Как богатство России приросло Украиной в годы войны

04.02.2016 01:37:48

В недавно показанном на телеканале «Россия 1″ фильме «Украина. Ностальгическое путешествие» много и красочно показано, как в годы Второй мировой разрушали Украину немцы и как ее после войны отстраивали русские. И ни слова при этом не сказано ни про разрушения, которые оставляли после себя советские войска (взорванный Днепрогэс и т. п.), ни про эвакуированные на восток украинские заводы, большинство из которых назад так и не вернулись.

А ведь, согласно архивным документам, только в июле 1941 года для нужд эвакуации выделялось по 10 тысяч вагонов в сутки. Всего же для перевозки людей и материальных ценностей на восток было использовано до 1,5 млн. вагонов, сформировано 30 тысяч эшелонов. С Украины только с июля по октябрь были вывезены в тыл миллионы людей, около 500 крупных промышленных предприятий. Кроме того, удалось эвакуировать за пределы республики свыше 6 млн. голов скота, 1667,4 тыс. тонн зерна и 269,5 тыс. тонн зернопродуктов, тысячи тракторов, автомашин и много других материальных и культурных ценностей.

В общей сложности с июля по ноябрь 1941 г. не менее 1523 промышленных предприятий, из них 1360 крупных заводов, было перебазировано на восток: 226 – в Поволжье, 667 – на Урал, 244 – в Западную Сибирь, 78 – в Восточную Сибирь, 308 – в Казахстан и Среднюю Азию. Всего по железным дорогам было перевезено 1,5 млн. вагонов «эвакуационных грузов». Летом и осенью 1942 года на восток было перебазировано 150 крупных предприятий, для чего потребовалось почти 70 тысяч железнодорожных вагонов.

За весь период эвакуации в глубокий тыл СССР было перебазировано почти 2600 предприятий.  В восточные районы СССР было перемещено более 10 млн. человек, почти 11 тысяч тракторов, значительное количество скота, имущество колхозов и совхозов, машинно-тракторных станций. И большая часть всего этого – именно из Украины. Только из Киева было отправлено на Восток 450 эшелонов, которые эвакуировали оборудование 197 крупных предприятий украинской столицы и свыше 350 тыс. киевлян. Из Харькова были эвакуированы все крупные заводы города и области (45 предприятий).  Вместе с заводами выехали в тыл 24,5 тыс. рабочих, инженерно-технических работников и служащих.

Все эти заводы заработали на огромных просторах Урала, Сибири, Дальнего Востока. На одной из окраин Свердловска восстанавливался вывезенный из Киева завод «Большевик». На Урал переехал Харьковский танковый завод. 19 октября последняя группа работников завода покинула Харьков, а уже 8 декабря харьковские танкостроители на привезенных с собой частей и узлов собрали первые 25 танков Т 34 и отправили их на фронт». Никопольские горняки, доставившие на восток рудничное оборудование с Украины, приступили с помощью местных рабочих к добыче марганцевой руды в одном отдаленном районе Свердловской области.

При этом ЦК ВКП(б) и советское правительство дали указание местным органам власти и парторганизациям уничтожать все, что не удавалось эвакуировать в восточные районы СССР: оборудование заводов, фабрик, колхозную технику, инвентарь, жечь хлеб, урожай. Об этом шла речь в директиве Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 года, в выступлении Сталина по радио 3 июля 1941-го, в специальном постановлении Государственного комитета обороны от 22 июля 1941-го и других документах. Как известно, в них говорилось о создании зоны «выжженной земли».

При отходе частей Красной Армии нужно было угонять весь подвижной железнодорожный состав, не оставлять врагу ни одного паровоза, ни одного вагона, не оставлять противнику ни килограмма хлеба, ни литра горючего. Колхозники должны были угонять весь скот, хлеб сдавать под сохранность государственным органам для вывозки его в тыловые районы. Всё ценное имущество, в том числе цветные металлы, хлеб и горючее, которое не могло быть вывезено, должно было безусловно уничтожаться.

Тактика «Выжженной земли» — вывоз всего с оставляемой территории применялась задолго до Сталина, и часто использовали в прежних войнах. Такую тактику, например, с успехом применяли еще скифы в борьбе с войсками Александра Македонского. Правда, действовали они несколько иначе. Сжигая посевы, засыпая песком колодцы, угоняя скот, скифские воины уводили при этом ВСЕХ мирных жителей. Таким образом, оставляемая территория действительно становилась не только «выжженной», но и безлюдной, а следовательно, не представлявшей никакого интереса для захватчиков. У нас же ситуация была несколько иной… До войны, например, в Сталино (Донецк) и рабочих поселках проживало около 430 тысяч жителей. С отступающей Красной Армией город покинули не более 80 тысяч. А остальные? А им осталась разрушенная промышленность, отсутствие продовольствия и водоснабжения, и самое страшное — отсутствие топлива и электроэнергии в условиях поздней осени. Расчет на то, что население под страхом голода, холода и безработицы покинет город и уйдет в деревни, не оправдался.

Эвакуация Донбасса

Предприятия Донбасса в 1941 году эвакуировали на Урал, Среднюю Азию, Крайний Север, Дальний Восток и Восточную Сибирь, где в неосвоенных, но потенциально перспективных экономических районах, юзовские станки и донецкие рабочие кадры заложили фундамент местной промышленности. Например, осенью 1941 года 20 эшелонов оборудования успел вывезти мариупольский завод «Азовсталь», 800 вагонов – объединение «Донбассэнерго», 20 вагонов – Краматорский станкостроительный завод. В первой половине 1940-х гг. на донецком оборудовании «запустились» металлургические заводы в Узбекистане, Комсомольске-на-Амуре, Челябинске, были усовершенствованы производственные процессы на Гурьевском и Петровско-Забайкальском металлургических заводах.

В годы войны 25 тыс. донецких горняков спустились в забои (вышли на угольные участки) на шахтах Кузбасса, Кизела, Караганды. В этот период директором уральского угольного комбината был назначен Александр Засядько, а ведущий трест «Кизеловуголь» возглавил А. Кратенко. Трудом «донецких» были введены в действие 180 новых шахт и угольных разрезов, освоены Байдаевское и Абашевское – в Кузбассе, Ангарское – в Средней Азии, Актюбинское – в Казахстане угольные месторождения.

Осенью 1941 года из Донбасса был вывезен единственный в стране пресс мощностью 10 тыс. тонн, самый крупный в СССР бронепрокатный стан «4500».  В 1941 году Государственный Комитет обороны СССР издал указ об эвакуации из прифронтовых областей населения и скота. Потрясающую картину «исхода» «донецких» из родного края осенью 1941 года нарисовал в «Молодой гвардии» Александр Булыга-Фадеев.

Рабочие Наркомуголь и трестов «Красноармейскуголь», «Макеевуголь», комбината «Сталинуголь» вместе с семьями эвакуировались в Карагандинской области, треста «Краснодонуголь» — до Актюбинской области. В конце 1941 г. в Кузбасс и Карагандинский бассейн с Донбасса прибыла группа хозяйственников и опытных инженерно-технических специалистов и 25 тыс. шахтеров и энергетиков с оборудованием. С 9 по 14 октября 1941 г. на восток отбыло 5 эшелонов с оборудованием Сталинского металлургического завода и 6 тыс. рабочих и служащих вместе с семьями. С Енакиевского металлургического завода были эвакуированы 3020 рабочих вместе с семьями, с Новокраматорского машиностроительного завода — 2,5 тыс. человек и т. д. Только с предприятий Наркомчормета Сталинской области с октября по декабрь 1941 г. на восток было эвакуировано 13 тыс. рабочих и служащих вместе с семьями. Однако не все желали ехать на восток. Так, в г. Мариуполь отказались от эвакуации 50% рабочих завода № 174, до 40% рабочих завода № 73.

С Ворошиловградской области вместе с оборудованием заводов, сырьем, продукцией были эвакуированы 35700 шахтеров, 7452 рабочего машиностроительной и коксохимической промышленности, около 5 тыс. учащихся школ ФЗО и ремесленных училищ.. Всего с территории Ворошиловградской области за период осень 1941 — лето 1942 были эвакуированы 269 380 человек.

Восстановление Донбасса немцами

На захваченной территории немцы пытались восстановить работу промышленных предприятий и шахт Донбасса, поставить его экономику на службу Германии. Однако в полном объеме так и не смогли решить эту задачу. Для восстановления работы шахт из Германии к концу 1942 г. было направлено 1800 специалистов, главным образом из Рурской области. Однако для проведения этих работ не хватало рабочей силы. Решали этот вопрос политикой голода. Продукты питания получали только те, кто работал на немцев. Хозяйственная инспекция «Юг» констатировала в апреле 1942 г., что надо обеспечить необходимое снабжение 24 тыс. рабочих, от истощения не могут работать. И все же к концу 1942 г. на шахтах работало уже 100 тыс. человек.

В 1942-1943 годах немецкая администрация приложила огромные усилия для возобновления добычи угля в Донецком бассейне. В Донбасс в очередной раз пришли «Круп», «Сименс», «Опель», было создано горнометаллургическое общество «Восток». Тем не менее, по рассказам очевидцев (Прасковья и Леонтий Волковы), основная масса населения в 1941-1944 гг. кормилось воровством из немецких и оставленных советскими войсками складов и «менкой» (обменом промтоваров на продукты) с сельскими районами Украины.

В то же время происходила и принудительная депортация на восток немецкого населения Донбасса. Несмотря на сложные условия в Донбассе продолжались и репрессии, которые приводили к еще большему уменьшению численности населения. После захвата г. Сталино жители открыли ворота тюрьмы НКВД и нашли три ямы, наполненные трупами. Сотрудники НКВД закопали и заасфальтировали в центре города 4 тыс. человек.

Эвакуация части квалифицированных рабочих в советский тыл и саботаж со стороны работающих, заставили немецкое руководство пойти на демобилизацию из рядов вермахта военнослужащих, которые ранее работали в угольной отрасли. Таким образом было направлено 1750 шахтеров из Германии.

  • Фото:

Как эвакуированная промышленность Украины развивала российскую

Далеко не все эвакуированные во время войны украинские предприятия «вернулись» домой. Некоторые из них, укоренившись на Урале и в Сибири, теперь конкурируют со своими «родителями».

Эвакуировать или уничтожить

Тотальная война — тотальная цифры: только с Днепропетровщины в глубь страны отправляется 99 тыс. вагонов с промышленным оборудованием.

Сколько было тех заводов, что летом 1941 года эвакуировались на Урал, в Сибирь, Среднюю Азию? Одни историки называют цифру в 1500 предприятий, другие — 1300. Предполагают, что около половины из них были вывезены из Украины.

Это была самая масштабная в истории индустриальная миграция. Всех этих детей индустриализации первых пятилеток надо было спасать: без металлургических, машиностроительных, химических заводов, которыми изобиловал восток Украины в 30-х годах, войны было не выиграть.

В эшелоны пытались загрузить все, что могло помочь «оборонке». Оборудование отгружали днями и ночами. Нередко под авиационным и артиллерийским обстрелом. Однако всегда под неусыпных контролем НКВД — опыт «органов» по переселению «врагов народа» в Сибири послужил гуманным целям.

 

 

Днепрогэс эвакуировать не удалось, поэтому его взорвали. На горизонте виден железнодорожный мост через Хортицу, он тоже взорван

Вместе с грузовыми эшелонами отправлялись на восток и инженеры, чтобы там, нередко прямо посреди голого поля, возвести заново заводы-гиганты. Только из Донбасса и только из предприятий Наркомчормета (Министерства черной металлургии) были эвакуированы 13 тысяч квалифицированных работников.

Что нельзя было транспортировать по железной дороге — взрывали на месте. В воздух взлетели все 54 украинскими домны, значительная часть шахт была затоплена водой.

Взорванная «Азовсталь» (Мариуполь)

Взорванная «Азовсталь» (Мариуполь)

Существует то ли быль, то ли легенда, что для своих паровозов в оккупированном Донбассе немцы завозили уголь из Силезии — нечего было рассчитывать на добычу топлива на Донетчине без необходимого оборудования…

Богатство Сибири прирастало Украиной

…Тотальная война — тотальные темпы: в промышленное строительство в тылу в течение 1941-1945годов вложили 140 млрд руб.

Норма того времени — когда эвакуированное летом 1941 года предприятие уже в 42-м давало первую продукцию. Из украинских индустриальных гигантов в России рождались новые предприятия.

Новокраматорский завод тяжелого машиностроения имени Сталина (эвакуирован из Краматорска), например, «прописался» сразу по трем адресам: в подмосковной Электростали, южноуральском Орске и сибирской Югре.

Из Мариупольского металлургического комбината имени Ильича в Магнитогорск успели эвакуировать самый мощный в СССР толстопрокатный стан, который уже в октябре 1941 года начал давать первые листы брони для танков Т-34.

За тысячи километров от фронта вырастали целые города, а в них появлялись улицы с весьма красноречивыми названиями — Краматорская, Мариупольская, Харьковская…

Послевоенное сотрудничество украинских предприятий с эвакуированными заводами складывалась по-разному.

Многие предприятия после войны перепрофилировались, и вчерашним «родственникам» уже не суждено было встретиться на хозяйственной ниве. Кто-то остался в довоенной индустриальной эпохе, кого-то ждала научно-техническая революция.

А большинству выпала доля мирного сосуществования, отраслевая и межотраслевая кооперация в рамках советской экономики, нередко под крышей одного всесоюзного министерства.

События сегодняшнего дня удивительным образом восстанавливают экономические связи родственных предприятий.

Сотрудничество и конкуренция родителей и детей

Стоит вспомнить историю комбайна «Енисей»: в 1941 году в Красноярск был эвакуирован запорожский завод «Коммунар», который так и остался в России под новым названием «Красноярский завод комбайнов», хотя около половины комплектующих к своим машинам он продолжал получать из Украины.

Исторический фактор стал одним из решающих в создании зимой 2004 года совместного российско-украинского предприятия по сборке комбайнов «Енисей» на Харьковщине.

В российский райцентр Похвистнево (Самарская область) в 1941 году был вывезен Днепропетровский обозный завод: в то время не очень механизированной Красной армии его продукция пригодилась.

Спустя годы на месте обозного завода было создано оборонное предприятие, что при новой эпохе превратилось в ЗАО «Волжский трактор», которому в 2001 тоже же пришлось вспомнить о своем днепропетровский корне — руководство «Волжского трактора» подписало весьма выгодный контракт с Южмашем на сборку на своем заводе днепропетровских тракторов ЮМЗ-8071.

Впрочем, в некоторых отраслях кооперация «отцов» и «детей» сменилась острой конкуренцией. Например, одним из инициаторов квотирования украинского трубного импорта и возможного антидемпингового расследования со стороны России является Челябинский трубопрокатный завод (ЧТПЗ).

Тот самый, что в 1942 году «вышел из тела» Мариупольского трубного завода (стоит только вспомнить фамилии инженеров, которые запускали завод в Челябинске: Антоненко, Карпенко, Гончарук…).

Подобная судьба и у нынешнего ОАО «Алтайвагон»: предприятие появилось в 1941 году из мощностей эвакуированного Днепродзержинского вагоностроительного завода имени газеты «Правда» (ныне ОАО «Днепровагонмаш», г. Днепродзержинск).

По материалам infodon.org.ua, svpressa.ru,
«Контракты» (перевод: «Аргумент»)
и др. открытых источников