Майдан выходил против олигархов — но олигархи остались

22.11.2015 10:44:06

Это первое интервью Алексея Мочанова за много месяцев молчания (всяческие ток-шоу в «телевизоре» не в счет – туда Мочанова приглашают наперебой, поскольку его присутствие автоматически увеличивает рейтинги любой передачи). Почему? Потому что он один из немногих, кто позволяет себе говорить то, что думает.


Про интервью для издания МИР мы договаривались с августа. Мочанов не хотел встречаться – тогда только-только командир разведчиков Андрей Гречанов («Рахман»), воевавший в донецком аэропорту, попал в плен боевиков. И Алексей не хотел общаться с журналистами, пока Рахман там... Он по-прежнему в плену, Мочанов делает все возможное, чтобы вытянуть его оттуда. Но на разговор все-таки согласился – события в стране разворачиваются такие, что, — и это видно невооружённым взглядом – Мочанов молчать уже не может…

Мы долго думали, «зачистить» ли речь Алексея от ненормативных «эпитетов», которыми он щедро одарил всех власть предержащих, о которых мы вспоминали в разговоре. Приняли Соломоново решение – часть убрали, часть – нет. В конце концов, в этом тоже весь Мочанов… Брутальный и честный. А мы – просто связующее звено между этой неоднозначной личностью и нашими читателями…

Страна

— Алексей, все уже поняли, что после Майдана вся страна двигается куда-то не туда. Но никто (по крайне мере те политики, с которыми я общаюсь) не может внятно объяснить – почему так случилось, где произошел сбой и, что надо делать, чтобы «вырулить»

— С точки зрения природного потенциала – недр, морей, гор, лесов, черноземов и водоемов – мы уже давно должны жить круче, чем Катар. С точки зрения потенциала человеческого — я за три месяца на Майдане и за 1,5 года войны очень хорошо усвоил: «Там, где два хохла — там три гетмана»…

Люди не хотят читать, анализировать и учиться.  Отсутствие реального, «недоговорного» и не купленного образования – это первая  и самая большая беда в стране. В День Конституции мы пытаемся нажраться, при этом — ни разу в жизни, не открыв эту самую Конституцию и не понимая сути того, что такое «общественный договор».

Я уверен: если бы каждый мудак, который только что потратил миллионы на свою избирательную кампанию, оплатил бы своими рекламными деньгами не борды-сорняки и эфиры ни о чем, а компьютерный класс, татами и библиотеку в школе, которую закончил – он сделал бы для страны намного больше, чем натыкивая свои бестолковые биг-морды по городам и весям…

Но, в то же время, у нас в стране большая проблема в том, что все думают, что все всё знают, причем – лучше остальных…

Поэтому мы все время ищем причины наших проблем снаружи, во вне, не пытаясь искать эту причину в самих себе…

Ну и, конечно же, нам все время что-то мешает – погода, сибирские морозы или Тунгусский метеорит…

Мочанов

— Вы власть имеете виду, говоря о неучах, уверенных в своей правоте?

— Посмотрите на африканский Тунис. Или на северян-исландцев! Вот исландцы, например, не так давно обсудили свое несладкое житьё-бытьё, обговорили базовые принципы, заключили общественный договор, провели Конституционный конвент, и решили, что если кто-то одалживал деньги под государственные гарантии — то эти деньги в результате должно возвращать не государство и его простые граждане, а те, кто эти деньги брал в долг… А наши – четверть века торговали своими рожами и нашей общей страной, «нахватались» от МВФ кредитов, которые отдавать не их детям и внукам — и мы уже все похожи на Хрюнделя из мультфильма про Масяню, помните: «Где бы переодолжить, чтобы переотдать?»…

Мы загоняем себя в такую задницу, что нашим потомкам не позавидуешь. Мы практически ничего не производим, только сидим у «телека» и в Инете, умничаем и рассказываем друг другу и всем вокруг, как надо жить и как надо воевать. Попутно считая, что в реальной жизни единственное достойное место для каждого из нас – какой-нибудь Президиум.

А если бы избиратели задались вопросом — за какой объем обещаний мы голосовали и, что мы в результате получили, то я думаю, что у власти имущих, включая депутатов и — особенно — у президента Порошенко, были бы большие проблемы…

Ладно, не закончил АТО за считанные часы, ладно не сложилось, чтобы на фронте был не призывник, а контрактник с тысячей в день и миллионом страховки с 26 мая, ладно не сдержал своего обещания о том, что «ніяких перемовин з терористами не буде…», ладно не сделал Житомирщину (малую родину авиаконструктора мирового уровня Сергея Королева) столицей украинской космонавтики, ну хоть фонтан круче, чем в Виннице, который он житомирянам обещал – уже мог бы сделать! Деньги-то есть, на фонтан много ума не надо – просто подрядчики и своевременное финансирование этого никчемного разбрызгивания воды в небо и для населения…

— Так в чем проблема? Почему обещания, данные народу,  не выполняются – и никого, в принципе, это особо не напрягает?

— Проблема в том, что у нас в стране никто и ни за что не отвечает! Ни за себя, ни за свои слова, ни за свои поступки. Ни у власти, ни в обществе… Потому и те, и другие не боятся испортить свою репутацию – все равно всем все пофиг.

В каком-нибудь семейном итальянском кафе в Италии или Германии – если вы после карпаччо закажете кофе с молоком, то к вам подойдет хозяин и скажет: «Рагаццо, ты только что съел сырое мясо, и, если тебе подадут кофе с молоком – у тебя гарантированно начнется изжога. Ты выйдешь из моего кафе, и тебя на улице спросят: «Эй, чего то ты так корчишься?» А ты скажешь: «Покушал у Джованни, а теперь живот болит!» И в мое кафе перестанут ходить люди! А я этого допустить не могу… Поэтому кофе подадут, какой-нибудь рестретто или эспрессо, а молока я не дам, ни за какие деньги…». Потому что люди думают про свою репутацию.

— Хорошо.  Петр Алексеевич не собирался выполнять свои обещания… Но, почему люди поверили человеку, который уже «проявил» себя, в том числе – и во времена Януковича, неоднократно будучи министром в правительстве Азарова?

— Он себя еще во времена Ющенко проявил, судя по пресс-конференции Александра Зинченко… Я не голосовал за Порошенко. Я считал, что в тот момент стране нужен был настоящий главнокомандующий. Мы находились в состоянии войны и все рассказы про «АТО за часы» было блефом…

Вспомните 19 января 2014 года — день, когда зажгли шины на Майдане.  В воздухе — вместе с гарью от резины, запахло тревогой. В воздухе витало понимание, что пройдет Олимпиада в Сочи, и между Украиной и Россией что-то случится, потому что Путин вот эти шины и вытертые об его с Януковичем «договорняки» ноги — не простит ни при каких раскладах… Подполковники КГБ в отставке — такие мелочные и мстительные, как правило… Хуже, чем полковники!

В это же время некоторые «лидеры Майдана» из кабинетов Клюева и Януковича не вылезали с консультаций, как на работу туда ездили…

А люди — когда поняли, что будет война, спрятали головы в песок, достали жопы вместо головы — и этими жопами проголосовали за Порошенко. Лишь бы не было войны…

Facebook/Alex Mochanov

 

Майдан

— Но как можно голосовать, не анализируя,  не думая о последствиях?

— Когда в пик февральского противостояния уже горело под сценой, прямо на перекрестке Институтской и Крещатика, когда Женька Нищук попросил разбирать деревянные ярморочные домики напротив сцены, чтобы не затух огонь — в то время на Майдане оставалось 500, максимум 600 человек. Половина из которых были женщины. Они, в своих китайских пуховиках нанизывали на черенок от метлы 2-3 покрышки или 2-3 кулька с булыжниками, которые в это время кололи мужики – и сносили на баррикады, в самое пекло. Я там тогда был, я это видел, я это помню, я этого не забуду. Никогда…

— Я делала то же самое в ту ночь…

— Огромное Вам уважение. Искренне… А, когда 26 февраля на Майдане кричали «ура!» новому «правительству камикадзе» — «Куле в лоб», Турчинову, Пашинскому, Черновол, Булатову —  то вдруг набежало тысяч 50 народу… Если не больше. Которых в ту ночь, когда под сценой можно было запросто погибнуть – там не было. Под разными, в том числе и самыми благородными предлогами. Но никто из этих тысяч не спросил у тех 500 людей, которые оставались на Майдане ночью 19 февраля,  их мнение. Вот поэтому и с выборами президента произошло то, что произошло… То же самое…

Майдан и затем война стала таким «лифтом возможностей» для людей, желающих и умеющих встать на колено и поцеловать перстень. Все эти люди заехали на парковку на нулевом этаже, а чтобы подняться вверх, надо сесть в лифт. И вот открывается дверь в лифте, а там стоят Порошенко, Яценюк, Пашинский, Аваков, Турчинов — и у каждого вот такой перстенечек на пальце-фак. И вот они подносят его к тебе: «Чувак, вот ключи от всех этажей, цемкай – и поехали!»

Те, кто послал их — так и остались на той парковке, а те, кто «нацемался» — те поехали вверх… Включая людей, которых я, к сожалению, давно знаю и в страшном сне не представлял, что они такие приспособленцы.

Мы выходили на Майдан, потому что нас не устраивала Система. И мы хотели ее не перегрузить, а изменить полностью. А ряд людей выходили на Майдан, потому что их не устраивала не сама система, а тот факт, что в этой системе были не их фамилии.

Со всем уважением к грузинам и прибалтам (у меня там друзей – сотни!) – у нас что, на сорок миллионов не найдется людей, которые в состоянии что-то сделать? Без варианта Остапа Бендера «заграница нам поможет!» Я не в союзе меча и орала, не Киса Воробъянинов, и не верю в сказки. Которые пишут хитрожопые для дебилов.

В 2013 году в начале ноября, когда о Майдане никто и не подозревал – я сказал в интервью,  что хочу, чтобы мы все вместе построили такую страну, в которую приехал бы европеец, россиянин, американец, японец, австралиец, араб – и ахнули. Аж позавидовали. Потому что мы знаем, можем, умеем и в состоянии сделать. Построить. Наладить. Воплотить. Исполнить. И чтобы иностранцы убедились бы, что мы не чей-то сырьевой придаток, а страна, которая влияет на мировые процессы. Но мы, к сожалению, уже давно стали не субъектом, а объектом международной политики. Потому что во всех нормальных странах во внутренних процессах – принципы, а во внешних интересы.

А у нас все наоборот…

Европейцы при этом говорят нам: «Вы похожи на мужика, который сидит в вышиванке на рельсах, прищемил себе мошонку и орет. Ему давно протянули руку и говорят: «Встань, пожалуйста, мы поможем, ты уже всех заколебал своим криком»…Но ему не прикольно вставать. Ему нравиться сидеть и орать, быть в центре внимания. Вызывать интерес. Хотя это не интерес. А жалость. И досада…

mochanov.com
mochanov.com

 

— В чем же беда?

— А в том, что Майдан выходил против олигархов, пи…сов, зеков, бывших – и в итоге люди идут на выборы и первое место у них занимает олигарх Порошенко, второе – понятный всем Ляшко, третье – сидевшая-лежавшая Тимошенко, и все они еще и бывшие, как и те, кто занял место с четвертого до последнего в погоне за гетьманской булавой…

Поэтому —  я бескровного варианта развития событий не вижу… Единственная возможность: изучить опыт тех стран, которые справились со своими войнами – (Америка, например, Север с Югом) со своими экономическими несуразицами, (Исландия, к примеру), с неразрешимыми казалось бы проблемами, как Тунис —  и понять, что и там, и там сработал только Общественный договор, только Конституционный конвент, то есть – правила общежития, Конституция, которую люди реально считают своей…

Медведчук

— Но, пока мы будем Общественный договор готовить, Украина вообще может исчезнуть как независимое государство…

— Да, сейчас очень опасный момент. Россия очень качественно раскачивает ситуацию.

Я очень боюсь, что маятник раскачается так, что обществу уже все будет до сраки, и падлюка Медведчук свою, уже готовую, написанную им Конституцию, вбросит в общество в нужный момент.

Ему хватит финансов, ресурсов, медиа, чтобы обставить все так, что народ воспримет это, как единственное спасение. То, что такой вариант развития событий уже написан и ждет своего часа, я очень хорошо знаю. Почитайте в интернете, что такое прокси-войны…

Мой покойный экс-тесть был заместителем главы юридической консультации Печерского района, которая была напротив Дома офицеров. А директором этой юридической консультации был Виктор Медведчук. И о том, что такое Медведчук, я очень хорошо знаю… А ему и «нові реформатори» активно помогают.

Шокин

— То есть?..

— Пшонка, Янукович, Захарченко – они меня не пугают. Они изначально вели себя как быки и мудаки… И такими же ушли. И они меня не разочаровали – потому что ничего мне не обещали, и я не возлагал на эту кодлу никаких надежд.  А Шокин (который внешне так похож на Пшонку, что я чуть не упал, когда его увидел) – вот это беда.  Это человек, который отвечает за соблюдение законности в стране. Он находился в сессионном зале ВР и видел, КАК за него голосовали – ломая парламентаризм через колено. Голосовали чужими карточками, тыкали на две кнопки сразу и т.д.

Шокин должен был подойти к Гройсману и сказать: «Володя, я претендую на должность главного смотрящего за соблюдением Закона в стране. Ну с кого-то должен начаться в этой стране порядок, я тебя прошу, нам не надо 289 голосов, переголосуй, чтобы все увидели, что мы получили это кресло честно».

В терминале Донецкого аэропорта
В терминале Донецкого аэропорта

 

И сегодня, когда приходит какое-то чмо и начинает рассказывать, что он «прокурорский», я ему говорю: «Слушайте, за вашего начальника голосовали так, что вы сегодня должны сидеть в кабинете этого вашего начальника и составлять протоколы на депутатов, которые голосовали не своими карточками при его назначении. И на начальника своего липового в том числе». Но он — уникальный чувак. На него совершают покушение с помощью «стекловизора»… Благо, шторы помогли… Да, ради него изобрели «стекловизор», а также — специальные пуленепробиваемые шторы…

Это факт. Большое начальство разбирается после полутора лет войны в технике, как свиноматка в апельсинах. Помню, прошлой осенью на фронте приехал большой начальник к парням в зону, спрашивает: «Что-то нужно? Не стесняйтесь!» Ему говорят: «Нам бы тепловизор…» А, он на полном серьезе спрашивает: «А вы что тут, мерзнете, да?» Немая сцена…

— Ну как же нам обезопасить себя от подобных Шокиных?

Повторю опять: нужен общественный договор. Тяжелый. Компромисс – это не тогда, когда всем хорошо. Это, когда всем не так плохо, как могло бы быть. Когда люди выходят с комнаты переговоров и один улыбается и машет, как пингвин с Мадагаскара, а второй вытирает лоб и понимает, что его трахнули – это не компромисс…

Компромисс — это когда люди вышли из комнаты переговоров, и никто не добился того, чего ожидал, но каждый отдал минимум из того, чем мог пожертвовать.

Война

— Алексей, долгое время вы отказывались от интервью,  ждали информации и завершения ситуации по плененному Рахману. Что слышно сейчас?

— Мое общение в составе группы Рубана по Рахману еще ничем не закончилось, потому что это не разговор одной минуты. Одного дня. Или одного месяца. Для сепаратистов все понятно. Они воюют с украинской армией, в ней самые крутые чуваки – это десантники, среди них самые крутые чуваки — это киборги, а Рахман – это киборг №1. То есть, они поймали самого крутого украинского военного, и Андрюху при определенных раскладах, к сожалению, может ждать судьба Савченко…

Если вы слышали выступление Корбана в суде, то слышали, что он заявил о том, что Савченко могли спокойно освободить еще в июне, когда ее предлагали обменять на какую-то женщину с фамилией Иванова. Я не знаю — реальная ли это фамилия, или Гена так себе ляпнул, но они не получили добро… Есть такое выражение: «вам шашечки или ехать». Так вот Петру Алексеевичу очень важно не просто шашечки, а шашечки с подсветочкой, и на подсветочке – фамилия и телефончик… Если вы понимаете, о чем я… Нужно ценить каждого нашего Солдата и Гражданина. А не только себя, любимого, для скрижалей истории готовить в белом.

— Вы — волонтер. Как вам кажется,  энтузиазм, запал у людей еще не исчез?

В терминале Донецкого аэропорта
Пески. 5 октября 2014 года

 

Меня очень насмешило, когда нам рассказывали, что Корбан что-то украл из своего же фонда помощи АТО… Бабушки, которые вязали носки или отдавали предпоследние гривны по копеечке – заслуживают огромного, безграничного уважения и почитания – но не они погоду в сборе средств делали… Погоду делали люди, имена которых даже озвучивать не буду. Потому что часть этих людей живет в России и не хочет светиться, потому что жизни им там не дадут…  А часть – не из тех, кого сейчас общество готово принять. И пока одни кричат и требуют чек за 50 отданных ими на АТО гривен, другие оплачуют автомобили скорой помощи, которые мы привозим из Европы или реально огромные счета… И ничего вообще не просят взамен. Но знаете, что меня больше всего расстраивает?

— Что?

— То, что в Киеве так и не поняли, что в стране полтора года идет война. Потому что если рядом проходит человек в форме, все стыдливо опускают глаза.

С другой стороны — когда я на вокзале в Киеве вижу дембельскую пьянь, которые и повоевать-то не успели, или сидели в окопах-блиндажах и в атаки особо не бегали — мне тяжело, потому что мои друзья и подопечные рискуют жизнью на реальной войне. Макс «Майк» — рыцарь трех «Богданов», Пашка Чайка – кавалер трех орденов «За мужество» — они, когда садятся в поезд в Красноармейске на Киев ехать, — у них форма в рюкзаке.

… Перед началом избирательной кампании, в начале июня мы заказывали «Соцису» соцопрос, в результатах которого черным по белому было написано, что любой человек, который попытается вести в Киеве свою избирательную кампанию, исходя из потребностей востока страны, с точки зрения помощи солдатам и беженцам — не имеет в кампании ни одного шанса. И если вы обратили внимание, не мы одни проводили такие исследования. Даже в рекламе этого павлина Думчева, которая вон до сих пор висит за окном — не было этой риторики.

Кстати, его рекламщики, думаю, сейчас уже работают в Кабмине Мальдивских островов…

— О выборах во время войны давайте поговорим… Не слишком ли вы категоричны по отношению к киевлянам? У меня лично тоже очень много негатива вызывало обилие билбордов в городе, и я тоже думала о том, что лучше бы эти деньги пустить на нужды армии…

— Да, по нашим подсчетам, только «наружка» Думчева стоила в месяц 10 миллионов гривен минимум. Четыре месяца – это сорок миллионов…

А, к примеру, площадка для ворк-аута под ключ стоит 50 тысяч гривен.

Мы, кстати, поставили три такие площадки в трех школах Северодонецка, мамы подходили, кланялись: «Спасибо вам! Говорите, за кого надо голосовать!» Смеялись: это просто подарок. На вырост. За кого посчитаете нужным, – за того и голосуйте. Только с умом и исходя из того, что вы – граждане Украины…

Мочанов.

Вот музыкант Харчишин после встречи с Порошенко написал у себя в ФБ: «Вы не понимаете – Порошенко потратил 300 миллионов на благотворительность»… Я у него спрашивал: «Валера, я даже не буду спрашивать — триста миллионов гривен или евро… Но скажи — на что они ушли?» Не сказал. Тайная тайна потайного тайника…

Военный бюджет страны — 51 миллиард. Дайте мне один миллиард из этих 50-ти, я за один месяц покажу, куда он делся.

Потому что у меня есть принципиальное понимание, какие потребности есть на передовой, какие в 30 километрах от передовой. В конце концов – люди, находящиеся на блокпосте в Изюме, – они тоже участники АТО. Но у них совершенно другие потребности, чем у ребят на Жабьем под аэропортом Донецка, где расстояние от наших позиций до сепаров – 200 метров. И любой поход «отлить» — это смертный приговор…

— Вы считаете – деньги эти крадут?

— И врут, к тому же… У нас ведь все каналы принадлежат олигархам. Вот за что мне нравится Фейсбук – никакие деньги не могут заставить меня говорить то, что я считаю ненужным говорить… А если я на своей странице начну говорить то, за что мне будут платить – у меня очень быстро из 150 тысяч подписчиков останется один – моя 79-летняя мама.

Беда страны в том, что страничка обычного водителя, который иногда декларирует свои стихи вслух – находится в топе Укрнета, потому что люди хотят черпать правдивую информацию. Потому что люди с ужасом поняли, что черпать информацию со СМИ — бесполезно… Идиотизм.

Когда-то на хорошем счету была Укрправда. Повторю – когда-то! Но как можно верить изданию, которое публикует информацию про то, что в ДНР арестован Александр Тимофеев с позывным «Ташкент», — глава Министерства налогов, сборов и таможни ДНР. Для нас он очень важный в переговорном процессе персонаж. Тимофеев нас сам встречает на «нулевых» блокпостах, обеспечивает безопасность, и, наверное, самый близкий к Захарченко человек, через которого можно не влиять, но хотя бы понимать настроения, и от которого зависит свобода пацанов наших…

Поэтому если бы люди, опубликовавшие фейк об аресте Тимофеева, понимали, чтобы это значило на самом деле – они хотя бы перепроверили информацию. А они взяли информацию, которую написали, еще не протрезвев, казаки на каком-то своем ресурсе. Хорошо: не протрезвевшие казаки могут ляпать все, что угодно. Но вы! Сидит Мустафа Найем, который вместе с Рубаном, Русланой Лыжичко и Богданом Кутеповым в прошлом году ездили в ДНР, общались с Тимофеевым. У Найема есть телефон Тимофеева. Можно перезвонить, уточнить. Потому что эта информация уровня «Ложкина посадили в тюрьму» или «Путин арестовал Медведева»! Это бы сильно поменяло расклады, это – важно. Минус один источник информации.

— Каковы сегодня настроения среди тех, кто помогает нашей армии – они-то еще не разочаровались в том, что делают?

У меня, например, огромное желание перестать заниматься всем этим, потому что я не снабженец. Я всегда считал снабженцев ворами и мерзавцами, пока сам не попал в ситуацию, когда пришлось все необходимое собирать со всего мира в кучу и отправлять на фронт…

При этом, какие-то идиоты мне рассказывают, что нельзя тепловизоры покупать, потому что они российского производства. Только, где мне найти десятки тысяч долларов на американские тепловизоры, если мы еле-еле до сотни тысяч гривен на российские находим? Крайний раз брали за 70 – нам доверяют, знают, что попадет точно на передовую. Не брать российские? И это мне говорят люди, которые спокойно пользуются услугами российских МТС и Билайн. Как минимум.

У меня есть много разных вариантов работы и заработков. Мне эта война вот здесь сидит, в печенках и глотке. Мне не нравится ходить с оружием. Мне не нравится заходить в свою квартиру в Киеве, сперва обойдя вокруг своего дома, потому что мне здесь страшнее, чем на передовой. Потому что «тех» я не боюсь, ну, ляпнут «артой» — попадут-не попадут, такое дело. А здесь – могут в спину пнуть… Бывало уже. Опытные.

И еще одно.

Если бы люди хотели закончить войну, на которой зарабатывают себе деньги – они бы давно ее закончили.

Мир

— Алексей, возвращаясь к вашей идее общественного договора, Конституционного конвента, то есть, «народной Конституции» — мне кажется, это процесс десятилетий… К тому же Конвент – это приговор нынешней власти.

— Можно войти в историю, как власть, которая выписала приговор сама себе. Но отсутствие такого Конституционного конвента – это приговор всей стране.

Знаете, во время Советского Союза я никогда особо не воспринимал себя украинцем. Я родился в 1969 году здесь, в Киеве, на бульваре Шевченко, возле метро «Университет»… Я всегда считал себя просто «киевлянином». А «украинцем» я начал становиться постепенно и по чуть-чуть…

Моя Украина – как вера у тех христиан, которые принимают ее, веру, осознанно. Я действительно болею за эту страну.

Как гонщик – я знаю здесь каждую тропинку, от Закарпатья до Антрацита, от Чернигова и Сум до временно оккупированного и нагло аннексированного Крыма. Я эту страну знаю, как собственную квартиру. Где может быть где-то не убрано, но это мое, родное.

Потому мне не безразлично, что сегодня происходит в той стране…

Донбасс

— Как вам кажется – могли бы мы избежать войны?

— Слушайте, когда в Крыму все только начиналось (и не факт, кстати, что полуостров «отстегнули» бы у нас), Яценюку первое, что надо было сделать – взять какого-нибудь деятеля из Луганской области. Не из Донецкой, а из Луганской! И посадить его возле себя, придумать какое-то умное название, ну не знаю – вице-премьера по юго-востоку, или по децентрализации. Но они там, на юго-востоке, должны были понять – новая власть не пришла сводить счеты, и баланс интересов будет сохранен…

Так не сделали. Президент отправил туда Ирину Геращенко. Да, она ездит на восток, отважная женщина, но не принята той стороной и не может решить ни один вопрос. Потому что важно, чтобы человека этого воспринимали не только наши добровольцы, власти, военные, но и представители той стороны, сепаратисты. А как людям с той стороны хотеть обратно в Украину, если, к примеру, мост между Селезневкой и Семеновкой возле Славянска – как разрушили, так и не отстраивают полтора года, построили вместо него понтон – и хватит, нет ничего более постоянного, чем временное. И местные считают, что их хотят отдать обратно в ДНР, а зачем ремонтировать не себе?..

Выборы

— На ваш взгляд, перевыборы парламента нужны стране?

— Послушайте… Вот представьте, что я — мальчик, который любит играть в шахматы. И вот я решил сходить в гости к бабушке, у которой не был много лет. Я захожу, а в доме этом уже много лет – казино… На дверях вышибалы стоят. Такие известные вышибалы, авторитетные. Некоторые из них даже боксом занимались… И я такой стою на пороге с шахматной доской подмышкой, а там играют в рулетку, в Блэк-джек, и мне говорят: «Чувак, нам очень нужны такие, как ты! Отложи свои шахматы, садись за стол! Ты нам будешь помогать обманывать других. Играть на доверии. Вот тебе доля… Чем больше лохов на тебя поведется, тем лучше ты будешь жить…» И мне именно такие варианты неоднократно и предлагали… И до Майдана, и после Майдана. Но я им отвечаю: «Нет, чуваки, я в шахматный клуб буду ходить, чтобы играть в шахматы. А не в казино…» Пока не изменим систему – это не демократия, а лохотрон…

— Каков, а ваш взгляд, коэффициент полезного действия нынешнего парламента?

Дубасить друг дуга, демонстрируя всему свету, как выглядит парламентаризм по-украински — не надо… Мне важно знать, о чем говорит та же Кужель, или Тетерук, или Ляшко, или Злата Огневич на заседании комитетов. Я хочу понимать, о чем они там дискутируют, как аргументируют свою точку зрения, отстаивая тот или иной закон… А выход в сессионный зал – в моем понимании спортсмена – это выход на показательные выступления фигуриста, который своих тройных тулупов на репетициях же напрыгал…

И еще. Депутат не должен раздать «ксивы» помощника депутата черт-знает кому, чтобы они вымахивали этими корочками и клали на всех…

Покажите мне список помощников депутата: если в этом списке шесть зятьев, трое водил, два брата, ну и еще две «сосульки» какие-то, тогда я прекрасно понимаю, чем занимается депутат…

Но как гонщик, могу сказать – без хорошей команды, без штурманов, техников, врачей, механиков – гонщик никто… Если бы Михаэлем Шумахером занимались балбесы, он бы никогда не стал чемпионом…

Я всегда восхищался Кличко-спортсменом, но, к сожалению, придя в политику, Виталик не смог найти себе такую же команду, которая была у него в спорте… Ведь в спорте он смог найти великолепного тренера, промоутера, спарринг-партнеров… Перенести этот опыт в политику он не смог. К сожалению.

Его, как мне кажется, либо обманули, либо у него есть какой-то объем договоренностей, которые он должен выполнить, будучи связанным какими-то обещаниями…

Огневич, когда уходила — заявила об обязательствах других нардепов перед спонсорами, но при этом, почему-то, поблагодарила своего шефа, Ляшко, у которого, конечно же, совсем нет спонсоров…

Фото со страницы Facebook Алексея Мочанова
Фото со страницы Facebook Алексея Мочанова

 

Об упущенных возможностях

В 2004 год, после победы Оранжевой революции, у нас был уникальный момент… После того, как годами Украина в мире ассоциировалась с Чернобылем и проститутками, в 2005-м, кого из иностранцев не спроси про Украину, все отвечали: «О, да, да! Orange Revolution! Yushchenko! Девочка «хей — хей»! Они имени Лыжичко не запомнили, но запомнили ее «Дикие танцы»… Шевченко получил Золотой мяч. Кличко были на высоте, Яна Клочкова. То есть, у нас был «супернабор» для имиджа страны. Абу-Даби и Дубай – за то, чтобы их вот так воспринимали в мире, как Украину в 2005-м — потратили миллиарды.

Майдан-2004 развернул весь мир лицом вот к этой стране. И надо было просто воспользоваться ситуацией…

Просто быть честными и порядочными. Убрать «любих друзів».

То, что тогда говорил Зинченко – ведь он говорил о Порошенко, который сразу примчался на эту пресс-конференцию. Мы же ничего не помним…

Президент

— Вы разругались с президентом. Зачем? Почему?

— Сегодня тот, кто против президента, тот агент Кремля… А если не Кремля – то Коломойского. А если не Коломойского – то Медведчука, а если не Медведчука – то Левочкина.

Я – агент Кремля, которого держит Коломойский, и еще доплачивают Левочкин и Медведчук… Не знаю, правда, на какую карту мне зарплату кладут… Аж бесит!!!…

Я смотрел интервью Порошенко «Deutsche Welle» — он так попрощался с журналистами холодно и коротко, потому что те его в лоб спросили: «У кого из президентов в Европе есть свой телеканал? И свой бизнес»

…Один раз, и я на 5 канале побывал, в передачке, которую вела жена Стеця, сказал, что такими темпами мы скоро будем Януковича вспоминать со скорбью. И все… На 5 канале я стал персоной нон грата… Это как утверждает владелец – канал самых честных людей и новостей.

…Понимаете, на Майдане неправильно были поставлены цели и задачи. Большинство людей пришло, чтобы убрать Януковича, а надо было требовать сменить систему.

Поэтому, когда Януковича 21-го февраля убрали – народ до 26-го праздновал, потому что не верили, что такое говно можно «выковырять»  и оно реально свалит…

В то время, когда народ на Майдане праздновал – Порошенко, Яценюк, Пашинский, Турчинов и все это всплывшее пеной морской «сообщество успешных революционеров» – договаривались о портфелях, должностях, влиянии…

Повторюсь: Конституция Медведчука уже готова. В этом можете не сомневаться… Просто ждут момента ее «вбросить». Как спасательный круг не умеющим плавать. Которых сами же и утопили.

— Так что – третий Майдан?

— Третьего Майдана – как места сбора в одном месте – не будет. Он будет под каждой ментовкой, под каждым райсоветом, прокуратурой. Не хватит пожарных потушить все пожары. Если не будет общественного договора – все будет очень кроваво…

— Опять кровь…

— Я ведь Порошенко немного знаю лично. Общались. Серьезно и не на бегу. Я уверен, что он никогда не изменится. Это я вам под запись говорю… Если бы люди думали головой и умели читать… Ведь Форбс, — его же, Порошенко, журнал! — считает ему до Януковича 738 миллионов, а когда он стал министром экономики, и вперемешку министром иностранных дел при Януковиче – уже 1, 6 ярда…

Его Ложкин продает Курченко УкрМедиаХолдинг… А можно посмотреть в декларации Ложкина налоги, уплаченные с продажи? И Порошенко ставит Ложкина руководителем своей администрации. Поэтому — почему я должен быть оптимистом?

Петр Алексеевич Порошенко в мае месяце прошлого года понимая, что всем «торба», врет о считанных часах, за которые должно окончиться АТО… Так что – этот человек действительно знал, как спасти страну? Нет. Он действительно думал, что с ним будет на равных разговаривать охреневший от своего величия Путин? Наивный. Мягко говоря, наивный….

«Граждане, я рискую закончить свою жизнь политическим самоубийством. Но я хочу принять страну, у которой мало шансов, и все здесь сделать нормально, по уму, честно и справедливо», – вот о чем он, по сути, заявил в мае прошлого года…

Дал список обещаний, которые не выполнил – и не собирался выполнять! – а сейчас обложил себя красавцами, которые любое кривое слово в его адрес называют «зрадой».

Не сделал? Ну так «покончи» с собой, как и обещал. Как политик. Как человек – живи с этим всю оставшуюся жизнь. Кому сколько осталось и отведено.

— И снова — апокалипсис…

— Полстраны, вот как вы сейчас — говорят мне: слушай, ну чего у тебя такой пессимистичный прогноз? Он не пессимистичный. Он реалистичный.

Порошенко мне даже дал орден Богдана Хмельницкого, думая, что этим мне рот закроет…

А я решил, что орден – не кляп…

— Когда вы последний раз общались с президентом?

— Еще в декабре 2014-го. Ровно год назад. Я его тогда спросил: «Петр Алексеевич, а насколько серьезно вы готовы с коррупцией бороться?» Он, не задумываясь, отвечает: «Да я брата родного за коррупцию готов посадить!» Я отвечаю в недоумении: «Петр Алексеевич, ваш брат погиб при невыясненных обстоятельствах в 1997 году. Я что, похож на дебила, зачем вы врете?» Мы с тех пор не разговариваем, и я понял, что получил врага на всю жизнь в его лице. Но мне все равно. Мне важно, чтобы на моём Страшном суде мне перед ребятами из Небесной сотни не было стыдно, где у меня три моих знакомых. И перед пацанами, погибшими на войне. Перед родней. Там – Суд. Здесь – судилище. С ряженными. Я уверен – правда победит. У кого правда – тот и сильней. Без вариантов. Быть добру…

Галина ПЛАЧИНДА, специально для издания МИР