Кличко и Геращенко как символ обесчещенной Украины

30.03.2012 18:28:17

Мы не французы. И не испанцы. Мы — рабы

Видео, выложенное в СМИ, где тяжеловесный регионал–депутат применяет грубую физическую силу к хрупкой женщине–депутату, пытаясь удалить ее из избирательного участка, может вызвать сколь угодно возмущений. Но еще больше оно вызывает мыслей о правомерности ответа силой на силу.

Этот вопрос слишком глубокий и его в Украине мало кто поднимает, боясь обвинений в «призыве к насилию».

Разве можно призывать госпожу Ирину Геращенко к физическому отпору нардепу от Партии регионов? Ведь это пахнет призывом применить физическое насилие к народному депутату Украины!

И некто, господином его назвать у нормального человека не повернется язык, Петр Мельник неслучайно, когда международные наблюдатели не позволили ему тянуть женщину, такого же депутата, до самого выхода, — начал кричать, что он «народный депутат».

То есть он может обнять тело женщины–депутата на глазах у всех людей и, по сути, физически его насиловать? Потому что он народный депутат! Это логика современной власти в наглядной форме.

Нет смысла возмущаться, если из этой ситуации не сделать далеко идущие теоретические выводы. Тот факт, что американцы, сотрудники американского посольства, вступились за украинскую женщину–депутата, а не украинцы — более чем красноречив. Мужчины–украинцы оказались в той ситуации просто трусами, неспособными и нежелающими (посмотрите на фото — один просто равнодушно смотрит, а второй еще и «лыбится») защитить женщину.

Это яркое доказательство господства в Украине запуганного гомо советикуса, который просто не способен сопротивляться силе, которая, прикрываясь «законностью», позволяет себе все, что угодно.

Столетие проживания при диктатурах и тоталитаризме сломало (навсегда?) в украинском человеке стержень достоинства и разлило в жилах звериный страх, который парализует, достаточно кому–то заявить, что он власть.

Существует ли в Украине понятие «гражданского неповиновения»?

Посмотрите, что делается сегодня в Европе. В эти дни испанцы, возмущенные лицемерием своего правительства, которое вчера спасло за счет бюджета крупные банки, по сути, миллионеров, от краха, а сегодня обрезает гражданам и так небольшие зарплаты и пенсии, и так бедную социальную программу, — начали общегосударственную забастовку.

А параллельно десятки тысяч людей включились в общественное движение «Я не буду платить!». Не буду платить за проезд в транспорте, не буду платить налоги. Не буду платить правительству, которое сначала опустошило бюджет страны, отдав деньги граждан банкам, а теперь кричит, что касса пуста и нужно затягивать пояса!

Украинцы ничем не отличаются от России, где оппозиция в один голос кричала в последние месяцы, что «мы никоим образом не выступаем за физическое противостояние», «мы очень мирные и с улыбками победим». Как они «победили» с улыбками — мы видим.

Собственно, имеем опыт Оранжевой революции. Да, внешне она выглядела мирной и «певучей». А в действительности? Большие толпы народа, которые двигались по улицам ночного Киева в направлении Центральной избирательной комиссии, совсем не выглядели мирными. Они, несмотря на отсутствие у них оружия (и слава Богу), выглядели грозными. Решительными. Поэтому они победили.

Пусть эта победа и оказалась, через измену Ющенко, которую ему никогда не простит история (Тимошенко также несет большую долю ответственности), пирровой.

В украинском характере есть огромный недостаток, который и является причиной того страха, в котором теперь находится Украина. Типичный украинец — это гайдамака, который способен только на взрыв, когда унижение его достоинства дошло до предела. Тогда он теряет рассудок, вынимает нож и, с безумными глазами, святит его и идет резать всех подряд. А до этого, и после этого, терпит.

Как терпела Геращенко действия грубого мужлана по отношению к себе на глазах у стольких людей.

Эта Геращенко — хрупкая, наделенная властью нардепа женщина, — является символом нынешней Украины. Которую на глазах у всего мира насилуют, а она теряется, не способная даже дать пощечину по наглой морде.

И не одну, а десять пощечин! Чтобы хам пошатнулся. Пока все женщины (а мужчины?) не будут такими — Украина не будет иметь будущего.

Не достойна, потому что в ней, на протяжении веков, подавлен здоровый инстинкт, который является основой любого достоинства. Или и в ней самой не сидело это: «Он же народный депутат? Как я буду бить народного депутата?».

Или наши любимцы и всенародные герои братья Кличко — их на глазах всего мира нагло и цинично бьют по щеке, им хамски плюют в лицо, а они при этом «мужественно» терпят унижение, надеясь на справедливое возмездие в лице спортивных судей.

Украину насилуют, а она, растерянная, еще размышляет. Между тем хам делает свое дело.

Что есть здоровый инстинкт? Никто не призывает не слушаться закона. Не уважать власть. Любая власть не мед и определенная степень терпения у граждан должна быть. И она также есть и на Западе.

Просто там эта степень терпения очень низкая. Там собственное достоинство настолько раздуто, и это нормально, что достаточно малейшего подозрения, что тебя презирают, как в действие вступает инстинкт, который обеспечивает самоуважение.

В США, где на женщину нельзя смотреть больше семи секунд, такой регионал–депутат, как Петр Мельник, уже давно сидел бы в тюрьме. За сексуальное домогательство. Попробуйте в США хотя бы прикоснуться к телу женщины! Уже не говоря, чтобы нападать на нее на избирательном участке на глазах у видеокамер!

Почему в США боятся такое сделать, как поступили с Геращенко и с Украиной? Потому что в каждом человеке есть запас великого достоинства и этот запас выработал код поведения и добился соответствующих законов.

Гайдамацкий комплекс украинца не несет в себе ничего хорошего. Гайдамака терпит аж до тех пор, когда его невесту, жену, его дочь господин начинает насиловать. И только когда уже изнасиловал, в нем наконец–то просыпается достоинство. Но это уже достоинство, или, может, просто отчаяние?

Поэтому в Интернете столько гайдамацких призывов: «повесить за …», «снять шкуру», «посадить на кол». Того регионала. В украинцах живут одни только гайдамаки.

Настоящее достоинство требует сопротивления — в том числе и физического в ответ на физическую наглость — ежедневно. От каждого гражданина.

Призыв «мы мирные телята» так называемой оппозиции в России привел к тому, что власть просто посмеялась над этими несколькими якобы массовыми протестами–говорильнями.

Мирность мирности рознь. Есть такой порог достоинства человека, который требует бесстрашия перед властью и ее творимыми под себя «законами». «Гражданское неповиновение» вписано в Конституции большинства западных государств как Право.

То есть каждый гражданин имеет конституционное право на гражданское неповиновение в случае, если он считает, что власть перестала представлять его интересы.

В результате на Западе нет гайдамаччины, а проходит, в отличие от «гайдамацких» движений в странах третьего мира (прежде всего африканских, арабских), более–менее мирная, сопровождающаяся иногда небольшими эксцессами, смена власти и элит. Не без давления движений «гражданского неповиновения».

Поймите, терпение украинца — не благо, а зло. Оно является причиной потери властью понятия, что она имеет дело не с быдлом.

А с быдлом ведут себя так, как вел регионал. Ибо, как вел себя представитель нынешней власти с госпожой Геращенко (или боксер–британец — с Кличко) — так  ведут себя только с безответным быдлом.

Мы есть быдло и заслуживаем такое отношение к нам. Пока на малейшую агрессию не ответим тройной агрессией, дав понять, что у нас есть достоинство и «барские» руки не могут нас обнимать и хватать за хрупкие груди. И не могут нам плевать в лицо.

По материалам статьи Богдана Орлика, политолога, на УП