Почему братьям Капрановым стыдно, что они голосовали за Юлию Владимировну

23.04.2012 18:59:13

Братья Капрановы написали на «Украинской правде» статью «Про бідного противсіха замовте слово». Предоставляем ее русский вариант.

Вы не поверите, но еще живые свидетели. Были времена, когда слово «протывсих» писалось раздельно: против всех.

В те давние времена, 14 числа холодного ноября 1999 года заехали мы к Оксане Забужко, чтобы вместе отправиться на какую–то литературную импрезу. «А не заскочим по дороге на избирательный участок? — сказала Оксана. — Я должна проголосовать».

«Должна проголосовать … Что за ответственная гражданка!» — по–хорошему удивились мы.

За каких–то пятнадцать минут Оксана вышла с участка. «Все, — с облегчением отчиталась она, садясь в машину. — Тщательно проголосовала против обоих».

Ничего себе! «Должна проголосовать»… и «против обоих»? Напомним, что во втором туре тогда сошлись Кучма и Симоненко. К власти рвутся коммунисты — а тут «против обоих»!

Как люди искренние, степные, мы не смогли скрыть от Оксаны своего возмущения. И тут же получили такой же искренний ответ. Его помним дословно: «Только не надо меня мобилизовывать. Я между двумя подонками не выбираю. Извините, не приучена».

Этот случай вспомнился нам в 2010–м — тогда, когда Оксана Забужко стала олицетворением всех «противсихов» (простите за непреднамеренный каламбур).

Ее обвинили в том, что Янукович стал президентом. На нее вылили и продолжают выливать тонны едкой слюны в форумах. Конечно, достается и другим, но Забужко превратилась в главную мишень словесной канонады. А с ней — миллион сто тысяч человек, пришедших на выборы — потратили свое время и энергию на то, чтобы все–таки высказать собственную позицию, не поддержав обоих кандидатов.

Плотность деьмобросания я в их направлении стала настолько высокой, что мы не поленились и поинтересовались: а сколько «противсихов» было двенадцать лет назад, на выборах Кучмы? И быстро нашли ответ.

Кроме Оксаны Стефановны третий вариант в бюллетене тогда избрали девятьсот тысяч граждан. То есть ненамного меньше. И заметьте, никто не протестовал против этого «позорного явления».

Так что же произошло такого, что сегодня именно эти дополнительные 200 тысяч стали виновными во всех грехах — дошло до изменения правописания, и избирательного законодательства, которое отменило графу «не поддерживаю ни одного»?

Почему, скажите пожалуйста, всех собак не повесить на тех, кто просто не пришел на участки? Ведь их было в семь раз больше? Почему люди, которым безразлично, кто будет при власти, считаются нормой, а те, кто не ленится заявить свою гражданскую позицию, объявляются врагами?

Конечно, политическая сила, которая проиграла выборы, всегда ищет виноватых на стороне. А раздраженные люди могут быть очень и очень агрессивными. Но любой психолог подтвердит, что раздражение проходит быстро, агрессия со временем стихает — в том случае, конечно, если имеем дело не с психической болезнью. Или когда причиной агрессии является служебный, так сказать, долг.

Исследование психических болезней оставим психиатрам. А со служебным долгом следует разобраться подробнее. Ибо складывается впечатление, что борьба с «Протывсихами» в действительности является борьбой за сохранение «статус кво» в украинской политике. Именно поэтому в этом вопросе слились воедино власть и оппозиция, уничтожив проклятую графу в бюллетене.

И в этом русле зададим вопрос: чего добиваются критики Забужко? Ее перевоспитания? Или перевоспитания того самого сакрального миллиона избирателей? Так это глупое дело!

Люди, которые так активно высказывают свою позицию, не поддаются перевоспитанию, а особенно с помощью ругани. Наоборот — те, кто все же стал на горло собственной песне и проголосовал во втором туре за Юлию Владимировну (например, мы), наблюдая подобный неадекват, начинают понимать, что ошиблись и своими голосами поддержали политических гопников.

Чем же так не устраивают «протывсихи» наших политиков — как власть, так и оппозицию?

Прежде всего — независимостью мышления вкупе с необыкновенной стойкостью к внушению. Во–вторых, активностью в отстаивании собственной позиции.

И тут уже можно понять беспокойство электоральных латифундистов. Хорошо, когда такие люди являются твоими поклонниками, но не дай Бог такого врага.

Протывсихи являются страшными врагами всех без исключения «серьезных» политических игроков. Ибо не поддаются манипуляциям, и отвергая всех кандидатов, вызывают призрак новой идеологии, а значит, постепенно готовят полное и коренное изменение государственных элит.

Так что борьба с таким вот политическим свободомыслием является ничем иным, как попыткой сохранить существующую систему. Зажиманием идеологии между Сциллой–ПР и Харибдой–БЮТ имеет целью ликвидацию подлинной свободы мысли. А дальше — дорога в один конец.

«Осознание необходимости» быстро приведет нас к бинарности: власть–оппозиция, ну а потом может случиться, что количество партий вновь сократится до одной. Разве демократические стремления украинцкв не могут быть реализованы в рамках по–настоящему демократической партии, скажем, Партии Регионов?

Мы уже признались, что во время голосования не смогли стать последовательными протывсихами. А теперь скажем больше — зимой 2010–го мы пытались организовать информационную диверсию с целью заставить этот упрямый контингент все–таки проголосовать за одного из кандидатов. Однако затея сорвалась.

На этом случае следует остановиться подробнее, потому что он хорошо характеризует как идеологию «против всех», так и настоящую позицию политиков высшей лиги в этом вопросе.

Лично мы можем иногда мобилизоваться. Поэтому не имея никаких симпатий к Тимошенко, во время выборов все же решили, что Янукович — большее зло. На несколько процентов, но большее.

И чтобы спасти ситуацию, мы попытались найти аргумент специально для «протывсихов». Да еще такой, который побудит их поступиться принципами и все–таки отдать голоса за зло меньше, ибо оно — условно украинское.

Зная, что идеологический костяк «протывсихства» составляют культурно–озабоченные интеллектуалы, и одновременно понимая, что гуманитарная политика — не самая сильная сторона Тимошенко, мы решили, что именно здесь можно попытаться найти тропинку для понимания.

И действительно. Какие претензии у интеллектуалов к политику Юлии Тимошенко? А все очень просто.

Во–первых, она — культурно дезориентированная популистка. А во–вторых — склонная к авторитаризму. К чему может привести этот взрывной коктейль, мы наблюдаем сейчас на примере другого культурно дезориентированного авторитаризма, который все–таки пришел к власти. То есть на примере Януковича.

Поэтому в процессе общения с коллегами возник сценарий, который был призван компенсировать главные недостатки Юлии Владимировны. Кульминацией сюжета должна была стать встреча Тимошенко с независимыми интеллектуалами — сильнейшими ее критиками. По результатам встречи планировалось подписание совместного меморандума, в котором Тимошенко берет на себя обязательство после выборов придерживаться утвержденных приоритетов в культуре, образовании, науке и т.д.. В ответ интеллектуалы стают на горло собственной песне и призывают коллег проголосовать за меньшее зло.

Чем отличается такой подход от обычных писем поддержки? Да всем. Главным отличием является то, что кандидат в президенты не просто поговорит с людьми, но впервые признает их равноправной стороной. К тому же возьмет на себя конкретные обязательства — и не выдуманные в штабах, а полученные из рук людей, кровно с культурой сроднившихся.

Как вам такая идея? Нам тоже понравилось, тем более, что лучшей не было. И, как говорится в старом анекдоте, осталось только уговорить Ротшильда.

Конечно, мы не можем позвонить кандидату в президенты на мобильный. Но в Украине есть определенное количество влиятельных людей, которые не сбрасывают наши звонки. Поэтому в конце концов нам удалось выйти на политтехнологов Юли, а именно на Олега Медведева — того самого, который возглавляет травлю «протывсихов», а особенно Оксаны Забужко.

Реакция господина Олега нас поразила в самое сердце. Выслушав предложение, он уточнил: «Короче, в какой именно форме вы хотите поддержать Юлию Владимировну?».

Немая сцена.

Нет, мы не сдались сразу и попробовали еще раз объяснить, что не хотим никого поддерживать. У нас лучшея, эксклюзивное предложение — формат равноправного общения политика с лидерами общественного мнения. И что именно этот формат может снять проблему «протывсихов». Однако объяснить ничего не удалось.

А на следующий день мы увидели в интернете очередное письмо поддержки кандидата Тимошенко когортой известных дрессированных украинцев.

Дальше вы знаете.

(Вниманию тех, кто захочет оспорить приведенные выше факты: при разговоре присутствовал Олег Рыбачук. Поэтому проверить не сложно).

Так что теперь нам стыдно, что во втором туре мы проголосовали все–таки за Юлию Владимировну.

Почему? А потому, что мы отдали голоса за человека, который привел в Раду продажных подонков, которых сегодня называют тушками.

И несмотря написанное в приговорах, сидит она не за мифические превышения служебных обязанностей, а за то, что включила в свои списки людей, которые при первой возможности вцепились ей в горло. За то, что судьи (как они рассказывали) за Юлиного премьерства получили распоряжение все споры с участием государства решать на его, государства, пользу. Что тогда не было изменено условий содержания заключенных в Лукьяновке, где Юля сама же потом и сидела. А помимо прочего — здесь, простите, о личном — за то, что ее гуманитарный Васюник спустил в унитаз всю государственную культурную политику, променяв ее на футбол.

Не знаем и не хотим знать, как сравнивать между собой зло. Кто больше палач — тот, что убил тысячу или тысячу одного? Гитлер или Сталин? Пол Пот или Мао? Разбирать дерьмо по сортам, чтобы проголосовать за менее вонючее? Простите, больше не будем.

Поэтому осенью мы проголосуем за… А кстати, за кого голосовать осенью? Неужели опять против всех?.. Что–то оно все–таки неудобно …

Эврика!

Осенью мы проголосуем за тех, кто уже сейчас начнет диалог с лидерами общественного мнения в важнейших сферах — культуре, информационном пространстве, экономике, социальной, внешней политике. Не ограничится традиционными обещаниями в кругу тщательно отобранных конформистов, а пригласит авторитетных независимых экспертов и прямо перед их глазами возьмет на себя четкие обязательства.

И главным из этих обязательств должно быть такое: за год после выборов собрать тех же людей, публично отчитаться о том, что удалось сделать, что нет, и терпеливо выслушать их приговор. Ибо без этого механизма любые обещания опять превратятся в цяцянки — эксклюзивную радость для дураков.

Братья Капрановы, УП
Перевод Анатолия Бурого