«Выстрел» украинофобов В Мариуполе

01.02.2013 20:56:22

…И был день, и была ночь… и был рассвет 8 декабря 1991 г.
Беловежская Пуща. Правительственная резиденция «Вискули»…
«Поиск шел плодотворно. И неожиданно — СНГ — Содружество Независимых Государств…» (Л. Кравчук).

С тех пор 21 год прошел. А вопрос Гамлета: «Быть или не быть?» актуален до сих пор.

Лишь безнадежно и опасно заблудшие люди могут сегодня утверждать, что СССР «развалили» Кравчук, Ельцин, Шушкевич. Государство, основанное на лжи, страхе и неслыханном насилии, развалила ИСТОРИЯ. Ее неумолимые законы, главный из которых очевиден — каждый народ стремится к свободе.

Но жизнь продолжается и подсказывает: не все понимают эти законы…

Как известно, недавно вышло пособие для учителей «Росiя i Україна. На перехрестях iсторії». На очереди еще две части, где, по идее табачников, «хреститимуть» позиции настоящих украинских ученых, которые посмели «переписать» некоторые страницы истории, раньше с таким рвением и фантазией нарисованные коммунистическими борзописцами…

Вот и в Мариуполе прозвучал «выстрел» украинофобов. Речь пойдет о статье «Какие мариупольские газеты служили фашистским оккупантам» («ПР» от 14.11.2012 г.), которую состряпалa «двойка» мариупольских журналистов.

Они с самого начала «берут быка за рога»; категорически, без всяких сомнений и должного анализа, без ссылок на работы других авторов, которые раньше их штудировали, эти газеты, называют пособниками фашистов в первую очередь Николая Стасюка (редактора «Марiюпiльскої газети») и общественную организацию «Просвiта». А дальше смещение акцентов, манипулирование фактами, т.е. прямое жульничество.

Вступительный абзац заканчивают сообщением: «В частности, об этом также говорится в монографии «Мариуполь и мариупольцы в Великой Отечественной войне 1941–45 гг.», подготовленной Мариупольским краеведческим музеем и городским советом».

Мы не поленились прочитать эту работу. Она оказалась не монографией, а просто историческим очерком. Современные школьники разницу в этих терминах различают (кстати, на государственном языке этого очерка в центральной библиотеке не обнаружили, факт сам по себе о многом говорит: значит, в горсовете считают, что украинцев в Мариуполе нет, их давно уже отстреляло немецкое гестапо и Советское НКВД).

К чести Гашененко Н.Н., одного из авторов названного очерка, она не манипулировала историческими фактами, не поддалась какой–нибудь конъюктуре. Ограничимся двумя, на наш взгляд, самыми важными цитатами из ее труда: «Руководители и члены Мариупольской «Просвiти» — А. В. Ирий (Авраменко), Ф. Гайдар, Н. В. Фененко, Ф. Ляшинский, Л. Сиротенко, К. Синицына, Кащенко и другие являлись членами подпольной националистической группы ОУН, действующей в Мариуполе». Чувствуете разницу в словах: одни и те же люди в «Приазовском рабочем» — пособники фашистов, у Гашененко — подпольщики… И вторая, обобщающая, с таким ключевым предложением: «Но деятельность всех была направлена на распространение украинской национальной идеи среди местного населения». Вот этой–то идеи, как черт ладана, боялись обе тоталитарные системы. Боятся ее и сейчас сторонники «обновленной» империи.

Далее, чтобы создать видимость непредвзятости, наши оппоненты вспоминают и русскоязычную газету «Эхо Приазовья». Больше об этом издании вы не прочитаете ни одного слова, оно так и останется в памяти одним эхом или ахом… Почему? Ведь заглавие статьи предлагало нам, что речь пойдет хотя бы о двух газетах. Но «двойка» не соизволила упомянуть даже редактора газеты «Эхо..» Л.Яруцкий называет его — им был Чурилов, который позже сбежал в США.

«Страницам истории оккупированного Мариуполя и Приазовья посвящено много работ историков и краеведов» — сообщают нам «объективисты» «Приазовского рабочего». Но не называют ни одной. Почему? Да потому, что, наверное, не нашлось ни одной, которая бы фальсифицировала эту тему так, как задумали они. В этом мы убедились, когда ознакомились с трудами Л. Яруцкого, П. Мазура, В. Джуваги, В. Зиновьевой, Г. Захаровой.

Есть необходимость сделать ссылки на исследования каждого из них в отдельности.

Итак, одним из первых «копнул» эту тему почетный гражданин Мариуполя Л.Яруцкий в статье «В оккупированном Мариуполе» («ПР» от 7.11.1992 г.).

Читаем его: «Рассмотрим прежде всего, что представляла собой «Мариупольская газета», редактировать которую так охотно согласился осенью 1941 г. Микола Стасюк… Она активно выступала за возрождение украинского языка и культуры, щедро печатала на своих страницах материалы об украинских писателях, поэтах, композиторах, излагала историю Украины не по большевистскому варианту, а по концепции М. Грушевского. Эти материалы вполне могли бы быть перепечатаны и сегодня. Излюбленной темой «МГ» было также разоблачение преступлений Сталина и его диктатуры. Здесь излагались факты, которые во время хрущевской оттепели и в особенности после 1985 г. стали общественными: о них с гораздо большими подробностями сообщала наша печать….

Любопытно, что газета Миколы Стасюка не вела никакой антирусской пропаганды — под огнем она держала только сталинизм, только «жидобольшевизм». К чести мариупольцев надо сказать, что никаких писем, одобряющих «новый порядок», они в газету не писали, а от фабрикации фальшивок подобного рода Стасюк отказывался. Конечно, нельзя было в газете, выходившей под эгидой оккупационных властей, не печатать «РЕЧЬ ВОЖДЯ» (Гитлера) и не опубликовать, например, верноподданническую телеграмму бургомистра Комровского. Но оккупанты довольно скоро безошибочно почувствовали со стороны украинских националистов оппозицию установленному ими «новому порядку».

В эпилоге своей статьи Л. Яруцкий рассуждает: «Мне нелегко было писать о Миколе Стасюке. Но слишком долго мы предпочитали делать скоропалительные выводы и рубить с плеча. И я не спешу бросить камень в тех, кто, беззаветно любя Украину, стремясь осуществить ее веками выстраданную мечту — добиться незалежности, не всегда безупречно и безошибочно делали выбор на крутых поворотах истории».

Наши «чекисты»–журналисты, наверное, считают, что «время взвешенности и спокойного строгого анализа» уже позади. В воздухе запахло новым, «модерным» тоталитаризмом — и они спешат пристроиться к нему по зову сердца. Поэтому в спешке, в порыве страсти, не только рубят с плеча, а решили бабахнуть с пушки, заряженной нечистотами. Не подумали даже о том, что брызги полетят и в светлую память своего коллеги Л. Яруцкого, который десятилетиями сотрудничал с «ПР», и плюнули даже на его мемориальную доску, которая висит на доме, где он жил.

П. И. Мазур, кавалер ордена Красного Трудового знамени, много лет работал в разных архивах, когда писал книгу «Просвiта» в Марiуполi: перша половина ХХ ст.» (Мар. «Азовье» — 2006 г.). В этой книге, как и у Л.Яруцкого, есть раздел «Между молотом и наковальней». Очень уж емкая метафора. Навiвши витяг з офiцiйної довiдки СБУ по Донецкiй областi про реабiлiтацiю керівника маріупольської «Просвіти» в дні війни Авраменка А.В. i розповiвши коротку бiографiю про нього, детально зупинившись на роботi вcix секцiй «Просвiти» i мiсцевого українського театру iм.Шевченка, Павло Iванович закiнчує свое дослiдження так:

«Просвiта» в Марiуполi активно дiяла всього piк — з червня 1942 р. по червень 1943 р. 3 арештом керiвництва пiдпiльної антифашистської органiзацiї ОУН вона фактично припинила своє iснування.

Будучи легальним вiдгалуженням самостiйницького пiдпiлля, «Просвiта» вiдiграла значну роль у вихованні місцевого люду. Усе це за умов нiмецької окупацiї було однiєю з форм Опору ворожому режимовi. Це добре розумiли вороги. Та й радянськi каральнi органи ставилися вороже до дiяльностi «Просвiти». Пiсля звiльнення Марiуполя у вepecнi 1943 р. розпочалося планомірне знищення всього і всіх, хто мав хоч якесь відношення до товариства. Уся iнформацiя про iснування в нашому місті «Просвiти» на багато десятилiть була схована в спецархiвах як небезпечна для тоталiтарного режиму» (П.Мазур «На зламі»).

Как здесь не вспомнить, что даже через полвека, в конце 80–х годов, секретарь по идеологии Донецкого обкома компартии Геннадий Ерхов на одном из совещаний восклицал: «Пока я здесь секретарь обкома, общества украинского языка на Донетчине не будет никогда».

В разные времена за попытки украинцев восстать против своих поработителей те клеили им всяческие ярлыки: «гайдамаки», «бандиты», «изменники–мазепинцы», позже — «головорезы–бандеровцы». Вот так: терпишь и сносишь все покорно — обзывают «быдлом», взялся за оружие — «бандиты». Не больно ли хитро выходит?

Когда Тарас Бульба лишает жизни сына–предателя за связь с польскими оккупантами, это — «нормальный патриот», когда же повстанцы УПА казнят местных предателей — пособников кровавого московско–большевистского режима, это — преступление. Удивительная избирательность, не правда ли?

В. Зиновьева, автор книги «Чтобы жизнь продолжалась», пишет: «Долгoe время ничего не было известно о подпольщиках ОУН в Мариуполе. Не секрет, что об ОУН одни говорят с одобрением, другие с осуждением, — все зависит от того, каких взглядов придерживается человек. Но есть действительность, есть исторические факты. А они таковы: в 1941–1943 гг. в нашем городе действовала подпольная группа ОУН в количестве более 30 человек, из них свыше 20 подпольщиков арестованы, 16 — казнены оккупантами в застенках гестапо, концлагерях».

На страницах 156–175 публикуется краткая историческая справка об ОУН в Мариуполе, подготовленная В. Джувагой. Цитируем ее: «Гестапо моментально отреагировало на сведения о том, что в Мариуполе действует подпольная группа ОУН. Во–первых, группа была взята в «разработку» тайными агентами; во–вторых, в городской укр. газете от 21 июня 1942 г. N 100 убрали в заголовке тризуб и название «Марiюпiльська газета», ввели новое название газеты на немецком языке». Этого, конечно, не заметили наши пасквилянты. Но зато отметили следующее: «Рядом с названием газеты размещается стилизованный герб Украины — тризуб». Видим мы его и на опубликованных фотосъемках газеты «МГ» в «ПР» и приходим в «ужас»: Боже мой, под этим же самым тризубом и сейчас восседает мер Мариуполя и сам Президент.

Свою историческую справку В. Джувага заканчивает так: «…Центр областного провода ОУН во время оккупации размещается в Горловке, там же, в Горловке, размещается Сталинский (Донецкий) подпольный обком КП(б)у. В одном месте, в одно время, против одного врага вели борьбу непримиримые политические соперники: коммунисты и националисты. И даже цель у них тогда была одна — освобождение Украины…».

В унисон с В.Джувагой соглашается и В. Зиновьева: «И для одних, и для других борьба с немецко–фашистскими захватчиками была главной. Понимало это и высшее партийное руководство…».

Но наши «археологи» этого почему–то не хотят понимать.

Для русского человека понять Украину — значит, положить конец тому внутреннему душевному разладу, который способен порождать социально–политические конфликты, ослабляя наше с вами государство и сводя на нет его потенциальные возможности. Сравните, как писали о той же «МГ» исконно русские люди — Галина Захарова и Валентина Зиновьева.

Да, Партии регионов, которая пока что у власти, обидно, что половина мариупольцев не пришла за них голосовать, что более 3 000 граждан проголосовали за националистов «Свободы», что впервые Мариуполь потряс многотысячный экологический митинг 4 ноября, что в городе, «на этом островке СССР» (по словам М. Бородина, одного из инициатором митинга), начались тихие «тектонические» сдвиги в сознании людей. Но это все законы истории. А вы пытаетесь вставить палки в колесо истории. Лопнут ваши палки и могут попасть вам же по лбу…

Сверхзадачу своих «раскопок» журналисты «ПР» и не скрывают: «Сегодня многие политики и националисты пытаются переписать нашу историю, возводя в ранг героев пособников фашистов и предателей».

Нет, господа хорошие, вашу историю никто переписывать не собирается: она известна всему миру. Ваша история писалась на Лубянке. И пока стоит Лубянка — чувствуйте себя комфортно. Но зачем обливать грязью своих героев и переписывать нашу историю борьбы украинского народа за независимость, в первую очередь от той же Лубянки? Для вас С. Петлюра и другие патриоты Украины, о которых писала та же «МГ» в период оккупации, — «Так называемые великие украинцы». Для нас они — настоящие герои, пример для подражания.

На Нюрнбергском процессе советская официальная делегация во главе с прокурором Руденко пыталась притянуть к судебной ответственности руководителей ОУН и УПА, но американский судья Лоуренс все ее обвинения отклонил как безосновательные, cославшись на десятки достоверных документов, которые опровергали сотрудничество украинского движения Сопротивления с немцами. Такое решение международного суда!

Но «выстрел» в Мариуполе прозвучал. Надеемся, пока что «в молоко». Если ошибаемся, то можно в перспективе ожидать и «монографию» на эту тему. К примеру, под заглавием «Пособники пособников фашистских оккупантов». Здесь речь пойдет обо всех, кто писал на эту тему противоположное, кто пытался искать истину. В первую очередь упомянутые нами авторы: Л. Яруцкий, П. Мазур, В. Зиновьева, B. Джувaгa, Г. Захарова… Не забудут и бывшего редактора «ПР» В. Черемных, могут при необходимости зацепить и Н. Токарского, который посмел подписать газету со статьей В. Зиновьевой «Министр продовольствия украинского правительства работал дворником в городском парке и боролся против оккупантов в составе ОУНовского подполья» — «ПР» 8.08.2003 г.)

Сегодня украинец — это состояние души. Хочешь быть украинцем? — будь им! Не хочешь — не надо, но не мешай другим.

P.S. И хотя Отчизну они понимали по–разному — для одних она была СССР, для других — независимая Украина (речь идет о подпольщиках в период оккупации), гестапо понимало это и натравливало одних на других, чтобы они взаимно не доверяли и «сдавали» друг друга фашистам.

Интересно, понимают ли это современные националисты от «Свободы» и коммунисты, которые прошли в парламент. Понимают ли они, какое «гестапо» заинтересовано, чтобы они взаимно пожирали друг друга?

Иван Бондарь, «Відмінник народної освіти УРСР»,
Любомир Гудз, голова ОО Всеукраїнського
Братства ветеранів ОУН–УПА по Донецькій області,
г. Мариуполь