Не плачьте так горько, экс-премьер Тимошенко…

17.08.2011 14:17:30

Печаль постигла штаб экс-Премьера Юлии Тимошенко. Несмотря на предпринятые в последние дни масштабные действия по мобилизации своих сторонников, подъема их боевого духа,  — это ей не помогло. Почему?

Да потому, что народ так просто уже не разведешь на красивые лозунги и обещания. Народу нужны были реальные шаги по реформированию страны, реальные шаги по борьбе с захлестнувшими Украину коррупцией и мздоимством, по подъему украинского производства — но этого и не было. Страна стремительно скатилась по пути создания государства всесильных чиновников–бюрократов и общества потребителей — и во время премьерства Тимошенко этот процесс не замедлялся. И именно поэтому она проиграла выборы Президента в 2010-м году, и, как  следствие — сегодня дает ответы судье Кирееву.

Почему ее не поддержал народ?

Похожая ситуация в нашей истории уже была. Но закончилось очень плохо. Давайте вспомним..

Перечитайте «Белую гвардию» Булгакова. Вдумайтесь. Если выразить содержание «Белой гвардии» одним предложением, мы увидим сочинение о том, как профессиональные военные — царские офицеры — вдребезги проиграли петлюровцам бой за Киев (в романе без названия) через собственную слабость и беспомощность. Они не создали полноценного командования. Они не наладили связь между частями. Они не имели никакого плана обороны. Они преимущественно мечтали и плакались друг другу о барышнях в белых кружевах, кавалерах в золотых аксельбантах, и о временах, когда они, бедняги, были при власти, деньгах и влиянии. Потерпев поражение, профессиональные военные не создают никакого подполья, не портят жизнь петлюровцам и не обдумывают планов диверсий. В романе не было ни вооруженных патрулей, ни засад и нападений, ни штурмов квартир подпольщиков. Николки Турбины и капитаны Мишлаевские тихонько оседают по квартирам, где скучают, болеют, пьют и очаровывают барышень. При всем желании я не назову таких героев впечатляющими или увлекательными. Они — жалки. Увидев ТАКИХ царских профессиональных военных, не удивляешься победе большевиков. Становится понятным, почему «Дни Турбиных» были любимой пьесой Сталина.

При этом, кстати, герои по ту сторону баррикад неожиданно вызывают симпатии. В них бурлит уверенность, сила и боевой задор. После рюмки оковитой утром, лихо и весело несутся на город казаки Болбочана (Болботуна). Ловко и благоустроенно шагают сечевые стрельцы — галичане. Задумчиво склонился над картой подтянутый полковник Коновалец (Торопец). Войска УНР вступают в город стремительно, слаженно и почти не встречают сопротивления. И над всеми ними — сам демон в человеческом обличье. Великий и ужасный! П Е Т Л Ю Р А!

Вы еще не верите, что Булгаков был скрытым петлюровцем?

Чтение мемуаров белогвардейцев — увлекательное занятие, если не поддаваться лирично–сопливым настроениям, которым они просто насыщены. В отрыве от эмоций, шлейф «последних рыцарей России» и «сопротивления нашествию большевистских варваров» с «гаспод Офицеров» слетает мигом. Почему?

На самом деле, белые даже не имели общей цели, за которую должны были бы отдавать жизнь. Сторонник «великой и неделимой» Деникин враждовал с казаком–сепаратистом Красновым. Поклонники «Учредительного собрания» на дух не переносили монархистов. А те, в свою очередь, никак не могли выяснить, какой быть монархии — абсолютной или конституционной? Очевидно, если бы не красные — Белая Гвардия перегрызла бы глотки друг другу.

Поражает роскошь, которой «гаспода офицеры» окружают себя везде в быту, в условиях фронта. «Слащев жил в своем вагоне на вокзале … Стол, уставленный бутылками и закусками, на диванах — разбросанная одежда, карты, оружие. Среди этого беспорядка Слащев в фантастическом белом ментике, расшитом желтыми шнурами и отороченном мехом, окруженный всевозможными птицами. Тут были и журавль, и ворон, и ласточка, и скворец …» (Врангель П.Н. Записки.).

Солдат «гаспода офицеры» содержали гораздо скромнее. Из вышеизложенного вытекало следствие — белые катастрофически не могли достучаться до души простого люда. Рядовой солдат–белый — это или деревенщина–монархист, или студент–либерал, или казак–шовинист, либо — принудительно призван. Остальные — до Петлюры, Махно и красных переходили целыми полками. Даже Деникин признал в своих мемуарах, что его наступление на Москву захлебнулось не столько из–за противодействия красных, сколько из–за масштабного восстания украинских крестьян–махновцев в тылу у белых. Учтите — Нестор Махно, которого даже красные признавали стихийным вожаком крестьян Южной Украины, НИ РАЗУ не пошел на союз с белыми. Даже имея конфликты с Петлюрой и красными, Махно стабильно отправлял белогвардейских переговорщиков под пулемет. «Крестьяне не простят нам сотрудничество с офицерами» — объяснял Нестор Иванович свою неуступчивость.

Но самое интересное впечатление от белогвардейских мемуаров — среди лидеров белых почти не встречаются представители старинных дворянских семей. Генерал Алексеев — сын солдата. Деникин — сын бывшего крепостного. Дутов, Каледин, Корнилов, Шкуро, Краснов — казаки. Колчак, Врангель и Юденич — дворяне, но нерусского происхождения. Куда же делись Шереметевы, Гагарины, Трубецкие, Орловы, и, в конечном итоге, Голицыны и Оболенские? Изучение этого вопроса приводит к самым неожиданным ответам. К 1914 год в России насчитывалось 2 миллиона 500 тысяч человек дворянской степени. Из них около 500 тысяч человек были мужчины призывного возраста. А теперь внимание. Численность всех белых армий в гражданской войне — 568,5 тысяч человек (Великий Советский энциклопедический словарь, Москва, 1986 г). К Белой Гвардии присоединилось лишь 40% всего офицерского состава Российской армии. Меньше половины. А куда же делись остальные? Во–первых, они сидели там, где не было войны. По примеру всех без исключения Великих Князей (кроме расстрелянных большевиками), они решили «не мараться в грязи братоубийственной войны». Поэтому они ждали победу, скрываясь у родственников или за рубежом.

«МЫ БУДЕМ БОГАТЫМИ ЛЮБИТЬ НАШУ БЕДНУЮ РОДИНУ!»

Михалковы, Говорухины и другие Бузины, плача по «России, которую мы потеряли» как–то забывают, благодаря чьему равнодушию так произошло. А зря. Отношение белых к собственным идеям и идеалам «преданностью» и «фанатизмом» назвать не поворачивается язык. «Вскоре мы с братом вышли из армии» — Р.Гуль («Ледяной поход»). Помню, Махно «вышел из армии», когда его раненого переправляли через Днестр. А Павленко и Тютюннык — после разгрома и интернирования их войск поляками на Волыни. Вас еще удивляет факт победы большевиков?

А секрет прост как пень. Найти фамилии старинных семей столбовых дворян среди лидеров Белой Гвардии крайне нелегко. Зато немало их можно найти … … в КРАСНОЙ АРМИИ.

Авторы фильма «Адмиралъ» не зря «забыли» показать, кто командовал красными на колчаковском фронте. И это неудивительно. Нехорошо бы получилось рассказывать, что рыло «Адмиралъу» толкли командиры Красного Восточного фронта: Каменев С.С. (дворянин и полковник царской армии), Самойло А.А.(дворянин и генерал–майор царской армии), Лебедев П.П. (дворянин и генерал–майор царской армии), Фрунзе М.В. (большевик, командовал фронтом ровно 26 дней), Ольдерогге В.А. (барон и генерал — майор царской армии). Геральдическая чистота командующих как–то не в пользу белых, вам не кажется?

Восточный фронт РККА не был исключением. Против «Вооруженных сил Юга России» генерала Деникина сражался Южный фронт РККА под командованием комфронта Егорьева В.М. (дворянин и генерал–лейтенант царской армии). Его помощником и командующим отдельной воинской группы фронта был дворянин и бывший генерал–лейтенант Селивачев В.И. А инспектором артиллерии Южного фронта был Грендаль В.Д., барон и полковник царской армии, а в будущем — начальник Главного артиллерийского управления РККА, и один из двух первых советских генерал–полковников.

То же мы видим и на Северо–Западном фронте красных. Против войск генерала Юденича билась 7–я армия РККА под командованием командарма Харламова С.Д. (дворянина и полковника царской армии), и его заместителя Одинцова С.И. (дворянина и генерал–майора царской армии). Между прочим, общественную жизнь у них в тылу обеспечивал петроградский комиссар и большевик Коба — Иосиф Сталин.

На Северном фронте против англичан и французов оборону держал Северный фронт красных. Его командующие — комфронта Парский Д.П.(дворянин и генерал–лейтенант царской армии) и комфронта Надежный Д.М. (дворянин и генерал–лейтенант царской армии).

У вас еще не мерцает в глазах от «ваших высокоблагородиев» в рядах красных? Тогда я вас сейчас добью.

Командование вооруженными силами Красной России осуществлял «Революционный Военный совет» — РВС. Его председателем всю Гражданскую войну был идейный большевик Лейба Троцкий. Но непосредственное руководство войсками и тылом осуществляли два его подразделения: Всеглавштаб РККА и Полевой штаб РККА. Руководителями Всеглавштаба были за перечнем: Стогов Н.Н., Свечин А.А., и Раттель М.И. — все, как на подбор, дворяне и генералы царской армии. Полевой штаб РККА возглавляли: Костяев Ф.В, Бонч–Бруевич М.Д, и Лебедев П.П. — все такие же дворяне и генералы царской армии. Начальником Оперативного отдела (планирование операций) Полевого штаба РККА был Шапошников Б.М. — дворянин, полковник царской армии, будущий Начальник Генерального Штаба РККА, маршал Советского Союза, и один из немногих, которых Сталин называл исключительно по имени–отчеству.

У меня возникает глупый вопрос: а, собственно, кто в Гражданскую войну на самом деле был «белой костью»? Может, всеж–таки красные? С таким количеством дворян и бывших царских генералов тезис о пролетарском происхождении Красной армии кажется весьма сомнительным. Но от фактов никуда не денешься. Бывшие царские офицеры составили 53% командного состава Красной армии. В рядах РККА находилось 48,5 тысяч царских офицеров и генералов, 10,3 тысяч царских военных чиновников и 14 тысяч военных врачей. Всего — 72,8 тысяч человек — 30% офицеров царской армии ( «Гражданская война и военная интервенция в СССР», М., Советская энциклопедия, 1983 г., стр.106). Немного. Но эти 30% занимались в РККА именно тем, чем должны были заниматься офицеры — они создавали военные планы и командовали подразделениями. В Красной армии не существовало частей типа «офицерских полков». Недостатка в солдатах РККА не испытывала никогда. Кстати, 3 тысячи человек среди командиров РККА — дворяне. К красным присоединились даже такие легендарные фигуры, как генералы Федоров В.Г. (автор первого автомата), Поливанов А.А. и Брусилов А.А. Доходило до анекдотов. Любовница белого генерала Слащева, Нина Нечволодова ( «юнкер Нечволодов») была племянницей тогдашнего начальника Главного артиллерийского управления РККА.

Каким же лихом вся эта масса генералов–дворян оказалась у красных? Они же вроде клялись служить «За Веру, Царя и Отечество»? Первое, что приходит в голову — их принудили. Но этот тезис легко опровергается. Немало бывших царских генералов попадали в плен к белым, и выбирали быть расстрелянными, чем вернуться под золотые погоны. В колчаковской тюрьме погиб барон фон Таубе А.А. — начальник главного штаба командования Красной армии в Сибири. Белыми были расстреляны пленные комдивы Николаев А.П, Станкевич А.В, Соболев А.В. — бывшие генералы царской армии. Так что принуждением здесь и не пахло.

Нужно осознать — переход к красным для большинства «бывших» был отнюдь не стихийным. Царский Генштаб перешел на сторону Красных почти в полном составе, практически с первых же дней большевистской власти. А для таких организованных переходов высшего командования армии на сторону мятежников существует простой и понятный термин — мятеж. Царские генералы не толпой побежали в объятия новой власти. Они — сами способствовали захвату власти большевиками. В ночь на 25 октября 1917 Петроград был забит войсками. Но Зимний Дворец защищали только юнкера и девушки–»ударницы». Одного приказа было достаточно, чтобы раздавить Смольный. Но его никто не душил. Войскам — не приказали. Сами военные оборонять ненавистное офицерам Временное правительство не имели ни малейшего желания.А на следующий день царские генералы массово двинули на сторону красных .

Что же их толкнуло на такой шаг? Приготовьтесь, сейчас будет очень удивительно.

20 октября 1916 года начальник Главного артиллерийского управления (ГАУ) Императорской армии генерал Маниковський А.А.подал в правительство доклад №165392 «О строительстве военных заводов». Доклад вызвал эффект разорвавшейся бомбы. Царский генерал требовал создания ряда государственных военных предприятий — именно на которых предлагалось размещать военные заказы для нужд армии. Буржуазию от военных заказов он предлагал устранить, а производство оружия на частных заводах — поставить под жесткий контроль государства в лице ГАУ. Генерал ссылался на опыт национализации для нужд государства мощного Путиловского завода, и на этом примере доказывал преимущества государственного производства оружия и стратегических товаров перед частным.Иными словами, генерал потребовал на время войны введения сталинского социализма в сфере военного производства. А поскольку на войну работала более–менее вся страна, реформы должны были затронуть почти всю промышленность. Слабо?

Любители «России, которую мы потеряли» забывают рассказать, что государственный аппарат Российской Империи был изъеден коррупцией словно старый совковый вагон — ржавчиной. Через собственное лобби в правительстве, Военном министерстве, Генеральном штабе и Государственной Думе, за соответствующий «откат» российские дельцы оформляли многомиллиардные государственные заказы, которые чаще всего срывали. Более того — государственная политика России начала формироваться именно интересами дельцов. Из–за желания «сделать дело» Государственная Дума до войны требовала увеличения флота и построения линкоров. На сухопутной войне линкоры понадобились как лыжи в бане, однако ребята «тему закрыли». С началом войны ситуация переросла заново — теперь дельцы принялись поставлять в армию оружие и боеприпасы.

Результат их деятельности — в 1915 году российским солдатам в окопах не хватало даже патронов. Большевиков часто упрекают «одной винтовкой на троих». Большевики могут спать спокойно, в 1915 году в Императорской армии было такое, что одна винтовка приходилась на десятерых и более. В результате — Русская армия потерпела ряд поражений, бешеных потерь, деморализации, и была вынуждена отступить. Только тогда грянул гром. По ситуации в Военном Министерстве было проведено следствие и арестован военный министр генерал Сухомлинов.

Но дела это не улучшило. Новому военному министру генералу Поливанову и начальнику ГАУ генералу Маниковскому пришлось чуть ли не не зубами отгрызаться от скряг–дельцов. «Генералов, которые не брали» — уничтожали клеветой. Их имена марала Госдума. Их душило правительство. Наконец, Начальник штаба Ставки Верховного Главнокомандования генерал Алексеев напрямую приказал военному министру уволить строптивого начальника ГАУ. Только твердая позиция генералов Поливанова и Маниковского смогла противостоять интригам, и результат был достигнут — в 1916 году армия получила все необходимое «для жизни и боя». Кстати, генерал Алексеев был одним из лидеров Белого движения. А генерал от артиллерии Алексей Алексеевич Маниковский добровольно ушел в Красную армию и стал первым Начальником артиллерийского управления РККА и Управления снабжения Красной армии. Именно ему красные обязаны созданием артиллерии и системы снабжения РККА. Напомню, в течение Гражданской войны Красная армия переоделась в новую форму. А патронов она имела столько, что хватало не только для красных, но и для «союзников» (например — для Махно).

Но в 16–м году дельцы нашли–таки путь к государственной казне — через Его Величество Государя Императора. Беда в том, что безвольный Николай II находился под жестким влиянием своей истерички–жены.А генералы Генштаба через коллег из военной контрразведки знали наверняка: чего хочет императрица — того хочет Николай. А императрица часто хотела того же, чего и Гришка Распутин и его бизнес–окружение. И далеко не только он. Против лома — нет приема. Генералы понимали это, и, наверно, локти грызли от бессилия. Они прекрасно понимали, что невозможно противостоять коррупции, которой способствует сам царь. Более того, среди членов царской семьи генералы (профессиональные военные и политики) не видели ни одного человека, способного на решительные действия.

То есть, независимо от результатов войны, России предстояло гибнуть от ненасытных дельцов и капиталистов. И это для генералов было самым больным.

В Красную армию пошли не просто генералы, а наиболее талантливые, решительные и агрессивные генералы. Было что–то, что двигало ими всеми и побудило именно к таким действиям. И это нечто — вера в идеалы Империи. Российская Империя, единая и неделимая, мощная и непоколебимая была для них самой большой ценностью.И эта ценность на их глазах шаталась и грозила исчезнуть из–за коррупции в центре и соответствующего местного сепаратизма на местах. Отстранения от власти царя в 17–м с головой хватило, чтобы русская Империя затрещала по швам. В самостоятельные государства мигом выделились Польша, Финляндия, страны Балтии, Украина, Кавказские республики, Страны Средней Азии и даже Сибирь. Такие процессы не создаются за один день, военная контрразведка не могла не знать о таких тенденциях. Поэтому генералы (априори — милитаристы) видели только один выход из положения — закрутить гайки. Промышленность — под контроль государства, государственный строй — к ногтю, никакой свободы прессы, все для фронта, все для победы. Думаю, на эту тему много дискутировали два брата Бонч–Бруевича — Владимир и Михаил. Первый — большевик и близкий соратник Ленина. Второй — генерал–майор Генерального штаба, бывший начальник Северо–Западного и Северного фронтов, а к 25 октября (7 ноября) 1917 года — командующий Могилевского гарнизона, на территории которого находилась Ставка Верховного Главнокомандования Императорской армии. Уже 25 октября (7 ноября) 1917 года он — начальник штаба Ставки ВГК. Беспокоило положение в стране и заместителя начальника Генштаба генерал–лейтенанта Потапова М.М. Он начал сотрудничество с большевиками еще в июле 17–го года.

Вам уже понятно, почему на защиту Временного правительства не сдвинулось ни одна военная часть? А почему царские генералы массово перешли на сторону красных? Стремящиеся любой ценой сохранить Империю, осознавая полную деградацию государственного аппарата России и монархических институтов, понимая, что люди в погонах дискредитированы в глазах народа настолько, что военный путч никто не воспримет, генералы–мятежники пошли на контакт с той политической силой, с которой у них совпадали цели и которая была способна создать новое идеологическое прикрытие на смену обанкротившимся «православие–самодержавие–народность». Идеи большевиков нашли отклик в сердцах людей, да такой, что брат убивал брата — во имя «нового мира». Результатом союза большевика с генералом стали Голодомор 33–го, кровавая бойня 37–го, ядерный опыт на Тоцком полигоне и т.д. и т.п. В результате воплощения в жизнь вожделенных мечтаний господ–генералов Империя возродила свое могущество, расширила влияние на значительную часть земного шара и … надорвала хребет славянским народам.

Шутки в сторону, количество собственно «русских» в России снижается бешеными темпами на фоне стремительного увеличения числа и влияния кавказцев и тюрков. В Украине единственный регион с приростом населения — Западная Украина, территория которой меньше всего находилась под «совком».

Славяне спиваются. Стержень славянских народов сломлен. И это — результат «сталинской закалки» и других экспериментов большевиков над народами великой страны.

Это — следствие попытки сохранить Империю путем военного путча и закручивания гаек.

А кто же тогда попал к белым, спросите вы? А все те, кто по определенным причинам не понадобился красным, или принципиально не захотел им служить. Неумехи, ничтожества, фанатичные монархисты, либералы, сепаратисты–казаки, идеалисты, картежники, бабники, пьяницы и т.д. и т.п. Их подвиги — известны. Гражданскую войну они проиграли вдребезги. Ни одна территория с Белой властью не устояла под ударами большевиков. Не помогли ни помощь Антанты, ни наличие третьей силы — националистических армий. Если летом 1918 года большевики контролировали лишь центральную часть России — в конце Гражданской войны они овладели территорией ВСЕЙ Империи, кроме Балтии, Польши и Финляндии. Смех, да и только! Последние боеспособные части Белой Гвардии, кавалерийские корпуса генералов Бабиева и Барбовича были уничтожены даже не «красными дворянами», а конниками бывшего унтера Миронова и махновского атамана Каретника.

«ОСТАВЬТЕ, ПОРУЧИК, СТАКАН САМОГОНА,
ВЕДЬ ВЫ НЕ НАЙДЕТЕ ЗАБВЕНЬЯ В ВИНЕ …»

До 1923 года большевики продолжали сражаться с украинскими повстанцами в Холодном Яру, с петлюровцами Тютюнныка, с веселыми ребятами батьки Махно и др. Однако ни одного «белого партизанского движения» на территории «Страны Советов» так и не возникло. Не лучшая участь постигла белых в эмиграции. Уже упомянутый Михаил Булгаков выразительно изобразил ее в пьесе «Бег». Мучается душевной болью генерал Хлудов (Слащев): — «Подайте, ну … Я генерал, я жрать хочу …». Торгует игрушечными «комиссарами» генерал Чарнота: — «Не бьется, не ломается, а только улыбается!». Трагическая судьба Серафимы Корзухиной: «… только чудо вас спасет от института проституции!..». И так везде. Почти во всех мемуарах.

«ВЕДЬ Я ИНСТИТУТКА. Я ДОЧЬ КАМЕРГЕРА.
Я ЧЕРНАЯ МОЛЬ. Я ЛЕТУЧАЯ МЫШЬ …»

Чудо и только. Во времена Гражданской войны на Запад убежало немало российских дельцов, банкиров и талантливых инженеров (напр. Игорь Сикорский). Но бывшие белогвардейцы были вынуждены выживать сами. Их никто не поддерживал. Их идеи и стремления никого не интересовали.

В первую очередь — соотечественников. Может, потому генерал Слащев, в конце концов, вернулся к красным, чтобы преподавать тактику своим бывшим врагам?

Политические достояния белых после Гражданской войны — мизерные. Вне власти большевиков остались целые территории — Финляндия, страны Балтии, Польша. Нигде белые не создали никакой политической силы. Показателен пример Западной Украины. Волынь и Полесье — бывшие территории Российской Империи. Там осталось немало офицеров и служащих Императорской армии. Там было немало людей, которые явно сочувствовали «бывшим», особенно на фоне шовинистического диктата, установленного поляками. Создали белые там движение собственных сторонников? Привлекли симпатии людей? Защитили их от полонизации? Дудки! Симпатии людей привлекли на свою сторону члены Организации украинских националистов. Не бывшая австрийская Галичина, а именно бывшая русская Волынь стала местом создания и развития Украинской Повстанческой армии. Может, именно за это УПА так ненавидят россияне–имперцы? За чистое изображение никчемности белой эмиграции?

Не смогли белые наложить лапу и на бывшие зарубежные активы Российской Империи. Российский военный атташе во Франции граф Игнатьев отдал большевикам деньги российского правительства — 225 млн рублей золотом. Разъяренные белые обрекли Игнатьева к смертной казни, но, как и все остальное, эту задачу они с треском провалили. Вся их дальнейшая история — сами «белые акации, цветы эмиграции». Слезы, сопли и пожизненное оплакивание собственной неуклюжести.

История любит иронию.На сцену мировой политики белым удалось вернуться — в рядах Непобедимого Германского Вермахта. Генералы Краснов, Шкуро, Туркул и еще много других все же оставили свой след в истории русского коллаборационизма. Принципиальное отличие белогвардейцев от дивизии СС «Галичина» — галичане никогда не были гражданами России. Вообще, сотрудничество бывших белых с Вермахтом и СС — тема отдельной статьи.

В наше время, в современной России, образ белых офицеров всячески романтизируется. Время от времени на экранах кинотеатров появляются фильмы «Господа офицеры», «Русские без России», «Адмиралъ» и другие «России, которые мы потеряли». Из офицеров–белогвардейцев старательно лепят образ «светлых рыцарей цивилизации» и «последнего сопротивления большевистскому варварству». Единственный вопрос, на который совершенно не отвечают эти фильмы — как же «рыцари света» продули все, что имели, какому–то быдлу? Как они допустили к власти большевиков? О «красных дворянах и генералах» в России сейчас не вспоминают. Причина очевидна. Раскрытие роли царских генералов в Октябрьской Революции похоронит легенду о «немецком шпионе Ленине», и «революцию как спецоперацию Британских спецслужб».

Станет понятно, что именно «голубая кровь и белая кость» — «гаспада генералы» — провели для большевиков всю техническую часть процесса захвата власти в России. Именно часть элиты Российской Империи — руководители Императорской армии и Генерального Штаба на самом деле виновны в семидесятилетнем большевистском диктате. А раз так, то на повестку дня встает простой вопрос. Чего стоит империя, сохранение которой составляет ТАКУЮ цену?

А «утонченные аристократы — белые офицеры» — это просто хорошенький миф. Не было никаких благородных офицеров, в которых «в чести были законы чести». Были — поручики Голицыны и корнеты Оболенские. Толпа идеалистов и неудачников, которые протринькалы все, что имели.Остальное — сопли эмигрантских мемуаров и мифы от российского кинематографа. Не более.

«И ВЫ КАПИТАН, НЕ ТЯНИТЕСЬ К БУТЫЛКЕ,
ЮНЦАМ ПОДАВАЯ НЕНУЖНЫЙ ПРИМЕР …»

Нам же следует помнить другое. Не все обломки Российской Империи постигла участь вернуться к ее большевистской реинкарнации. Определенным территориям таки удалось построить на своих землях нормальные национальные государства. Украине этого не судилось, и не в последнюю очередь из–за многочисленных ошибок лидеров Украинской Народной республики. Но, в конце концов, в войне на три фронта промахнулся бы и Бонапарт. Больше всех повезло Финляндии. Читать о ней — дело захватывающее. Финляндия 20–30–х — это почти Украина сейчас. Те же проблемы. Скупость дельцов и банкиров. Бедность и нищета большинства населения. Коррупция. Бешеная проблема русскоязычных. Бардак в государственном управлении. Слишком придирчивое соседство с россиянами. И, в конце концов, когда пришло горе, — неслыханная волна патриотизма, которая просто выцарапала из лап врага право на жизнь для своего государства. Это было тогда. Сейчас Финляндия — самая цветущая страна мира.

Так что не берите в голову. Украина идет медленно, неуклюже, делая многочисленные ошибки. Но идет в единственно верном направлении. Другого пути, кроме построения демократического национального государства, в природе не существует.

Любителям же «России, которую мы потеряли» пожелание одно — поймите, что ее не вернуть. Нельзя оживить труп, сшитый из сказок и мифов.

«Не надо грустить, господа офицеры. Что ВЫ потеряли — уже не вернуть…»

Да, возвращаясь к выборам Президента Украины — в этих выборах Тимошенко проиграла. И  Правительство Тимошенко постигла та же участь, что и Временное правительство Керенского. Потому что и те, и те — правили как временщики. Сегодня и сейчас — хапнуть, забрать, поделить между собой. А народ — серая масса, по их разумению — должен был подождать, потерпеть, смириться. Но так не бывает. Точнее, бывает, но не долго. И терпение народа может закончиться — как в 2010–м. А может и так, как в 1917–м…

Поэтому — может, не стоит доводить народ до греха?

Анатолий Бурый
по мотивам «Дракона»:
«Не плачте так гірко, поручик Голіцин» .