Щербаня в Луганском суде, Руслан Щербань (сын Е.Щербаня — ред.) выступил с заявлением в котором потребовал признать мотивы убийства отца — политическими. Как писали в мае 2003 года «Галицкие контракты»: «По его словам, отец с 1994 года, после избрания народным депутатом Украины, никакой другой деятельностью, кроме политической, не занимался. У него были разногласия с экс–премьер–министром Лазаренко, однако на какой почве они возникли, сын не знает. Щербань–младший утверждает, что его отец 4 ноября 1996 года должен был встретиться с Лазаренко для обсуждения важных политических вопросов, но накануне погиб. Во время слушания «дела киллеров» Руслан Щербань заявил судьям, что расследование велось ненадлежащим образом. Он потребовал, чтобы дело о гибели его отца было расследовано заново».

Юлия МОСТОВАЯ в газете «Зеркало недели» (№ 45 (110), 16 — 22 ноября 1996 г.) писала:

«…Отвечая на вопрос журналистов о возможной связи убийства Е.Щербаня с покушением на премьер–министра Украины Павла Лазаренко, прокурор Донецкой транспортной прокуратуры Валерий Кулаков сообщил, что прямых доказательств такой связи нет, однако ее возможность следствие рассматривает в качестве одной из рабочих версий…

И тут было бы уместно вспомнить о той фразе, которую сказал Евгений Щербань в своем последнем интервью программе «Вікна»: «Есть силы, которые пытаются столкнуть между собой донецкий и днепропетровский регионы…».

Анатолий Бурый