Правда о лжи

27.04.2013 16:03:02

Коммунист Виктор Зуев, превративший газетные страницы в рупор коммунистической пропаганды, в прошлом номере газеты целую страницу посвятил описанию событий 1993 года, особое внимание обратив на своего классового врага Ющенко, и на шахтерские забастовки против политики Ющенко.

Но Ющенко тогда был всего лишь главой Нацбанка. Чтобы понять значимость такой фигуры, нужно, наверное, каждому из нас задаться вопросом: а кто сейчас глава Нацбанка? Вряд ли кто сегодня назовет фамилию этого человека.

Поэтому я напомню товарищам коммунистам, что страной тогда правил дуэт из бывшего главного коммунистического идеолога Украины президента Леонида Кравчука и бывшего секретаря парткома на «Южмаше», члена ЦК КПУ премьера Леонида Кучмы.

Кучма стал премьер–министром Украины в октябре 1992 при поддержке директората — и занимал этот пост до сентября 1993–го. Условием занятия этой должности он, напомню, поставил получение на шесть месяцев практически диктаторских полномочий, в частности, права издавать приравненные к законам декреты и назначать руководителей регионов. Эти требования были удовлетворены принятием Закона № 2796-XII от 18.11.1992. После окончания действия данного закона Кучма настаивал на его продлении, но получил отказ Верховной Рады, после чего подал в отставку — в сентябре 1993 года.

Именно в период правления этих двух Леонидов в Донбассе в 1993 году состоялась крупнейшая забастовка шахтеров Донбасса, переросшая во всеобщую забастовку предприятий Донбасса, проходившая 7 — 20 июня 1993 года.

Поводом для забастовки послужило многократное (в 3-5 раз) повышение государственных цен, предпринятое украинским правительством, без соответствующей индексации заработной платы. Повышение цены на копченую колбасу до 30 тыс. карбованцев за килограмм, а полукопченую, которая являлась главным компонентом шахтерских тормозков, до 20 тысяч карбованцев, при зарплате шахтера 120—180 тысяч, резко увеличило социальное напряжение на предприятиях.

События развивались следующим образом. В понедельник, 7 июня, правительство повысило цены на продукты питания. В 13.30 шахта им. Засядько стихийно забастовала. Первая смена, не знавшая о повышении цен, вышла на работу. Вторая смена уже знала о повышении и почти в полном составе (около 300 человек, за исключением тех, кто был занят в работах по поддержанию забоев в рабочем состоянии) пошла к зданию райисполкома.

Председатель исполкома Рыбаков вышел к шахтерам, чтобы выслушать их требования. По распоряжению Рыбакова шахтерам выдали бумагу, чтобы они ясно сформулировали, что, собственно, хотят. К 16 часам были окончательно сформулированы следующие требования:

ТРЕБОВАНИЯ

жителей независимой Украины

В связи с повышением цен, а, следовательно, понижением уровня нашей жизни, мы не можем и не хотим умирать от голода.

МЫ ТРЕБУЕМ:

Рассмотреть немедленно Верховному Совету вопрос о снижении грабительского подоходного налога.

Пересмотреть вопрос о ценах (региональная разница цен и их астрономические цифры).

Рассмотреть Верховному Совету вопрос о выплате заработной платы, в случае отсутствия наличных денег, производимой продукцией, с последующим разрешением на продажу ее.

Верховному Совету рассмотреть закон о декларировании доходов каждого гражданина Украины.

Обязательно поднять минимальную пенсию и заработную плату до нормального жизненного уровня.

Отставки Верховного Совета, так как ныне существующий не является волеизъявителем народа.

Отменить декреты правительства, направленные на снижение жизненного уровня граждан Украины.

Провести индексацию вкладов населения.

Формирование государственного бюджета снизу вверх.

Вечером, когда третья смена шахты им. Засядько и делегации от пяти шахт прибыли на городскую площадь, по инициативе городского стачкома были избраны представители шахт для того, чтобы обсудить «под что бастуем», то есть определить приоритеты. После часовой дискуссии по предложению сопредседателя стачкома Михаила Крылова решено было остановиться на трех основных требованиях:

Региональная самостоятельность.

Референдум о доверии Советам всех уровней.

Референдум о доверии Президенту.

Вот и все политические требования. Откуда коммунист Зуев взял, что на первом плане впервые были не экономические требования, а политические, а именно: «восстановить отношения с Россией и дать Донбассу широкую автономию» — это, наверное, вопрос к совести коммуниста и офицера Зуева. И, наверное, правду говорил мой дед, что власть коммунистов всегда держалась только на лжи.

Результатом шахтерских забастовок стало то, что 12 июня мэр Донецка Ефим Звягильский  был назначен первым вице-премьером Украины.

18 июня Звягильский огласил результаты выполнения требований шахтеров: увеличение тарифной сетки первого разряда до 20700 карбованцев и обещание увеличить зарплату шахтеров до 300—400 тысяч карбованцев и единственный политически вопрос: проведение референдум на предмет доверия к Президенту.

Была удовлетворена  часть требований, которая учитывала интересы директорского корпуса и была направлена на возврат госпредприятиям штрафов за превышение фондов потребления, дотаций и т. п.  Директора получили то, что требовали, и перестали быть стороной, заинтересованной в продолжении забастовки.

Вопрос о референдуме к осени был снят — со стороны правительства прозвучало заявление о том, что в сложившейся обстановке проводить референдум смертельно разорительно. Повышение цен не спасло правительство; рабочие в результате забастовки лишь временно подправили свои нищенские бюджеты — уже через два месяца правительство вновь провело централизованное увеличение цен. Единственным человеком, выигравшим в результате этой забастовки, оказался Ефим Звягилевский. За четыре месяца до забастовки он был директором шахты им. Засядько. За два месяца до происходящих событий Звягильский избирается мэром города Донецка. На четвертый день забастовки его назначают первым вице-премьером правительства Украины.

Через два месяца, 7 сентября цены на основные продовольственные и промышленные товары были повышены в среднем в 3 раза при сохранении у населения прежнего уровня заработной платы. Все повторилось вплоть до мелочей.

22 сентября 1993 года после отставки Кучмы Ефиму Звягильскому поручили исполнять обязанности премьер-министра.

Кравчук сам согласился на проведение досрочных президентских выборов.

А Ефим Звягильский был обвинен в злоупотреблениях служебным положением, хищениях государственных средств на крупную сумму и т.д.  Как утверждалось, Ефиму Звягильскому грозило от 10 до 15 лет лишения свободы. В результате Ефим Звягильский 15 июня 1994 г. покинул свой правительственный пост. В ноябре того же года он репатриировался в Израиль, вернувшись в Украину только в марте 1997 г.

Редакция резонно также задала вопрос по поводу того, где находись коммунисты в период 1991–1993 годов. Я отвечу: сидели тихонько в кустах, закапывая и съедая свои партбилеты в ожидании справедливой расплаты за разорение страны и развал СССР. Но у власти ничего не сменилось, старшие товарища расхапали социалистическую общенародную собственность по личным карманам — и в 1993 году комуняки повылазили со своих схронов с лозунгами вернуть страну. И 20 лет возвращают на особо теплых местечках — в фондах госимущества, таможне и других блатных местечках. Возвращают не народу, а себе.

А теперь о том, почему коммунисты в 1991–1993 годах просидели в кустах.

Дело в том, что  шахтеры Донбасса впервые выдвинули  политические требования не в 1993 году, а в ходе забастовочного движения шахтеров в 1988–1991 гг. Тогда шахтеры, кроме всего прочего, требовали отменить 6 статью Конституции СССР — о «руководящей роли КПСС», требовали вывода парткомов КПСС с предприятий, деполитизировать и реорганизовать КГБ и МВД и т.д.

16–17 июня 1990 года в Донецке прошел первый в истории СССР съезд шахтеров, организованный самими шахтерами. Большинство делегатов составляли рабочие шахт, разрезов и обогатительных фабрик. Съезд заявил о том, что КПСС не выражает интересы рабочих, и принял решение провести 11 июля 1990 года Всесоюзную политическую суточную забастовку с требованием улучшения материального положения шахтеров, отставки правительства, национализации имущества партии и закрытия парткомов на предприятиях.

На ста шахтах Донбасса рабочие на 24 часа прекратили работу. Кабинеты парткомов были закрыты и опечатаны. По оценке рабочих комитетов, в забастовке приняли участие около 300 тысяч человек.

Вот почему коммунисты залезли в кусты на целых два года.

16 апреля 1991 года газета «Вечерний Донецк» на передовице (на фото) рассказала о том, что в Донецке — митинг–забастовка. Шахтеры выдвинули 19 требований. Среди них было и такое — водружение сине-желтого национального флага Украины над административными зданиями города и области.

Фото сайта «Новости Донбасса»

В 1991 году шахтеры также требовали повышения зарплаты в отрасли в 2–3 раза.

Вот как писала тогда об этом газета «Донецкие новости»:

«Это не способствовало большой любви к шахтерам — из героев они превращались в рвачей, желающих въехать в рай на горбу остальных категорий населения. Киевские власти активно на этом играли — через подконтрольные СМИ всячески укрепляли имидж «алчных дончан».

Но, что еще хуже, к тому времени лидеры горняцких стачкомов все активнее начинали играть в политику. Начиная как «горлопаны-главари», как революционные вожаки, эти люди, пообтершись в забастовочном движении, убедились, насколько прибыльным бизнесом может стать политика, если подойти к ней с умом. Некоторые особо сообразительные оказались среди руководства донецкими стачкомами к началу 1991 года».

Так что писать надо правду. А не всовывать нам свою политическую агитацию.

Виктор Богатырев, г. Донецк