Панацея или очередной «Хюндай»?

15.02.2013 20:19:29

24 января, министр энергетики и угольной промышленности Эдуард Ставицкий в Давосе в присутствии Президента Украины Виктора Януковича и премьер-министра Нидерландов Марка Рютте подписал газовое соглашение между компаниями «Shell» и «Надра Юзовская» по совместной добыче сланцевого газа и разделе продукции на территории Украины.

За неделю до этого события, 16 января Донецкий облсовет принял решение «О согласовании проекта соглашения о разделе углеводородов, которые будут добываться в границах участка Юзовский» (Юзовский участок (7,886 тысяч квадратных километров), расположен на территории Харьковской и Донецкой областей).

Это решение, затрагивающее интересы всего Донбасского региона, в отличие от других документов, не вызвавших комментариев у присутствующих депутатов, создало напряжение в зале, вызвало острую дискуссию, и было принято с минимальным перевесом голосов.

Депутат Донецкого областного совета от Коммунистической партии Украины Ирина Попова заявила, что добыча сланцевого газа может привести к локальным землетрясениям, повышению уровня радиации и загрязнению вод, поэтому данный вопрос требует длительного изучения.

Еще одно мнение высказала коммунист, депутат облсовета Антонина Хромова, которая задалась вопросом, сколько необходимо воды для добычи одного кубического метра газа, и есть ли такие запасы на Донетчине? По ее словам, это может серьезно истощить и без того скудные ресурсы области.

За данное решение проголосовали 106 депутатов, 10 выступили против, в том числе фракция коммунистов. Всего в областном совете 180 депутатов.

Также непросто проходило голосование по этому вопросу в Харьковском облсовете.

Существующая классическая технология добычи газа из сланцевых пород является пятифазовой.

Вначале проводится вертикальное бурение на глубину свыше 3 тысяч метров. После вхождения в сланцевый слой меняется направление бурения, — оно становится горизонтальным. Третий этап — проведение многочисленных взрывов по всей длине проделанной скважины, что ведет к появлению в сланцевых породах большого числа трещин и разломов.

Затем под мощным давлением в нее подается вода с песком и специальными химикатами. В ходе процесса, известного как гидравлический разрыв пласта, происходит его разрушение. Вслед за этим вода откачивается и за ней из скважины начинает поступать сланцевый газ.

Первая коммерческая газовая скважина в сланцевых пластах была пробурена в США в штате Нью–Йорк еще в 1821 году Вильямом Хартом.

К 2010 году добыча сланцевого газа в США (на бумаге) достигла 51 миллиарда кубометров в год. И хотя эта цифра составляет всего около 8% добычи «Газпрома», но шум пошел на весь мир, и многие СМИ заговорили о конце монополии «Газпрома» на добычу газа, тем более, что крупнейшие мировые компании потратили около 21 миллиарда долларов на активы, связанные со столь перспективной добычей сланцевого газа.

Но потом, вдруг оказалось, что газовые компании США приписывали объемы добычи, разведанные запасы газа, и занижали себестоимость добычи — чтобы поднять котировки своих акций на бирже, поскольку добыча сланцевого газа оказалась экономически невыгодна.

Кроме того, применяемый метод гидроразрыва пластов может привести к загрязнению подземных водных образований, а также к инициированию микро землетрясений. Массовое бурение превратит территории в «лунный пейзаж», и приведет к отравлению подземных водоисточников и землетрясениям.

В Европе отсутствуют свободные участки, для бурения таких скважин, присутствуют жесткие законы о недрах и сильные позиции у «зеленых» защитников окружающей среды.

Вопрос о себестоимости, кстати, остается одним из ключевых. По существующим оценкам, даже в США, в зоне наиболее благоприятной для добычи сланцевого газа, показатель колеблется в пределах 150–250 долларов за 1 тысячу кубометров. Для сравнения, этот же кубический километр, обходится Газпрому в девятнадцать долларов.

При этом истощение скважины происходит на порядок быстрее — за год–два, при том, что плотность бурения на сланцы существенно выше, чем при традиционной добыче.

Потому, собственно, Франция, Германия и Великобритания не торопятся и практически избегают громких заявлений по сланцевому вопросу.

У экологов вызывает сомнения сам метод гидроразрыва пласта (гидрофракинга). Ведь в скважину нагнетают не чистую воду, а смесь, в которой могут быть соль, кислоты, различные поверхностно–активные вещества, а иногда и такие химикаты, как бензол и толуол. Вода в источниках оказывается обогащенной метаном, происходит ее засоление и загрязнение химическими веществами. Так, например, биоциды, препятствующие нарастанию микроорганизмов на пластах, могут уничтожать живые организмы в реках; стабилизаторы, защищающие трубы и оборудование от коррозии, надолго изменят минерально-химический состав рек или подземных вод.

Для Донецкого региона, обладающего, по сути, всего одним источником питьевой воды, уже сейчас ощущающего дефицит питьевой воды — это может стать катастрофой. В процессе работы загрязняется и воздух. Из–за работы буровых установок и тяжелой техники разрушаются значительные площади. Все вместе крайне неблагоприятно сказывается на окружающей среде.

И потом, по самым оптимистичным прогнозам, сланцевого газа хватит всего лишь на 10–15 лет. А его доля в общем потреблении составит всего несколько процентов.

И последнее. Во второй половине двадцатого века многие страны, в том числе и Советский Союз, занимались разработкой т.н. «тектонического оружия», в основе которого предполагается использование средств, способных вызвать землетрясения, извержения вулканов, сдвиги литосферных плит.

Метод гидравлического разрыва, применяемый при добыче сланцевого газа, можно отнести к «тектоническому оружию» в той же степени, как китайскую петарду к боевому заряду. Но при небрежном или неумелом обращении с петардой можно нанести серьезную травму себе или окружающим людям.

Возможно, подписание договора о сотрудничестве с компанией «Shell», поможет избавиться Украине от кабального соглашения с «Газпромом», заключенного экс–премьер министром Украины Юлией Тимошенко, но станет ли после этого более комфортной жизнь людей, имеющих счастье проживать на многострадальной донбасской земле?

Владимир Зуев, депутат
Краматорского горсовета от КПУ