«Дорогой папа»: какую избирательную систему оставишь ты Украине?

27.08.2011 22:13:00

Сейчас у власти — только те, кто умеет грабить и наклонять. Но беда в том, что они не вчера такие пришли во власть — мы живем при такой власти уже 20 лет. И 2005 год ничего не изменил в этом плане. И ничего не изменила — и даже не пыталась изменить —  и Юлия Тимошенко, которую одни сейчас судят, а другие вдруг увидели в ней символ спасения нации. Что же может изменить такую ситуацию? Только приход в политику новых людей. Но новые люди сегодня не придут — пока не будет изменена избирательная система.

Только та избирательная система, где каждый кандидат от партии закреплен за мажоритарным округом, и люди голосуют не за партию, а за кандидатов, — только такая система может кардинально изменить политическую ситуацию в Украине.  Пойдет на это Партия регионов? Или нет?

Зададим сами себе вопрос: какие основные проблемы сегодня имеет Украина?

Ответ, надеюсь, известен всем: отсутствие реальных реформ в экономике и коррумпированность власти.

А кто может провести реформы в Украине — так, чтобы заработало производство, чтобы появились рабочие места, чтобы развивался мелкий и средний бизнес, чтобы налоги не были удушающими, чтобы была снята с экономики коррупционная чиновничья удавка, чтобы, наконец, гражданам Украины не было мучительно стыдно за свою страну?

Все это может сделать только политическая власть — государство, система государственных органов, реализующих государственную власть.

То есть, возвращаясь к ответу на первый вопрос, можно сказать, что сегодня в Украине есть только одна проблема — проблема власти.

Власть — это возможность воздействовать на деятельность и поведение других людей даже вопреки сопротивлению. Власть необходима для организации общественного производства, которое требует подчинения всех участников единой воле, а также для регулирования других взаимоотношений между людьми в обществе.

А откуда появляется власть? И какая сегодня власть в Украине?

Власть в Украине сегодня пока еще не наследственно–монархическая, пока еще не авторитарная, не диктаторская. В Украине сегодня нет ни диктатуры «пролетариата», ни фобократии — крайнего варианта военной власти, основанной на беспрекословной дисциплине и единстве действий.

Сегодня в Украине источником политической власти в государстве являются его граждане. Которые сами, без посредников, напрямую избирают все представительские органы власти — от главы государства и парламента до сельского головы и сельского совета.

Казалось бы — если в Украине народ сам избирает себе власть, то в чем проблема? Проблема в системе выборов, в том, как именно народ избирает себе власть.

Именно в избирательной системе заложены корни всех украинских проблем.

Именно проблема выбора избирательной системы обычно является одним из ключевых вопросов политической жизни любой страны. К примеру, по мнению ряда исследователей, в числе других известных обстоятельств свою долю вины за приход в 1933 году в Германии правительства национал–социалистов к власти несет установленная после Первой мировой войны в Веймарской Германии пропорциональная избирательная система.

И поэтому рецепт спасения Украины находится именно в избирательной системе. И сегодня очень важно, какую избирательную систему предложит украинскому обществу партия власти — Партия регионов.

Потому что именно от этого зависит то, куда дальше пойдет наша страна — к развитию и упрочению демократических основ цивилизованного европейского государства, или к построению государства по авторитарному типу: типу диктатуры то ли одной партии, то ли иной какой–то диктатуры.

На самом деле все это очень серьезно. Потому что перед нами сегодня есть, скажем так, много не совсем хороших примеров построения властных пирамид среди бывших советских республик.

Но нужны ли нам нехорошие пути? Надеюсь, что большинству здравомыслящих людей — не нужны. Потому что даже те, кто сегодня может, якобы, выиграть — завтра сам может быть горько разочарован.

Что мы имеем сейчас?

Мы имеем закон о выборах, который предусматривает голосование за партийные списки. Списки формируются якобы партиями, а на самом деле — лидерами партий. То есть народ фактически голосует за лидеров партий, точнее, за процентные доли этих лидеров в уставном капитале закрытого акционерного общества под названием «Верховная Рада». А дальше эти, извините за выражение, толпы депутатов строятся в колонны, во главе которых — эти самые лидеры, или, образно говоря, — пастухи. И по отмашке лидера–пастуха толпа дружно нажимает на кнопки, или выходит из зала. Или толкается у трибуны. И всё, повторюсь, строго по указке, по велению указующего перста. Вот и все функции якобы народных, а на самом деле крепостных депутатов. Закрепленных намертво за каждым из лидеров.

Имеющие свое мнение получают тот или иной ярлык — и больше претендовать на место в списке не могут.

Не может не возникнуть в связи с означенной ситуацией один вопрос. Если все депутаты обязаны голосовать так, как скажет лидер, то зачем такое количество депутатов? Разве недостаточно их общего количества для установления процентной доли каждой партии человек 45 — вместо 450? В нашей бедной стране это — ОГРОМНАЯ экономия средств.

Кто может сказать, что всё это не так? Кто укажет партию, которая развивается в Украине по цивилизованным европейским традициям?

Когда внезапно и скоропостижно развалился СССР, у нас, как грибы, начали вырастать партии. Много партий. Мы переняли из того, западного мира, все до единого названия: и демократов с республиканцами, и консерваторов с либералами, и социалистов с «Солидарностью», и христианские всякие партийные движения. Чтобы все было как у всех — как у американцев и англичан, у поляков и немцев. Мы даже слепо скопировали российское «Яблоко» на украинский манер. Не удосуживаясь в разбирательствах относительно возникновения политических традиций, сути и смысла деятельности тех партий, их структуры и порядка работы.

Но мы же хитрые хохлы — мы заимствовали названия и даже какую–то видимость идеологий у европейских стран, но «забыли» о главном. А главное — это то, что ТАМ существует целая система внутрипартийной демократии, которая предусматривает жесткую, но честную и прозрачную борьбу на всех уровнях за право быть лидером. Например, тот же Президент Франции, прежде чем стать кандидатом в президенты от своей партии, прошел систему выборов сначала в своей партии. Такая же процедура существует в США и всех других ЦИВИЛИЗОВАННЫХ странах.

Но мы — не они. Мы выросли в СССР. В стране, в которой были в наличии все до единого атрибуты демократии, но самой демократии — не было. И мы продолжаем клонировать эту пагубную и преступную по своей сути двуличность государственного устройства страны и, как следствие, двуличность общественной морали.

К сожалению, на Украину сегодня давит груз прошлого. Того недавнего прошлого, где народ был отстранен от выбора власти, хуже того — народ был поставлен в условия бесправных рабов, обязанных друг перед другом имитировать процесс свободных выборов без выбора. Не было у людей выбора — власть назначалась сверху. На всех уровнях. Люди голосовали за кандидатов, утвержденных решениями партии власти, депутаты, в свою очередь, голосовали за решения, навязанные им партией власти. Да что там говорить — даже колхозники председателя для своего колхоза «избирали» только того, кого им назначал райком партии.

Та система не могла не наложить отпечаток на саму психологию людей — и сегодня украинский (как, впрочем, и российский, и белорусский, и туркменский) избиратель в большинстве своем не озадачивается тем, кого ему избирать. Кого предложат, кого покажут по телевизору — за того он и голосует.

Отличие наших избирателей от, допустим, американских, состоит еще и в том, что в Америке голосуют налогоплательщики. У них другая степень ответственности. Кто платит налоги, тот и заказывает музыку. А у нас еще нет, по большому счету, самого осознания людьми себя налогоплательщиками. Налоги у нас платят предприятия. И реальными выборщиками в Украине являются в большинстве своем их хозяева. Они и формируют власть на всех уровнях — для себя и под себя.

А что партии?

Стоит ли перечислять все наши партии и указывать все признаки полного отсутствия там хоть каких–то демократических признаков? В Рухе когда–то были попытки построения партии по европейским образцам. В 1999 году, незадолго до своей смерти, Вячеслав Чорновил организовал подобие внутрипартийных выборов кандидата в президенты. Чем это закончилось — всем известно. Сегодня есть три партии, которые образовались на базе того НРУ — НРУ Тарасюка, УНП Костенко, НРУ (е) Бойко. Ни в одной из этих партий сегодня даже попыток нет на какую–то партийную альтернативу.

Об остальных партиях говорить нет смысла — та же неприглядная картина. Партии в Украине являются частной собственностью отдельных частных лиц. Но все, естественно, усиленно имитируют якобы партийную деятельность. Хотя партиями, в исконном понимании этого слова, в Украине и не пахнет. Ни в одной, повторюсь, из существующих ныне партий в Украине.

Партий, как таковых, то есть общественных организаций (объединений) идеологических единомышленников — сегодня, по большому счету, в Украине нет. Идеологические партии — к примеру, тот же Рух, или коммунисты — они были в Украине, но во что они сегодня превратились? И почему так случилось? Да потому, что ни КПУ, ни Рух — несмотря на то, что большинство людей голосовали за них — к власти допущены так и не были. Все 20 лет существования государства Украина властные рычаги всегда оставались у одних и тех же лиц. Да, у тех самых, кто «благополучно» рулил государством во времена СССР и «успешно» развалил его в 1990–м году. Потом, по мере перехода бывшей общенародной собственности в руки новоявленных хозяев «заводов, газет, пароходов», страной стали править деньги («бабло», если говорить их языком). Вот за это «бабло» и партии были скуплены с потрохами, что называется, на корню.

И уже теперь владельцы партий — украинская власть. На всех уровнях. Они теперь в тишине партийных офисов, то есть втайне от народа, «расфасовывают» не только пакеты с гречкой, но и «списочные пакеты» депутатов. Людям надо только лишь поставить галочку напротив того или иного партийного «пакета».

Партии заводят через свои списки своих проверенных ими людей — в том числе бандитских авторитетов, личных секретарш, водителей, охранников, личных адвокатов, врачей, банщиков, массажистов.

И народ вынужден принимать участие в этих вакханалиях, называемых «демократическими выборами» — в качестве агитирующих, поющих, танцующих, голосующих, считающих и подтасовывающих за небольшую мзду результаты «выборов».

Есть ли выход из такой грустной для будущего страны ситуации? Есть, если власть имущие хотя бы на миг задумаются, какую страну они передадут своим детям. Да, сегодня они здесь правят бал, сегодня они пируют, сегодня они могут на этой территории делать все, что хотят. Но рано или поздно наступит похмельное утро завтрашнего дня, и на этой изгаженной ими территории завтра надо будет как–то жить их детям и внукам. В дворцах и замках они ж не будут сидеть постоянно взаперти — да и народ ведь и не такие замки рушил, и не таких урожденных князей и панов на вилы поднимал.

Поэтому надо думать — пока не поздно. И первое, из чего начинать надо — из избирательной системы. И бояться сегодняшним «хозяевам» Украины любой реформы избирательного законодательства ведь не надо — при любой избирательной системе всегда побеждает тот, у кого больше способностей, возможностей и денег. А те, кто у власти — они же сегодня самые умные. Поэтому в их прямых интересах заложить сегодня основы для цивилизованного будущего страны. И начинать надо с реформы избирательной системы. Потому что та система, какая есть — она является губительной, разрушающей основы самого государства. Так как узаконивает кумовство и коррупцию и развращает вообще систему государственной власти. И неизбежно ведет к нехорошим последствиям — если мы не изменим политическое лицо страны.

Ничего, абсолютно ничего не изменится в нашей стране при существующей системе выборов. От выборов до выборов будут одни и те же лица в парламенте, то же стадное голосование, то же противостояние. И то же абсолютное наплевательство на интересы народа.

Если не изменить, как было уже сказано, систему выборов.

Какая система выборов должна быть и что такое «открытые списки»?

У нас уже были попытки изменить выборное законодательство. Был законопроект N4285–2 от 31.12.2003 г. (авторы — С.Ларин, Р.Богатырева, Л.Кириченко, В.Горбаль, В.Мусияка, В.Майстришин), N4285–5 от 02.02.2004 г. (авторы — С.Гавриш, Ю.Иоффе, Г.Дашутин), N4285–6 от 18.02.2004 г. (автор— В.Асадчев) и, наконец, N6531–1 от 31.01.2005 года (автор — С.Гавриш). Все эти законопроекты предусматривают, в отличие от действующего закона о выборах, закрепление кандидатов от политических партий за округами, и попадание их в парламент в очередности, зависящей от показанных на своем округе результатов. То есть списки определяются партией, а вот то, кто именно проходит в депутаты, определяют уже избиратели — в зависимости от того, как поработал этот кандидат на округе. Кроме того, в нескольких предложенных ранее законопроектах гарантированно закрепляется право областных партийных организаций провести своих депутатов в парламент от своей области — конечно, в зависимости от качества работы этого кандидата на своем округе. Это и есть так называемые «открытые списки».

Но они бывают в разных вариантах. Есть варианты, где предлагается избирателям в бюллетене ставить номер из списка понравившейся партии — что попросту разрушит весь избирательный процесс. Потому что представьте только, что члены комиссии считают отдельно голоса 450 кандидатов в, к примеру, 20–и партийных списках. Это первое. А второе — это ведь тот же вариант, что и сегодня. Тот же принцип составления списков, и тот же принцип отсутствия конкретного депутата на местах. И третье — это просто иллюзия смены избирательной системы, призванная укрепить роль лидера партии — ведь именно за него проголосуют абсолютное большинство избирателей, по той простой причине, что остальных 449 человек мало кто знает.

Есть варианты, где закрепляются кандидаты за округами, а в Раду попадают те кандидаты, которые механически набрали большее по сравнению с другими кандидатами во всех округах Украины количество голосов. Но при такой системе кандидаты от БЮТ пройдут только те, кто будет закреплен за центральными и западными округами. А от Партии регионов — только те, кто закреплен за восточными округами. Что, опять таки, работает на раскол страны.

Но есть третий вариант.

Вырабатывается простая схема: кроме обычных избирательных округов утверждаются еще и региональные (областные) округа. Все голоса, отданные за представителей той или иной партии, складываются отдельно по каждой области. И если, допустим, коммунисты набрали в Львовской области голосов на одного депутата от КПУ — они получают в этой области одно депутатское место. Депутатом становится тот, кто достиг наилучшего результата по сравнению с другими кандидатами от КПУ в других округах этой области.

В результате такой системы будет, во–первых, устранена порочная и раскалывающая Украину дискриминация областных партийных организаций при системе пропорциональной: когда депутатами от коммунистов и регионалов становятся преимущественно выходцы с Востока Украины, а депутатами от националистов и национал–демократов — выходцы из Украины западной. И будет устранена дискриминация при системе мажоритарной: когда представители ПР и КПУ обречены на проигрыш в западной Украине, а БЮТ и «Свободы», например, — в восточной Украине. Шанс стать депутатом получит каждый — независимо от региона. Просто в каждом регионе каждая партия получит столько депутатов, на сколько она там заслужила. Но голоса людей не пропадут.

Во–вторых, случаи проталкивания в список людей только по признаку родства с лидерами партий, обслуги и охраны лидеров будут сведены на нет. Стать депутатом получит шанс каждый — но только по результатам оценки его деятельности избирателями. Будут исключены позорные случаи обвинений в кумовстве и родстве некоторых депутатов с лидерами партий. В то же время, если человек достоин быть избранным людьми — то почему нет? Даже если он чей–то родственник. Депутаты не будут всецело зависеть от того, насколько близко и с какой стороны они сумели приблизиться к лидеру партии — а будут зависеть в первую очередь от эффективности своей работы.

В–третьих, исходя из вышесказанного, мы можем получить демократизацию партийных организаций, поднятие роли каждого члена партии. Что не может не сказаться на улучшении общего политического климата в стране.

В–четвертых, при такой системе выборов голоса, отданные за ту или иную партию, не будут пропадать, как при чисто мажоритарной системе. При мажоритарной системе голоса занявших вторые или третьи и т.д. места на своих округах улетают в корзину. При предлагаемой системе набрал, например, БЮТ голосов в Донецкой области на четверых депутатов — получил их. Причем прошли в парламент именно те, кто наилучше поработал. Представляете, как земля, образно говоря, из под копыт будет лететь у кандидатов — ведь получит шанс практически каждый. Но и ответственность перед народом они будут нести постоянно — и честь партии будет зависеть от того, как четыре или пять лет будут работать эти депутаты.

Такой же принцип должен действовать и на местных выборах: все голоса всех кандидатов от партии суммируются на территории района или города, и каждая партия в райсовете или горсовете получает количество депутатских мест пропорционально голосам, поданным в сумме за кандидатов этой партии на той или иной территории.

В предлагаемой системе есть только один недостаток — на какой–то части округов депутатом может стать набравший сравнительно меньшее с другими кандидатами на этом же округе количество голосов. Но зато в каждой административной единице будут соблюдены интересы всех социальных групп и слоев, и в каждом совете будут отображены все политические предпочтения общества.

В чем именно разница?

В чем, скажете, существенная разница такой смешанной пропорционально–мажоритарной системы от этих систем в раздельности? В просто мажоритарной системе выборы выигрывает набравший большее количество голосов по сравнению с другими кандидатами. Иногда для победы достаточно даже 10–15%, а остальные 85–90% голосов нигде не учитываются. И влиятельному мажоритарщику иногда достаточно «договориться» с членами комиссий, чтобы в случае небольшого перевеса переложить бюллетени туда, куда «надо». В предлагаемой системе ни один голос не пропадает, и то, кто будет депутатом, зависит не только от результатов на одном округе — поэтому и проведение махинаций может оказаться неэффективным.

Отличие от просто пропорциональной системы состоит в том, что люди все–таки голосуют не за список, допустим, Юлии Тимошенко или Виктора Януковича, а за конкретного депутата на своем округе, и который потом будет стараться, чтобы люди его и в следующий раз избрали. Сегодня же мнение людей депутатов не интересует, депутатам важно мнение только своего партийного вождя.

Поэтому только такая избирательная система — где каждый кандидат от партии закреплен за мажоритарным округом, и люди голосуют не за партию, а за конкретных кандидатов, но все голоса суммируются по партиям — только такая система имеет право называться смешанной пропорционально–мажоритарной.

И только такая система может кардинально изменить всю государственную власть, вернув и власти, и партиям доверие людей. И заложив основы для мирного, цивилизованного перехода нашей страны на демократический путь развития.

Идеальной системы не бывает. Поэтому надо выбирать наиболее близкую к таковой. В Европе люди не голосуют за закрытые списки — люди голосуют за конкретных депутатов. Которые являются лицом партии в избирательных округах.

Сейчас все в руках действующей власти. Согласится эта власть на перемены, реальные, а не бутафорские перемены, спасая будущее не только государства, но и себя, и своих детей — или рискнет усугубить ситуацию, надеясь на русское «авось пронесет»?

Народ пока еще ждет изменений. Согласно последним социологическим исследованиям таковых — более 80 %.

Анатолий Герасимчук

Фото УП

Сейчас у власти — только те, кто умеет грабить и наклонять. Но беда в том, что они не вчера такие пришли во власть — мы живем при такой власти уже 20 лет. И 2005 год ничего не изменил в этом плане. И ничего не изменила — и даже не пыталась изменить — и Юлия Тимошенко, которую одни сейчас судят, а другие вдруг увидели в ней символ спасения нации. Что же может изменить такую ситуацию? Только приход в политику новых людей. Но новые люди сегодня не придут — пока не будет изменена избирательная система.
Только та избирательная система, где каждый кандидат от партии закреплен за мажоритарным округом, и люди голосуют не за партию, а за кандидатов, — только такая система может кардинально изменить политическую ситуацию в Украине. Пойдет на это Партия регионов? Или нет?
Зададим сами себе вопрос: какие основные проблемы сегодня имеет Украина?
Ответ, надеюсь, известен всем: отсутствие реальных реформ в экономике и коррумпированность власти.
А кто может провести реформы в Украине — так, чтобы заработало производство, чтобы появились рабочие места, чтобы развивался мелкий и средний бизнес, чтобы налоги не были удушающими, чтобы была снята с экономики коррупционная чиновничья удавка, чтобы, наконец, гражданам Украины не было мучительно стыдно за свою страну?
Все это может сделать только политическая власть — государство, система государственных органов, реализующих государственную власть.
То есть, возвращаясь к ответу на первый вопрос, можно сказать, что сегодня в Украине есть только одна проблема — проблема власти.
Власть — это возможность воздействовать на деятельность и поведение других людей даже вопреки сопротивлению. Власть необходима для организации общественного производства, которое требует подчинения всех участников единой воле, а также для регулирования других взаимоотношений между людьми в обществе.
А откуда появляется власть? И какая сегодня власть в Украине?
Власть в Украине сегодня пока еще не наследственно–монархическая, пока еще не авторитарная, не диктаторская. В Украине сегодня нет ни диктатуры «пролетариата», ни фобократии — крайнего варианта военной власти, основанной на беспрекословной дисциплине и единстве действий.
Сегодня в Украине источником политической власти в государстве являются его граждане. Которые сами, без посредников, напрямую избирают все представительские органы власти — от главы государства и парламента до сельского головы и сельского совета.
Казалось бы — если в Украине народ сам избирает себе власть, то в чем проблема? Проблема в системе выборов, в том, как именно народ избирает себе власть.
Именно в избирательной системе заложены корни всех украинских проблем.
Именно проблема выбора избирательной системы обычно является одним из ключевых вопросов политической жизни любой страны. К примеру, по мнению ряда исследователей, в числе других известных обстоятельств свою долю вины за приход в 1933 году в Германии правительства национал–социалистов к власти несет установленная после Первой мировой войны в Веймарской Германии пропорциональная избирательная система.
И поэтому рецепт спасения Украины находится именно в избирательной системе. И сегодня очень важно, какую избирательную систему предложит украинскому обществу партия власти — Партия регионов.
Потому что именно от этого зависит то, куда дальше пойдет наша страна — к развитию и упрочению демократических основ цивилизованного европейского государства, или к построению государства по авторитарному типу: типу диктатуры то ли одной партии, то ли иной какой–то диктатуры.
На самом деле все это очень серьезно. Потому что перед нами сегодня есть, скажем так, много не совсем хороших примеров построения властных пирамид среди бывших советских республик.
Но нужны ли нам нехорошие пути? Надеюсь, что большинству здравомыслящих людей — не нужны. Потому что даже те, кто сегодня может, якобы, выиграть — завтра сам может быть горько разочарован.
Что мы имеем сейчас?
Мы имеем закон о выборах, который предусматривает голосование за партийные списки. Списки формируются якобы партиями, а на самом деле — лидерами партий. То есть народ фактически голосует за лидеров партий, точнее, за процентные доли этих лидеров в уставном капитале закрытого акционерного общества под названием «Верховная Рада». А дальше эти, извините за выражение, толпы депутатов строятся в колонны, во главе которых — эти самые лидеры, или, образно говоря, — пастухи. И по отмашке лидера–пастуха толпа дружно нажимает на кнопки, или выходит из зала. Или толкается у трибуны. И всё, повторюсь, строго по указке, по велению указующего перста. Вот и все функции якобы народных, а на самом деле крепостных депутатов. Закрепленных намертво за каждым из лидеров.
Имеющие свое мнение получают тот или иной ярлык — и больше претендовать на место в списке не могут.
Не может не возникнуть в связи с означенной ситуацией один вопрос. Если все депутаты обязаны голосовать так, как скажет лидер, то зачем такое количество депутатов? Разве недостаточно их общего количества для установления процентной доли каждой партии человек 45 — вместо 450? В нашей бедной стране это — ОГРОМНАЯ экономия средств.
Кто может сказать, что всё это не так? Кто укажет партию, которая развивается в Украине по цивилизованным европейским традициям?
Когда внезапно и скоропостижно развалился СССР, у нас, как грибы, начали вырастать партии. Много партий. Мы переняли из того, западного мира, все до единого названия: и демократов с республиканцами, и консерваторов с либералами, и социалистов с «Солидарностью», и христианские всякие партийные движения. Чтобы все было как у всех — как у американцев и англичан, у поляков и немцев. Мы даже слепо скопировали российское «Яблоко» на украинский манер. Не удосуживаясь в разбирательствах относительно возникновения политических традиций, сути и смысла деятельности тех партий, их структуры и порядка работы.
Но мы же хитрые хохлы — мы заимствовали названия и даже какую–то видимость идеологий у европейских стран, но «забыли» о главном. А главное — это то, что ТАМ существует целая система внутрипартийной демократии, которая предусматривает жесткую, но честную и прозрачную борьбу на всех уровнях за право быть лидером. Например, тот же Президент Франции, прежде чем стать кандидатом в президенты от своей партии, прошел систему выборов сначала в своей партии. Такая же процедура существует в США и всех других ЦИВИЛИЗОВАННЫХ странах.
Но мы — не они. Мы выросли в СССР. В стране, в которой были в наличии все до единого атрибуты демократии, но самой демократии — не было. И мы продолжаем клонировать эту пагубную и преступную по своей сути двуличность государственного устройства страны и, как следствие, двуличность общественной морали.
К сожалению, на Украину сегодня давит груз прошлого. Того недавнего прошлого, где народ был отстранен от выбора власти, хуже того — народ был поставлен в условия бесправных рабов, обязанных друг перед другом имитировать процесс свободных выборов без выбора. Не было у людей выбора — власть назначалась сверху. На всех уровнях. Люди голосовали за кандидатов, утвержденных решениями партии власти, депутаты, в свою очередь, голосовали за решения, навязанные им партией власти. Да что там говорить — даже колхозники председателя для своего колхоза «избирали» только того, кого им назначал райком партии.
Та система не могла не наложить отпечаток на саму психологию людей — и сегодня украинский (как, впрочем, и российский, и белорусский, и туркменский) избиратель в большинстве своем не озадачивается тем, кого ему избирать. Кого предложат, кого покажут по телевизору — за того он и голосует.
Отличие наших избирателей от, допустим, американских, состоит еще и в том, что в Америке голосуют налогоплательщики. У них другая степень ответственности. Кто платит налоги, тот и заказывает музыку. А у нас еще нет, по большому счету, самого осознания людьми себя налогоплательщиками. Налоги у нас платят предприятия. И реальными выборщиками в Украине являются в большинстве своем их хозяева. Они и формируют власть на всех уровнях — для себя и под себя.
А что партии?
Стоит ли перечислять все наши партии и указывать все признаки полного отсутствия там хоть каких–то демократических признаков? В Рухе когда–то были попытки построения партии по европейским образцам. В 1999 году, незадолго до своей смерти, Вячеслав Чорновил организовал подобие внутрипартийных выборов кандидата в президенты. Чем это закончилось — всем известно. Сегодня есть три партии, которые образовались на базе того НРУ — НРУ Тарасюка, УНП Костенко, НРУ (е) Бойко. Ни в одной из этих партий сегодня даже попыток нет на какую–то партийную альтернативу.
Об остальных партиях говорить нет смысла — та же неприглядная картина. Партии в Украине являются частной собственностью отдельных частных лиц. Но все, естественно, усиленно имитируют якобы партийную деятельность. Хотя партиями, в исконном понимании этого слова, в Украине и не пахнет. Ни в одной, повторюсь, из существующих ныне партий в Украине.
Партий, как таковых, то есть общественных организаций (объединений) идеологических единомышленников — сегодня, по большому счету, в Украине нет. Идеологические партии — к примеру, тот же Рух, или коммунисты — они были в Украине, но во что они сегодня превратились? И почему так случилось? Да потому, что ни КПУ, ни Рух — несмотря на то, что большинство людей голосовали за них — к власти допущены так и не были. Все 20 лет существования государства Украина властные рычаги всегда оставались у одних и тех же лиц. Да, у тех самых, кто «благополучно» рулил государством во времена СССР и «успешно» развалил его в 1990–м году. Потом, по мере перехода бывшей общенародной собственности в руки новоявленных хозяев «заводов, газет, пароходов», страной стали править деньги («бабло», если говорить их языком). Вот за это «бабло» и партии были скуплены с потрохами, что называется, на корню.
И уже теперь владельцы партий — украинская власть. На всех уровнях. Они теперь в тишине партийных офисов, то есть втайне от народа, «расфасовывают» не только пакеты с гречкой, но и «списочные пакеты» депутатов. Людям надо только лишь поставить галочку напротив того или иного партийного «пакета».
Партии заводят через свои списки своих проверенных ими людей — в том числе бандитских авторитетов, личных секретарш, водителей, охранников, личных адвокатов, врачей, банщиков, массажистов.
И народ вынужден принимать участие в этих вакханалиях, называемых «демократическими выборами» — в качестве агитирующих, поющих, танцующих, голосующих, считающих и подтасовывающих за небольшую мзду результаты «выборов».
Есть ли выход из такой грустной для будущего страны ситуации? Есть, если власть имущие хотя бы на миг задумаются, какую страну они передадут своим детям. Да, сегодня они здесь правят бал, сегодня они пируют, сегодня они могут на этой территории делать все, что хотят. Но рано или поздно наступит похмельное утро завтрашнего дня, и на этой изгаженной ими территории завтра надо будет как–то жить их детям и внукам. В дворцах и замках они ж не будут сидеть постоянно взаперти — да и народ ведь и не такие замки рушил, и не таких урожденных князей и панов на вилы поднимал.
Поэтому надо думать — пока не поздно. И первое, из чего начинать надо — из избирательной системы. И бояться сегодняшним «хозяевам» Украины любой реформы избирательного законодательства ведь не надо — при любой избирательной системе всегда побеждает тот, у кого больше способностей, возможностей и денег. А те, кто у власти — они же сегодня самые умные. Поэтому в их прямых интересах заложить сегодня основы для цивилизованного будущего страны. И начинать надо с реформы избирательной системы. Потому что та система, какая есть — она является губительной, разрушающей основы самого государства. Так как узаконивает кумовство и коррупцию и развращает вообще систему государственной власти. И неизбежно ведет к нехорошим последствиям — если мы не изменим политическое лицо страны.
Ничего, абсолютно ничего не изменится в нашей стране при существующей системе выборов. От выборов до выборов будут одни и те же лица в парламенте, то же стадное голосование, то же противостояние. И то же абсолютное наплевательство на интересы народа.
Если не изменить, как было уже сказано, систему выборов.
Какая система выборов должна быть и что такое «открытые списки»?
У нас уже были попытки изменить выборное законодательство. Был законопроект N4285–2 от 31.12.2003 г. (авторы — С.Ларин, Р.Богатырева, Л.Кириченко, В.Горбаль, В.Мусияка, В.Майстришин), N4285–5 от 02.02.2004 г. (авторы — С.Гавриш, Ю.Иоффе, Г.Дашутин), N4285–6 от 18.02.2004 г. (автор— В.Асадчев) и, наконец, N6531–1 от 31.01.2005 года (автор — С.Гавриш). Все эти законопроекты предусматривают, в отличие от действующего закона о выборах, закрепление кандидатов от политических партий за округами, и попадание их в парламент в очередности, зависящей от показанных на своем округе результатов. То есть списки определяются партией, а вот то, кто именно проходит в депутаты, определяют уже избиратели — в зависимости от того, как поработал этот кандидат на округе. Кроме того, в нескольких предложенных ранее законопроектах гарантированно закрепляется право областных партийных организаций провести своих депутатов в парламент от своей области — конечно, в зависимости от качества работы этого кандидата на своем округе. Это и есть так называемые «открытые списки».
Но они бывают в разных вариантах. Есть варианты, где предлагается избирателям в бюллетене ставить номер из списка понравившейся партии — что попросту разрушит весь избирательный процесс. Потому что представьте только, что члены комиссии считают отдельно голоса 450 кандидатов в, к примеру, 20–и партийных списках. Это первое. А второе — это ведь тот же вариант, что и сегодня. Тот же принцип составления списков, и тот же принцип отсутствия конкретного депутата на местах. И третье — это просто иллюзия смены избирательной системы, призванная укрепить роль лидера партии — ведь именно за него проголосуют абсолютное большинство избирателей, по той простой причине, что остальных 449 человек мало кто знает.
Есть варианты, где закрепляются кандидаты за округами, а в Раду попадают те кандидаты, которые механически набрали большее по сравнению с другими кандидатами количество голосов. Но при такой системе кандидаты от БЮТ пройдут только те, кто будет закреплен за центральными и западными округами. А от Партии регионов — только те, кто закреплен за восточными округами. Что, опять таки, работает на раскол страны.
Но есть третий вариант.
Вырабатывается простая схема: кроме обычных избирательных округов утверждаются еще и региональные (областные) округа. Все голоса, отданные за представителей той или иной партии, складываются отдельно по каждой области. И если, допустим, коммунисты набрали в Львовской области голосов на одного депутата от КПУ — они получают в этой области одно депутатское место. Депутатом становится тот, кто достиг наилучшего результата по сравнению с другими кандидатами от КПУ в других округах этой области.
В результате такой системы будет, во–первых, устранена порочная и раскалывающая Украину дискриминация областных партийных организаций при системе пропорциональной: когда депутатами от коммунистов и регионалов становятся преимущественно выходцы с Востока Украины, а депутатами от националистов и национал–демократов — выходцы из Украины западной. И будет устранена дискриминация при системе мажоритарной: когда представители ПР и КПУ обречены на проигрыш в западной Украине, а БЮТ и «Свободы», например, — в восточной Украине. Шанс стать депутатом получит каждый — независимо от региона. Просто в каждом регионе каждая партия получит столько депутатов, на сколько она там заслужила. Но голоса людей не пропадут.
Во–вторых, случаи проталкивания в список людей только по признаку родства с лидерами партий, обслуги и охраны лидеров будут сведены на нет. Стать депутатом получит шанс каждый — но только по результатам оценки его деятельности избирателями. Будут исключены позорные случаи обвинений в кумовстве и родстве некоторых депутатов с лидерами партий. В то же время, если человек достоин быть избранным людьми — то почему нет? Даже если он чей–то родственник. Депутаты не будут всецело зависеть от того, насколько близко и с какой стороны они сумели приблизиться к лидеру партии — а будут зависеть в первую очередь от эффективности своей работы.
В–третьих, исходя из вышесказанного, мы можем получить демократизацию партийных организаций, поднятие роли каждого члена партии. Что не может не сказаться на улучшении общего политического климата в стране.
В–четвертых, при такой системе выборов голоса, отданные за ту или иную партию, не будут пропадать, как при чисто мажоритарной системе. При мажоритарной системе голоса занявших вторые или третьи и т.д. места на своих округах улетают в корзину. При предлагаемой системе набрал, например, БЮТ голосов в Донецкой области на четверых депутатов — получил их. Причем прошли в парламент именно те, кто наилучше поработал. Представляете, как земля, образно говоря, из под копыт будет лететь у кандидатов — ведь получит шанс практически каждый. Но и ответственность перед народом и они будут нести постоянно — и честь партии буде зависеть от того, как четыре или пять лет будут работать эти депутаты.
Такой же принцип должен действовать и на местных выборах: все голоса всех кандидатов от партии суммируются на территории района или города, и каждая партия в райсовете или горсовете получает количество депутатских мест пропорционально голосам, поданным в сумме за кандидатов этой партии на той или иной территории.
В предлагаемой системе есть только один недостаток — на какой–то части округов депутатом может стать набравший сравнительно меньшее с другими кандидатами на этом же округе количество голосов. Но зато в каждой административной единице будут соблюдены интересы всех социальных групп и слоев, и в каждом совете будут отображены все политические предпочтения общества.
в чем именно
разница?
В чем, скажете, существенная разница такой смешанной пропорционально–мажоритарной системы от этих систем в раздельности? В просто мажоритарной системе выборы выигрывает набравший большее количество голосов по сравнению с другими кандидатами. Иногда для победы достаточно даже 10–15%, а остальные 85–90% голосов нигде не учитываются. И влиятельному мажоритарщику иногда достаточно «договориться» с членами комиссий, чтобы в случае небольшого перевеса переложить бюллетени туда, куда «надо». В предлагаемой системе ни один голос не пропадает, и то, кто будет депутатом, зависит не только от результатов на одном округе — поэтому и проведение махинаций может оказаться неэффективным.
Отличие от просто пропорциональной системы состоит в том, что люди все–таки голосуют не за список, допустим, Юлии Тимошенко или Виктора Януковича, а за конкретного депутата на своем округе, и который потом будет стараться, чтобы люди его и в следующий раз избрали. Сегодня же мнение людей депутатов не интересует, депутатам важно мнение только своего партийного вождя.
Поэтому только такая избирательная система — где каждый кандидат от партии закреплен за мажоритарным округом, и люди голосуют не за партию, а за конкретных кандидатов, но все голоса суммируются по партиям — только такая система имеет право называться смешанной пропорционально–мажоритарной.
И только такая система может кардинально изменить всю государственную власть, вернув и власти, и партиям доверие людей. И заложив основы для мирного, цивилизованного перехода нашей страны на демократический путь развития.
Идеальной системы не бывает. Поэтому надо выбирать наиболее близкую к таковой. В Европе люди не голосуют за закрытые списки — люди голосуют за конкретных депутатов. Которые являются лицом партии в избирательных округах.
Сейчас все в руках действующей власти. Согласится эта власть на перемены, реальные, а не бутафорские перемены, спасая будущее не только государства, но и себя, и своих детей — или рискнет усугубить ситуацию, надеясь на русское «авось пронесет»?
Народ пока еще ждет изменений. Согласно последним социологическим исследованиям таковых — более 80 %.