Грядущие выборы в Украине станут грозным молчаливым приговором?..

07.12.2009 19:45:24

Кажется, не было за последние 150–200 лет более политически окрашенного слова, чем слово «народ». «Народ» страстно желали защищать, освобождать, просвещать. За его счастье боролись, умирали сами и убивали других. Одни ждали от народа понимания, смирения, стойкости, другие — возмущения, бунта, революции. Кто только не эксплуатировал это терпеливое слово! И идеалисты–революционеры, и философствующие правители, и писатели–террористы. Его толковали то расширительно, беря за основу родоплеменные связи, культуру, язык, географию, веру, то, напротив, сужали до нации и даже до отдельно взятого класса.

Лев Толстой и народовольцы ставили знак равенства между словами «русское крестьянство» и «русский народ». Ленин, говоря о «народе», подразумевал то пролетариат, то пролетариат с беднейшим крестьянством, а то и совсем расплывчато — всех «эксплуатируемых».

Слово «народ» в современной украинской политике стало одним из самых нагруженных. Только политических сил, взявших на вооружение в борьбе за электорат, слово «народ» можно насчитать не меньше десятка. Тут и Народная партия Украины (Литвина), и Народно–демократическая партия (Супрун), и Народный Рух Украины (Тарасюка), и Украинская Народная партия (Костенко), и Народная самооборона (Луценко), и Политическая партия «Народный Союз «Наша Украина» (Ющенко). Есть даже Партия Реабилитации народа Украины. И все они борются за народное счастье…

А начиналось всё с Радищева. Первый русский революционер счастье народа видел в освобождении крестьян. Правдивое описание своего путешествия из Петербурга в Москву стоило ему смертного приговора, который был заменен каторгой. Большинство декабристов прямо заявили следственной комиссии, что «непозволительные мнения» у них появились под влиянием идей Александра Радищева. Сам же народ, по–видимому, не понял самоубийственных поступков ни Радищева, ни декабристов. После того, как артиллерия расстреляла на Сенатской площади восставшие войска, и под лед Невы были спущены трупы убитых солдат и горожан, при ликующих толпах народа верные войска приняли присягу новому императору Николаю I.

На равнодушие народа и его слепую покорность сильным мира сего: «уж те то, знают, что творят», обратил внимание близкий товарищ декабристов Александр Пушкин.

Это — народ, жаждущий видеть на престоле Бориса. Но ведь это и тот народ, который вскоре будет орать на лобном месте: «Да здравствует Димитрий, наш отец!», «Да гибнет род Бориса Годунова!»

К чему привело выступления декабристов емко выразил в одном из своих бестселлеров еще один борец за счастье народа Владимир Ленин:

«Узок их круг. Страшно далеки они от народа. Но их дело не пропало. Декабристы разбудили Герцена. Герцен развернул революционную агитацию. Ее подхватили, расширили, укрепили, закалили революционеры–разночинцы, начиная с Чернышевского и заканчивая героями «Народной воли». Шире стал круг борцов, ближе их связь с народом».

Должно быть, подсознательно проникшись этой цитатой, сегодняшние радетели за народ всячески стараются показать свою к нему близость. Юлия Тимошенко напомнила всем, в том числе, и себе самой, что выросла в тесной хрущевской квартире. Владимир Литвин в подтверждение того, что он лидер именно Народной партии, умеет и может показать, как правильно запрягают лошадь. С Виктором Федоровичем и так все ясно — тут как в песне: «Он вышел родом из народа, как говорится, парень свой». Такой имидж — своего парня из народа — когда–то был и у кандидата в Президенты Леонида Даниловича Кучмы. О народных — хоружевских — корнях Виктора Андреевича со времен Майдана знает вся страна. Из биографии Арсения Яценюка, рассказанной им самим до 4 колена, выходит, что и он как бы из народа. Молодой, горячий, он «вышел» из народа, а его сверстники в 19 веке в народ уходили. Они бросали учебу, одевали крестьянское платье, запасались фальшивыми паспортами и в качестве простых чернорабочих шли в деревню. О них писал те времена Федор Достоевский.

«Народников» той далекой эпохи, если и можно было в чем–то серьезно обвинять, то только в яростной наивности, которая была сродни наивности Христа, вышедшего с проповедью любви к тем, многие из которых позже закричат: «Распни Его!». Наших же высокопоставленных «народников» трудно заподозрить в наивности, а тем более, в бескорыстии.

Какое продолжение получит история народников наших дней пока неизвестно, а та давняя история сделала крутой поворот. Хождение в народ результатов не дало, и, назвавшись «народовольцами», вчерашние романтики–пропагандисты перешли к террору. Волю народа они понимали по–своему, уж очень по–своему. 1 марта 1881года восьмое по счету покушение на Императора Александра II закончилось убийством царя. Того самого царя, которого в народе называли Освободитель в благодарность за отмену крепостного права.

Сегодняшние «народовольцы», то есть народные депутаты, ставшие таковыми якобы по воле народа, сам же народ и терроризируют, выражая его «народную» волю. Виктор Федорович утверждает, что «народ не хочет нового Майдана», а Арсений Яценюк говорит, что «народ хочет жить по европейским стандартам». Тимошенко же, в свою очередь, говорит, что народ знает, из–за кого в Украине все беды. Впрочем, о какой очереди может идти речь, когда мы говорим о Тимошенко?

Подлинные народовольцы считали, что «все беды» в дурных правителях, а всё спасение — в перевороте. И спустя четверть века этот переворот произойдет. Дело, начатое ими в 70–х годах ХIХ века, разрешилось в 1917. Февральская революция, о которой так долго мечтали либералы, прошла легко и просто. Говоря словами Василия Розанова, самодержавие смылось в два дня. Но вместо ожидаемого народовластия пришла анархия, разразилась гражданская война, в которой победили большевики. Значит, на их стороне было большинство не только партийное, но и народное?

Власть народ так и не получил. В июле 21 года в тифозной Москве народник, революционер–демократ Юлий Бунин (старший брат Ивана Бунина), высохший от голода и душевных мучений, шепотом выдохнет пришедшему к нему проститься великому писателю земли русской Борису Зайцеву: «Когда мы расшатывали самодержавие, готовили социальную революцию, разве мы думали, что выродится это вот в такое…».

Слово «народ» станет одним из самых значимых и в системе советской идеологии. В результате вековой борьбы за народное счастье, двух революций и гражданской войны сформировался новый народ — советский. Было время, когда трех человек из народа было достаточно, чтобы определить врагов этого самого народа.

«Тройка», «враг народа» — думаете, это всё осталось в прошлом? Тоталитарном прошлом?

Думаете, и Гитлер — великий архитектор III Рейха — тоже в прошлом?

Для превращения народа в массу Гитлер предлагал использовать возможности архитектуры. «Купол–гора», запланированная для Берлина, должна была иметь площадь в семнадцать раз большую, чем площадь собора Святого Петра. В планах Гитлера особое место предназначалось Парадной улице шириной 120 метров и протяженностью в 5 км. Представляете, сколько народу могло там поместиться?! В конце войны Гитлер скажет: «Если немецкий народ в этой борьбе потерпит поражение, значит, он был слишком слаб. Значит, он не выдержал свое испытание перед историей и ни к чему иному, кроме гибели, он не был предназначен».

В ХХ веке особенно мощным орудием для превращения народа в массу стали средства информации (массовой). «Если взять республику, — писал в одной из своих работ все тот же Адольф Гитлер, — где весь народ выбирает главу государства, то с помощью денег, рекламы и тому подобных идей на этот пост можно продвинуть просто шута горохового». Вы знаете, а может, и не зря Гитлер высмеивал демократию, которая с помощью больших денег легко превращается в псевдо–демократию.

Ведь практика подкупа избирателей в канун выборов существовала с первых дней народовластия. В том же Риме появился даже особый свод законов, направленных на сдерживание честолюбивых кандидатов в магистратуры. Сама история этих законов указывает на тщетность такой борьбы. Древнейшие из этих законов отмечены некоторой наивностью. Первый из них воспрещал становиться на форуме в беленой тоге — candida (отсюда само название «кандидат»). Закон 358 года до н.э. воспрещал посещать окрестные селения с целью вербовки голосов. Закон 181года до н.э запрещал деятельность агентов, распределявших деньги и хлеб между избирателями. Закон 70 года до н.э. уже грозил кандидату, прибегнувшему к подкупу, лишением на 5 лет права быть избранным. Но существовал для подкупа и косвенный путь: устройство игр для народа, которые становились со временем все зрелищней, дороже, продолжительней и трагикомичнее…

Трагедия «Борис Годунов» заканчивается словами Масальского: «Что ж вы молчите? Кричите: да здравствует царь Дмитрий Иванович!» И далее ремарка «Народ безмолвствует…»

Этот таинственный финал в разное время трактовался по–разному. Кто–то считал фразу уступкой цензуре, кто–то — реминисценцией из Карамзина. В «Истории государства Российского» есть такое: «Народ благоговел в безмолвии». Хотя, скорее всего, все обстояло иначе. Пушкин, несомненно, был знаком с работами французского историка Тьера. А у того есть рассказ об Учредительном собрании накануне визита Людовика XVI –го. Тогда Мирабо воскликнул: «Пусть мрачное молчание встретит монарха. Молчание народа — урок королям». Но заметим, что еще Цицерон в своей первой речи против Катилины, произнесенной в сенате в 63–м году до н.э., сказал: «Зачем тебе еще ждать словесного оскорбления, когда ты уже уничтожен грозным молчаливым приговором?»…

Грядущие выборы в Украине станут грозным молчаливым приговором?..

Наши вялые дни впитали всю динамичную историю прошедших веков. Царит, именно царит, все тот же подкуп избирателей. Устройство зрелищ и игр для народа — обязательная часть выборного процесса. Реет над всем и над всеми белая саndidа, в центре которой красуется обреченно–инфарктное сердце. Беззастенчиво лгут СМИ (средства массовой, но не народной информации). И снова прав Волошин: «… Но избиратели доселе верят в возможность из трех сотен негодяев построить честное правительство стране». Народ Украины, который так любит всуе поминать наш хоружевский Миссия, сегодня безмолвствует?… А завтра закричит: «Распни Его!». И кто будет этот Он или Она? Кажется, снова появились уже «новые трихины». Сегодня они называются TeraFlu?

А ты что по поводу всего этого думаешь, пипл?

Balaton, «Лунный ковчег»

Фотоколлаж – UАргумент