«Рада» — новые песни на старый лад

15.02.2013 20:30:59

Ее нынешний состав я бы кратко охарактеризовал так: «Удар» — «ни рыба, ни мясо», «КПУ» — «купи — продай», «Свобода» — «тяни — толкай» (тяни за бок, толкай в спину), «Батьківщина» — «продакшен–корпорейшен», «Регионы» — «властелины колец». Есть еще одна группа «Золотой резерв», они же «Провладне сміття», которые годами бегают из фракции в фракцию и верноподданически прислуживают любой власти.

Оппозиция — это отдельная тема. Они стопроцентные «Лебедь, Рак и Щука» (Лебедь — Свобода, Рак — Удар, Батьківщина — Щука, все концы уже спрятаны в воду). Как дело дойдет до шкурных вопросов, так сразу и потянет каждый одеяло на себя. Уже сегодня видим, что имеем оппозиционных евнухов, с которых толку будет, как с козла молока.

«Рада» — неразделенная любовь или «ДОМ 2» (палата №6)

«Несерьезно о серьезном»

«Только нардеп из палаты №6
может принять закон,
чтобы хоронили за государственный счет».

Вот пишу тебе я снова, моя Рада,
Милая, родимая. Незабываемая страда,
Ты куда пропала, с глаз куда девалась, стерва,
На каких морях ты нежишься, двуликая Минерва?

Ты как ясно солнышко в осенний, хмурый день,
Появилась, засветилась, говорила всяку дребедень,
Потом снова замолкала, пропадала и с экранов исчезала,
Как приблудная девица появлением своим снова удивляла.

Расскажи–ка, милая, как твои сейчас дела,
С кем ты время проводила и в союзе с кем была,
Ходит тут у нас в селе один слушок,
Что на рыльце, прям под носом, стал расти в тебя пушок.

Там пришла к тебе ребят красивых пара,
Один ветер вольный, а другой с «Удара»,
Ты на этих молодцев сильно рот не раззевай,
Обведут джентльмены эти вокруг пальца, так и знай.

Ну да ладно, Рада, ты прости мои нравоученья,
Я томлюсь тут без тебя, а с тобою тоже мне одни мученья,
Вот вернешься с заграничных ты морей,
И увидишь: сколько тебя жаждет принцев «голубых кровей».

Ты только, Рада, не спеши, не торопись,
Посмотри им всем в глаза, хорошенько осмотрись,
Ведь они желают только одного,
Как поближе присосаться, да прильнуть до тела твоего.

А теперь о деле, о твоих мучительных стезях,
Вижу, после первых дней работы ты вся уже в слезах,
Не жалея сил, заседая дни и ночи напролет,
Снова ты отправилась в новый свой полет.

Самолетик дряхленький, крылья в нем бумажные,
Все гремит в нем и течет, в предыдущем созыве сорвало крепеж,
Пассажиры разные: и капризные, и важные,
Каждый лезет до штурвала — порулить уж невтерпеж.

Самолетик твой балластом перегруженный,
Контингент его уж точно где-то был контуженный,
Голосом охрипшим и простуженным прокричала «от винта»,
Пристегнулась к креслам намертво вся твоя братва.

Стали резво в небо подниматься,
Стали мило все друг другу улыбаться,
Вдруг один безбашенный, молоденький баран,
Резко встал, пошел, ну, й нажал «стоп–кран».

Самолет пошел в пике, совершая виражи,
Пронеслось мгновенно: ужас, страх и миражи,
На борту поднялся шум и гам, бузотерский тарарам,
В общем, как обычно: каким бывает у тебя бедлам.

Самый мудрый и матерый, управляя самолетом,
Понял первым, что забыли покормить их пред полетом,
Самолетик быстро посадил, всех буянов сытно накормил,
И на все четыре стороны, на каникулы их распустил.

Рада, моя Рада, Рада дорогая,
Ты трудилась почти месяц, рук не покладая,
Ручки и ноженьки твои давно уже устали,
Ты умчалась отдыхать у невиданные дали.

Улетела, умотала, даже ручкой нам не помахала,
Весь народ пахал, а ты, курва, где-то отдыхала,
Вот вернешься ты домой и заявишься с экрана,
Ну а я напьюся с горя за себя, за дружка-Коляна та за Витьку-пана.

Андрій Олексійович,
с. Міньківка Артемівського району.