Кто способен отвоевать у Партии регинов симпатии Донецка?

07.09.2008 18:43:58

Кто станет новой властью в Донецкой области? Кто способен отвоевать у Партии бывших комсомольцев и криминальных авторитетов симпатии самого густонаселенного региона Украины? Кто из нашей донецкой «оппозиции» сможет превратиться сначала, как говорящая кукла Пиннокио – в мальчика, в настоящую оппозицию, а затем во власть? Пока это открытые вопросы, ответы на которые может дать только время.

Свободу нельзя симулировать!
Ежи Лец

Донецкий политикум долгое время был в тени и неожиданно лучшие его представители несколькими волнами “трудовой миграции» попали в Киев (начиная с Либеральной партии и до нынешней Партии регионов с Коалицией национального единства), где приобрели мандаты и министерские портфели. И, после массового прихода в большую политику, феноменом «донецких» заинтересовались на всеукраинском уровне, а это означает, что история развития и корни донецкого бомонда, постепенно,  становились публичными. Но никто до сих пор не удосужился изучить «подвалы» донецкой политики, теневую ее сторону. И речь пойдет не о тех, кто остался представлять Партию регионов на местах, а о тех, кто пытается составлять оппозицию «регионалам» в Донецке. Да, как бы нелепо это ни звучало, в Донецкой области тоже есть оппозиция! И она весьма разнообразна.

Оценивать донецкую оппозицию можно по-разному. Например, известный донецкий оппозиционер со стажем, и, по совместительству журналист Анатолий Герасимчук, утверждает, что «в регионе сложно кого-то назвать настоящей оппозицией. В области нет единого оппозиционного фронта, потому что нет координации между самими оппозиционерами».

Тем не менее, проанализировав деятельность всех местных политиков, гордо зовущих себя оппозиционерами, мы выделили несколько типов «оппозиции по-донецки»: это псевдоидеологическая, партийная и экономическая оппозиция. Стоит отметить, что иногда эти типы переплетаются, политики периодически мигрируют из одного – в другой,  но в большинстве своем можно смело выделять тех или иных игроков, занимающих конкретную нишу.

Псевдоидеологическая оппозиция

Псевдоидеологическая оппозиция – пионеры оппозиционного фронта Донецка. Сегодня сложно сказать, были ли те люди, которые сейчас пытаются  зарабатывать политические дивиденды, используя те или иные идеологемы, (от крайне правых — до радикально левых), искренними в своих политических убеждениях в начале 90-ых, однако, на сегодняшний день все они дискредитируют идеологии, которые представляют.

Как показывает практика, никто из представителей данного типа оппозиции не пользуется успехом у донецкой публики. Идеология для них заканчивается лозунгами и эксплуатацией самых низких социально-политических инстинктов – комплекса национальной неполноценности (Рух, Украинская правыця, Конгресс украинских националистов), комплекса региональной неполноценности (Донецкая республика, Комитет избирателей Донбасса), левого социального популизма и ностальгической ретроградности (витренковцы, социалисты и коммунисты). Никто из представленных в данном типе оппозиционеров на сегодняшний день не готов реально противопоставить себя властям. Более того, все они этой же властью сознательно вскормлены и тщательно контролируются.

Ярким примером того, что сама власть в Донецке искусственно пытается заполнять оппозиционную нишу, является Славянская партия. Все тот же Герасимчук вспоминает, как в 1998 году на политической арене Донецка появился господин Базилюк (лидер этой пророссийской партии), которая и до сих пор выполняет чисто декоративную функцию на политической арене Донбасса.

«В какой-то мере управление внутренней политики Донецкой ОГА является кукловодом. Например, ноябрьский митинг «оранжевых» 2004 года в Донецке был организован самой властью с целью выявления и избиения  сторонников Виктора Ющенко. А приглашение на митинг мне пришло от представителей УНА-УНСО в области», — говорит оппозиционер.

По его мнению, власть заинтересована в создании различного рода организаций. «Таких бутафорных организаций множество, и среди партий, и среди «третьего сектора» в области. Например, коммунистическую идеологию вовремя подменили некой Коммунистической партией рабочих и крестьян. В области зарегистрировано порядка 70 областных партийных организаций и 50 из них виртуальные», — заявляет Герасимчук. Он уверен в том, что эта практика удобна властям, которые таким образом искусственно заполняют оппозиционную нишу, не давая развиться настоящей оппозиции, — с одной стороны, а с другой – на бумаге, создают иллюзию собственной демократичности.

Говоря о подменах в национал-демократическом лагере, Герасимчук указывает и на руководителя донецкого КУНа Марию Олийнык. «Это феномен среди политиков Донецкой области! Она дискредитирует правые идеи так же,  как и УНА-УНСО, которая была создана специально для дискредитации набиравшего силу национального движения в Украине. А вообще, любое хорошее дело национал-патриотов в Донецке будет испорчено выходками названного человека. Наверное, в этом и состоит её функция», – утверждает Герасимчук.

Что же касается ПСПУ (витренковцы) в Донецке, то, по мнению того же опытного оппозиционера, «местные витренковцы – это такая же профанация русской идеи, как и Олийнык – профанация украинских национал-демократических взглядов». «То есть, витренковцы дискредитируют Партию регионов, так же, как Мария Олийнык дискредитирует «Нашу Украину» в регионе», — считает Герасимчук. — Разница лишь в том, что пока «баба Маша» в своем деле достигла больших успехов».

Одной из самых нелепых перверзий «идеологической оппозиции» является то, что сегодня донецкая (то есть – как ни крути, украинская!) левая оппозиция представляет интересы правой оппозиции России, поддерживая национал–шовинистов, бурно плодящихся на бескрайних просторах РФ.

Партийная оппозиция

В нормальной политической системе нет, и не может быть большой разницы между партийной принадлежностью и идеологией, так как та или иная партия, априори, представляет одну из уже существующих идеологий, или комбинирует несколько, непротиворечащих друг-другу. Однако, вывернутая наизнанку украинская политика допускает существование партийных структур, которые презентуют либо совершенно алогичную комбинацию идеологий, либо, попросту, никакой.

Не секрет, что крупнейшие украинские партии сегодня столкнулись с проблемой идеологического выбора. И Партия регионов, и Блок Юлии Тимошенко и, даже «Наша Украина», якобы, претендующая на роль украинских право-центристов, на самом деле далеки от классических идеологий. Проблема в том, что, подчас, под крылом этих партий собираются люди, которых объединяет исключительно любовь и уважение к лидеру, или жажда власти и наживы, но не идеи и принципы. В результате, оказавшись в рамках единой структуры, люди, исповедующие принципиально разные взгляды на внешнюю и внутреннюю политику, экономику, создают различные «ветви», «крылья», а попросту говоря, группировки, каждая из которых тянет в свою сторону, соперничая за близость к лидеру и влияние на принимаемые им решения. Такая партия, рано или поздно, либо распадется, раздираемая внутренними противоречиями, либо  выбирает путь жесткой иерархии, и почти военной дисциплины, что исключает внутреннюю демократию и естественную вертикальную ротацию, а значит – рано или поздно прекращается приток «новой крови» и новых идей, партия замыкается в себе, и, в результате, так или иначе, самоуничтожается.

Безидеологичность страшна для провластной партии, но еще страшнее она для партии оппозиционной. И совершенно патовой для всего политикума является ситуация, в которой и оппозиция и власть не представляют никакой идеологии. Сегодня в Украине совершенно не понятно – кто за что и против кого борется, какие принципы, на самом деле, будет отстаивать, оказавшись у власти, и, уж тем более – какой экономический курс будет избран теми политиками, которые займут министерские посты.

Специфика данного типа оппозиционеров заключается в отсутствии на региональном уровне ярких  политических лидеров. До тех пор, пока в недрах этих политических структур не будут выращены собственные «говорящие головы», четко осознающие проблемы и перспективы региона, этот тип оппозиции обречен.

В свое время Партия регионов сумела рекрутировать всех, более или менее, стоящих управленцев в свои ряды, создав таким образом дефицит кадров для внешних по отношению к «регионалам» структур. Поэтому для донецкой партийной оппозиции, наряду с выработкой единой стройной идеологической концепции, приоритетным заданием является рекрутирование и  «воспитание» партийной молодёжи, большая часть которой пока не испытала на себе «регионального» давления и не имеет предпосылок к тому, чтобы искренне разделять «региональные» ценности (и моральные и программные).

Экономическая оппозиция

В последнее время в Донецке все чаще заявляют о себе, как об оппозиции городского масштаба, ряд новых, якобы не привязанных к политике, организаций – таких как «Громадська рада», «Опора», «Правовая защита».

Данные псевдооппозиционные структуры занимают, якобы, внеполитическую позицию, защищая хозяйственные и имущественные права «простых» граждан Донецка. Большинству представителей организаций этого типа не важны мандаты депутатов ВР, они будут довольны и наличием карточек для голосования в Донецком городском совете и возможностью «попользовать» недешевую донецкую землю в интересах своего бизнеса, или бизнеса заказчиков.

Данный вид оппозиции достаточно нов для Донецка,  и люди, которые еще совсем недавно были очень близки к «регионалам», теперь, рискнули публично выступить против них (например, лидер «Громадской рады», известный донецкий бизнесмен Александр Колчак, который откровенно критикует  мэра города). Раньше все подобные споры тихо решались внутри Партии регионов методом подковерных договоренностей, создавая иллюзию монолитности донецкого клана.

Со временем, очевидно, некоторым новым «донецким», не скрепленным с ПР «кровной дружбой» в начале 90-ых, показалось, что борьба в правовом поле и спонсирование псевдоправозащитных организаций, обойдется им дешевле, чем покупка привилегий внутри системы.

Экономическая оппозиция, по определению, успешной быть не может, так как преследует кратковременные коммерческие цели, используя для их достижения территориальную громаду. По сути же, эти «оппозиционеры», практически, ничем не отличаются от представителей власти. Разве что, они оказались  немного менее удачливыми.

Оппозиционное поле Донецка ширится, и в нем появилась еще одна группа людей, претендующая на то, чтобы создать новый тип оппозиционного движения. Как ни странно, это общественные организации. Несмотря на фактическое отсутствие гражданского общества в Донецке, оппозиционная бацилла поразила и группку людей, вдоволь прикормленную, с одной стороны – горсоветом, а с другой – грантодателями, обитающими по ту сторону западной границы. И планы их, как обычно – амбициозны: потеснить политическую оппозицию. Они гордо именуют себя «третий сектор» и претендуют на звание аналитических, информационных и правозащитных центров. Все они выживают, либо за счет тех же партий, которые нуждаются в, якобы, независимых экспертах, либо, как уже упоминалось,  за счет иностранных грантов, и местного бюджета, подход к которому строго регламентируется Партией регионов. Исключительно партийными ресурсами являются такие компании, как «Общественный диалог», созданная в свое время предприимчивым секретарем горсовета Донецка, известным русофилом Николаем Левченко (Партия регионов).

Под партийные нужды создавались и  Донецкий информационно-аналитический центр Евгения Копатько (Партия регионов) и Донецкий институт социальных исследований и политического анализа Владимира Кипеня («Наша Украина»), которые впоследствии переплели свои партийные корни с грантами и отдельными заказами на социологию и маркетинг.

Вышеперечисленные структуры никогда не смогут стать полноценной оппозицией, поскольку являются финансово и административно зависимыми от «денежных мешков» и партийных бонз. Тот факт, что они призваны обслуживать очень узкие интересы содержащих их партий, также не позволит им претендовать на роль оппозиции. Кроме того, говорить сегодня об общественных организациях всерьёз невозможно еще и потому, что за ними не стоят реальные люди, готовые разделить позицию и борьбу своих идейных вдохновителей из «третьего сектора». Фактически все подобные организации представлены минимальным и часто меняющимся штатом сотрудников, зачастую принципиально не озабоченных какой бы то ни было общественно-политической деятельностью.

Дмитрий Выдрин, однажды заявил, что в политике существует необратимый закон – оппозиция в том или ином случае станет властью. А кто станет этой новой властью в Донецкой области? Кто способен отвоевать у Партии бывших комсомольцев и криминальных авторитетов симпатии самого густонаселенного региона Украины? Кто из всех вышеперечисленных «псевдо» сможет превратиться сначала, как говорящая кукла Пиннокио – в мальчика, в настоящую оппозицию, а затем во власть? Пока это открытые вопросы, ответы на которые может дать только время.

http://novosti.dn.ua/details/48884/

http://uargument.com/