Разве это мы?

03.04.2014 21:58:03

Который раз подряд в дни митинга на площади Ленина я не могу нормально ездить по городу. Каждый раз после завершения своей «сходки» митингующие шествуют по центральной улице города, парализуя этим самым движение общественного транспорта на главной улице Донецка. У этого шествия как бы нет организаторов — люди идут, машины проезжают между ними, тем самым создавая опасность здоровью митингующих, да и  себя, наверное, подставляя под статью, а пустые троллейбусы в это время стоят в ряд. Пока одни идут с флагами, пока им наплевать на всех и все, другие стоят на остановках и долго ждут свой троллейбус, у кого–то рушатся планы, кто–то куда–то не успеет. И если бы это было один раз, то это можно простить и понять, как митингующих, так и саму власть, которая это допустила. Но такое уже далеко не впервые. Кто понесет ответственность за все это? Кто возместит убытки людям, которые вынуждены выходить из «двойки» и пересаживаться на другой транспорт, кто возместит колоссальные потери самой сети троллейбусов маршрута №2?

На фото митингующие заблокировали движение поездов. Спрашивается — зачем? Что они хотели сказать, блокируя поезда? При чем тут ж/д вокзал к их политическим убеждениям? Для меня это остается загадкой.

Я не помню, чтобы раньше в моем городе такое происходило и, тем более, оставалось безнаказанным. Несколько сотен людей ставит в неудобное положение весь город. Люди, несущие впереди себя иконы и плакаты о том, что «фашизм не пройдет» — кто они? Где они увидели фашизм? Какую национальность тут ущемляют, чтобы возникла такая обеспокоенность? Даже на том майдане были многонациональные так называемые сотни, где были и евреи, и русские, и много других. Где увидели этот фашизм? И при чем тут иконы? В церковь ходят духовно очищаться, там нет агрессии. Почему же агрессивные люди держат иконы? Какому Богу они молятся? Почему эти люди останавливают машину и выволакивают из нее водителя и пассажира всего лишь за то, что они увидели там маленький флажок Евросоюза?

А разве стоило 13 марта убивать человека за его политические взгляды? Можно ли положить на одну чашу весов смерть молодого парня, у которого самостоятельная жизнь только начиналась, и то горе, которое досталось его родителям, а на другую чашу  — политическую (или какую там еще) удовлетворенность людей, которые «доказали» свое? Мне трудно понять, как люди продолжают проводить свои акции там, где было совершено убийство, где лежат еще цветы погибшему человеку, который всего лишь хотел, чтобы его страна была целой. Как у этих «убийц» хватает совести еще там стоять? Хотя, наверное, у таких людей морали и совести нет.

Донецк, по своей сути, аполитичен. Редко какой дончанин ходит на митинги добровольно, ему это неинтересно. Иногда, правда, приходится участвовать в различного рода политических акциях, держа при этом табличку своего района или предприятия, чтобы начальник записал это в своем бланке. Донецк не любит, когда его сгоняют.  Поэтому он быстро расходится после пламенных речей политических деятелей, и его даже не сдержать концертом Газманова или группы «Любе». Талантливые артисты зачастую допевают свои песни пустующей площади.

Зато Донецк охотно собирается на действительно важные для него события. Мы посещаем каждый матч нашей футбольной команды, мы скупаем билеты в театр и даже оперу, мы наслаждаемся красотой своего города, мы работаем и ходим на концерты. У нас красивый город, у нас красивые люди, нам незачем выжимать из себя агрессию, нести разруху и дестабилизацию.  Это не Донецк захватывал администрацию и бил на тот момент нашего губернатора Шишацкого, это не Донецк избивал фанатов нашего любимого клуба «Шахтер», это не Донецк убил 22–летнего дончанина Диму Чернявского. Толпа людей, которые разбивают стекла в нашей администрации, уничтожают автобусы нашей милиции, парализуют транспортное движение города, не может отвечать за миллионный Донецк. Это не лицо города, а совсем другая его часть. Какая именно, называть не буду, надеюсь, додумаете сами. В то время, когда дончане работают и оплачивают со своих налогов зарплаты и имущество госструктур, люди, прикрывающиеся нашим именем, все это разрушают. Как долго мы на все это будет смотреть?

Саша Журавлев,
г. Донецк