Кличко проиграет и в четвертый раз?

13.06.2012 17:11:27

Киевский международный институт социологии (КМИС) 12 июня сообщил о результатах проведенного в период с 23 мая по 1 июня 2012 года всеукраинского опроса общественного мнения. Было опрошено 2042 респондента, в результате чего выяснилось, что если бы выборы в Верховную Раду проходили в конце мая, то среди тех, кто пошел бы на выборы, наибольшую поддержку получила бы Партия регионов — 27,7%, «Батькивщина» на втором месте — 26,3%, партия «УДАР» Виталия Кличко — 15,5%, Коммунистическая партия — 9,8%, «Свобода» — 5,1%, партия «Украина — вперед!» Натальи Королевской — 4,8%, Народная партия Литвина — 2,3, «Гражданская позиция» Анатолия Гриценко — 1,9%, ПСПУ Натальи Витренко — 1.2%, остальные партии получают поддержку менее 1%. При этом не взяли бы участия в голосовании 18,1%, а 27,2% еще не определились.

(Центр Разумкова в это же время дает другие результаты:  Партия регионов — 27,6%, «Батькивщина» на втором месте — 25,6%, партия «УДАР» Виталия Кличко — 9,7%, Коммунистическая партия — 7,1%, партия «Украина — вперед!» Натальи Королевской — 4,6%, «Свобода» — 3,1%, «Гражданская позиция» Анатолия Гриценко — 2,6%. Как видим, большая разница у двух социологических центров наблюдается по партии Кличко и по партии «Свобода». Это может означать только одно — какие–то цифры сознательно «надуты» или занижены. Кто, куда и зачем накрутил эти цифры — будет видно уже на выборах).

Объем электоральной поддержки статистически значимо, по утверждению КМИС, за последнее время изменился в партиях Натальи Королевской и Виталия Кличко — их поддержка, по данным КМИС, за несколько месяцев выросла более чем вдвое. Но если у Королевской рейтинг примерно одинаков по всей Украине, то у Кличко наибольшая поддержка в Центре — 11,7%  от числа всех избирателей, 10% — на Западе, 8,6% — на Юге, 2,1% — на Востоке. Почему избиратели Востока не восприняли Кличко — это, конечно, интересный вопрос, требующий, наверное, отдельного анализа. Кстати, такой же резкий разрыв в поддержке имеет и «Свобода», за которую готовы голосовать 9,4% от всех избирателей Запада, 1.8% — Центра, 0,5% — Юга и 0,2% — Востока.

Партию регионов поддерживают 25% избирателей Восточного, 21% — Южного, 10% — Центрального и 5% — Западного регионов.

«Батькивщину» поддерживают 29% избирателей Западного, 19% — Центрального, 6% — Южного и 4% — Восточного регионов.

Коммунистическую партию поддерживают 10% избирателей Южного, 7% — Восточного, 3% — Центрального и 2% — Западного регионов.

Доля избирателей, которые в конце мая были готовы принять участие в голосовании на выборах в Верховную Раду, в целом по Украине составляла около 55 процентов, в частности: в Западном регионе — 64%, в Центральном — 55%, в Южном — 56% и в Восточном — 44%.

Примечание:

Западный макрорегион — Волынская, Ровенская. Львовская, Ивано–Франковская, Тернопольская, Закарпатская, Хмельницкая, Черновицкая области.

Центральный макрорегион — Винницкая, Житомирская, Сумская, Черниговская, Полтавская, Кировоградская, Черкасская, Киевская области, Киев.

Южный макрорегион — Днепропетровская, Запорожская, Николаевская, Херсонская, Одесская области, АР Крым (включая Севастополь.

Восточный макрорегион — Донецкая, Луганская, Харьковская области.

***

Итак, в очередной раз мы наблюдаем странное явление: накануне выборов в Верховную Раду надувается рейтинг некоторых партий. Например, партии Виталия Кличко (бывшей партии Льва Парцхаладзе). Если можно назвать его проект партией — ведь НИ ОДНОГО члена партии, даже своих заместителей, Виталий Кличко рядом с собой нигде публично не показывает: на все политические шоу он ходит исключительно сам. Это, конечно, является одной из причин, что надувается его рейтинг как политика — пока дело не доходит до настоящей политической драки. Ведь Кличко, хоть и говорит о себе как о начинающем политике,  в этой самой политике уже начинал три раза, и если взглянуть на сегодняшний надувшийся рейтинг через призму предыдущего негативного электорального опыта и личностных качеств боксера, то, увы, уже просматриваются причины его будущего поражения, разочарование электората и разбирательства со спонсорами. Просто потому, что это уже в его политической биографии было.

Попытка №…

Очередная (в данном случае — парламентская) кампания Виталия Кличко вновь стартует практически как бы с чистого листа — «среднестатистический украинец» его былых поражений не помнит (пока не помнит). В подсознании рядового избирателя неудачное политическое прошлое Виталия вытесняется символом украинской спортивной гордости, рубахи–парня, за которого, кажется, можно бы и проголосовать, когда тебя опрашивают летние анкетеры социологических компаний, и пока избиратель еще не осознал серьезность вопроса: кто должен попасть в ВР и чем они там должны заниматься.

Но, если для рядового избирателя боксер–чемпион уже в четвертый раз является «новым лицом украинской политики», то эксперты прекрасно помнят его предыдущие неудачные хождения во власть: мэрские выборы 2006 и 2008 годов, а также парламентские (во главе списка  блока «Пора–ПРП») 2006 года. И сегодняшние электоральные рейтинги Виталия Кличко и его партии УДАР вызывают у политических аналитиков скорее пессимистичное дежавю, нежели оптимистичное предчувствие.

«Начал за здравие, закончил за упокой»

Именно это определение лучше всего характеризует ход предыдущих избирательных кампаний Виталия: с момента старта избирательной кампании рейтинги его или возглавляемой им политической силы стабильно снижаются, и, в конце концов, выборы он проигрывает. Именно так было и с блоком «Пора–ПРП», не прошедшим в парламент, и с самим Виталием Кличко, дважды уступившим в борьбе за кресло киевского мэра Леониду Черновецкому.

«Дистанция огромного размера» между рейтингами «мирного времени» и конечным результатом означает только одно — Виталий Кличко опирается на весьма специфический «электорат», и эту специфику он и его штаб упорно игнорируют.

Люмпен в ожидании чуда

Как показывают социологические исследования, очень условное ядро электората Виталия Кличка составляют люди из нижней части социальной пирамиды, не имеющие возможностей и/или не обладающие способностями, которые позволили бы им подняться в социальной иерархии. У этих людей стабильно–негативный взгляд на происходящее и повышенная агрессивность (даже на фоне общей «нервозности» современного украинского общества). Вполне логично, что именно среди этих людей, не видящих для себя особых перспектив в обозримом будущем, Виталий Кличко порождает завышенные ожидания: «вот придет Виталий и наведет порядок–справедливость!» (Особо отметим, что именно представители этой группы в наименьшей степени способны сформулировать свое видение «порядка» и «справедливости», да и вообще не склонны хоть к какому–то порядку).

И вот на это, небольшое и не вполне надежное (в силу скепсиса этих людей в том числе и к институту выборов) ядро уже наслаиваются «симпатики», которые до начала кампании в разы превышают ядерный электорат Виталия Кличко.

Выборы — тяжелое испытание для «симпатиков» Кличко

Для них Кличко — это не только кумир, но и политический лидер, с которым «симпатики» связывают свои представления о справедливости и порядке. В отличие от люмпенского ядра, «симпатики» Виталия Кличко имеют более высокий социальный статус, лучше образованы, сумели в той или иной степени адаптироваться к действительности; они более оптимистичны в оценке своих перспектив. И, что самое важное, представители этой группы способны сформулировать (пусть и упрощенно), что они понимают под «порядком» и «справедливостью».

В перерывах между выборами поддержка «симпатиков» подпитывается победами Виталия (и, отчасти — Владимира) Кличко на ринге, примитивной, но напористой оппозиционной риторикой и самоидентификацией в качестве «честного человека — не политика». Но, увы, подобное позиционирование, дающее Виталию Кличко бонусы вне избирательной гонки, после ее старта начинает работать против него.

Логика выборов заставляет избирателей примерять кандидатов к должностям, на которые они претендуют. Здесь отходят на второй план спортивные успехи, а на первый выходят политические, управленческие, деловые, «хозяйственные» и пр. качества — то, от чего Виталий Кличко «по инерции» оказывается максимально дистанцирован.

В результате, «симпатики», не видя в ходе кампании Виталия «предложений», способных удовлетворить их политический «спрос», начинают переходить к другим кандидатам, чей популизм представляется им более созвучным их представлениям о справедливости. Отрезвевшему в дни выборов избирателю трудно представить себе Виталия Кличко, осознанно занимающегося какой–то плодотворной и осмысленной деятельностью. Симпатии «симпатиков» так и останутся простой симпатией к боксеру и спортивному герою.

Ну, а люмпенское ядро, во–первых, ненадежно как избиратель в день выборов, во–вторых, команда Виталия Кличко не выстраивает систему коммуникаций со своим электоральным ядром. Если можно вообще назвать командой людей, занимающихся политикой под брендом Кличко…

«Не политика» играет свита…

С приближением избирательной кампании интересные метаморфозы происходят и с позиционированием Виталия Кличко как «не политика». Опять–таки, то, что приносило ему электоральные дивиденды и бонусы в «мирное время», в период де–факто избирательного процесса начинает играть против него. Находясь в политическом поле, Виталий Кличко все равно вынужден быть политиком, жить в политике и играть по ее правилам. И позиционирование «не политик» перестает быть для избирателей оправданием тех или иных действий или бездействий.

Однако он и его «команда» продолжают вопреки электоральной логике до абсурда эксплуатировать образ «национального символа» и «не политика», даже когда это перестает работать в активной фазе кампании…

В результате — если на начало выборов Виталий Кличко представляется гордостью и силой, достойной отданного голоса, то в конце ее — некомпетентным и неконкурентоспособным кандидатом.

Проще всего в этой ситуации сослаться на некомпетентность Виталия Кличко в политике. И это не черный пиар, не дискредитация, а всего лишь факт. Факт, являющийся следствием огромной загруженности Виталия спортом и спортивным бизнесом, невозможности подолгу находиться в Украине и отсутствием реального политического опыта..

Этот факт, сам по себе, является не трагедией, а всего лишь проблемой. Трагедией он становится из–за того, что политический штаб Виталия никоим образом эту проблему не решает. А, наоборот, эксплуатирует ее не без личной выгоды.

Именно его политическим штабом поддерживаются и раскручиваются неконкурентоспособные для избирательной кампании мифы. К несчастью для Кличко, именно его штаб поддерживает психологически комфортную для Виталия спортивную «рамку»: даже в своей общественной деятельности он сосредоточен на теме спорта, взять хотя бы благотворительный Фонд братьев Кличко, занимающийся поддержкой молодых спортсменов и пропагандой здорового образа жизни. Именно офис Фонда и является де–факто партийным офисом Виталия Кличко, как лидера партии «УДАР».

Не говоря уже о том, что само название партии однозначно ассоциируется с боксом…

«Кличко и его команда»

Следующая проблема, о которой Виталий Кличко и его штаб, похоже, еще не задумывались — это публичная демонстрация команды. Т.е., тех людей, которые пойдут по списку и по мажоритарным округам. И здесь возможны сюрпризы не из приятных — так, о наличии людей с криминальным прошлым среди потенциальных кандидатов «от Кличко» публично заявили депутаты ВР и СМИ. Но, самое главное, из числа «списочников», «мажоритарников» и региональных партийных лидеров не известен ни один, кто бы хоть что–то добавлял рейтингу УДАРа…

Судя по всему, подбирая команду на выборы, Виталий Кличко исходит из своих личных, спортивных и бизнес связей, а также платежеспособности потенциального партнера. Как мы понимаем, первые три критерия никак не усиливают политическую составляющую партии, а последний делает ее уязвимой перед властью. Собственно говоря, среди спонсоров партии УДАР вам не удастся найти оппозиционно настроенных бизнесменов: для этих людей Кличко — удобная и легальная возможность разложить яйца по разным корзинам (где первой корзиной, разумеется, — Партия Регионов).

Что касается самого Виталия Кличко, то вопросов к его бизнес–деятельности, особенно в части уплаты налогов, тоже хватает. Но лично против него эта тема властью (в случае проявлений излишней самостоятельности) будет «раскручиваться» только в СМИ, без использования «силовиков». А вот спонсорам можно и пожестче объяснить неадекватность поведения их «реципиента»…

Но, похоже, никакие дополнительные меры воздействия и не понадобятся. Во всяком случае, для экспертов достаточно красноречив тот факт, что 5 июня — в день принятия Закона о языковой политике — Виталий Кличко увел своих сторонников от места прорыва ограждения возле ВР на митинг.

Один? В поле? Воин?

В заключение нашего обзора, мы остановимся на наиболее деликатном вопросе — личных качествах Виталия Кличка. И здесь необходимо констатировать, что в политике ему очень не хватает той решительности, которой он обладает на ринге. И если описанный абзацем выше эпизод можно объяснить некоей политической целесообразностью, то его политический проигрыш ситуации с выборами мэра Киева никакой иной причиной, кроме как нерешительностью Виталия объяснить невозможно.

Как иначе объяснить, почему являясь фаворитом мэрских выборов в Киеве, Виталий Кличко занял заведомо невыгодную позицию: «когда назначат выборы — тогда и выдвинусь»? Возможно, для самого Виталия и его штаба факт политического проигрыша в Киеве неочевиден, но эксперты отмечают — Кличко упустил возможность разыграть в столице карту «власть — оппозиция», которая дала бы ему дополнительные бонусы избирательной кампании в ВР. Строго говоря, он еще не упустил, а только упускает эту возможность, пассивно дожидаясь заранее очевидного Постановления ВР о назначении выборов в Киеве, вместо того, чтобы вести активную кампанию на виртуальных выборах мэра, которая могла бы плавно перейти в реальную парламентскую… Но, почему то нет сомнений, что он эту возможность упустит.

Ведь даже судя по поведению Виталия и его фракции в Киевском горсовете — кто видел или знает о каких–то решительных шагах на благо избирателя, давших результаты? Наоборот, своих депутатов набора 2006 года сам Виталий назвал фактически предателями. Более того, в известном интервью в конце прошлого года с Познером Кличко сказал: «Здорово все–таки, что первые выборы я не выиграл. Только лишь потому, что …те люди, которых набирал, не имея достаточного политического опыта, буквально на первой же сессии, на первых же голосованиях показали, зачем они пришли в Киевсовет: получив предложения занять позиции должности, …получив какие–то преференции, они сразу же вышли из политической силы и пошли к оппонентам, чтобы удовлетворить свои личные интересы. Став мэром и опираясь на таких людей, много каши бы я не сварил. И мне бы пришлось очень и очень тяжело».

Виталию действительно приходилось иногда тяжело — когда его толкали и пинали под зад депутаты, и он падал через несколько рядов кресел,  ему оставалось только громко орать, чтобы никто его не трогал. В то время, как Олесь Довгий спокойно ставил на голосование решения по раздаче киевской земли — и проводил их.

Один из ключевых мифологических элементов, созданных вокруг Виталия Кличко — его успешность в качестве европейского бизнесмена. Между тем, его штаб способен предъявлять только встроенность Виталия в западный (в частности — германский) «бомонд». Из материалов западных СМИ напрашивается вывод, что Кличко в Европе — прежде всего «гламурный» персонаж светских раутов, а не бизнесмен.

И это неудивительно: во–первых, промоутерский бизнес в профессиональном боксе никогда не относился к разряду особо уважаемых, — в силу слабой прозрачности как процесса ставок на результат в букмекерских конторах, так и событий на ринге — от судейства до поведения боксеров. Во–вторых, у Виталия Кличко регулярно возникают проблемы с налоговыми органами Германии, которые «оптимизацию» налогов фирмами Виталия склонны рассматривать как «уклонение от уплаты».

Прогноз

Все вышеописанные метаморфозы с образом Кличко будут происходить на фоне полноценного включения в избирательную борьбу конкурентов по оппозиционному лагерю. И реальная политическая борьба будет происходить не с «преступным режимом» — за избирателя придется бороться, меряясь идеологическими конструкциями и политическим опытом с Яценюком и Турчиновым, радикализмом и оппозиционной последовательностью — с Тягнибоком, «гламурностью» и новизной — с Натальей Королевской, патриотизмом — с Ющенко, Гриценко, Костенко и другими. Да и спонсоры партии УДАР, скорее всего, зададут определенную рамку кампании, что неизвестно как  скажется на результате.

Провально начавшийся поход за голосами на Юго–Восток стал очередной стратегической ошибкой — наряду с неизбежными потерями в Центре и на Западе, где ужесточат конкуренцию «Батькивщина» и ВО «Свобода».

Если посмотреть на грядущую избирательную кампанию Виталия Кличка и партии УДАР в свете вышеописанного, то многие десятки обещанных проходных мест по списку для потенциальных спонсоров могут оказаться простым миражем. В случае, если Кличко согласится на роль «конструктивной оппозиции», то ожидаемый результат — 7–8%, в противном случае само преодоление 5%–го барьера может оказаться для партии УДАР весьма хлопотным делом.

Да и победа может оказаться «пирровой» — когда, отшвырнув по пути в парламент  на обочину партии Гриценко, Ющенко и, возможно, той же «Свободы»,  Кличко туда таки прорвется — как и с кем будет выполнять Кличко свои обещания избирателям?

Анатолий Бурый,
по материалам статьи Максима Белякова
на сайте «Обозреватель»