Неужели «золотой век» ушел?

14.03.2013 21:38:41

Романс

Судьбу я не кляну,
что с вами не знаком,
Что страсти сердце вновь
заполнили и живы.
Неужто вы совсем не знаете о том —
Насколько вы нежны
и сказочно красивы.
Наверное, земля уходит
из–под ног —
Идете вы, как птах,
взмахнув на взлёт крылами.
Здесь не любить нельзя —
и это я не смог,
Я вам сказать хотел,
что восхищаюсь вами.
Вас не было и жил я вовсе
без забот.
Зачем в душе моей
смятенье вы родили?
Я жду, как тот глупец,
чтоб вы случайно зонт
При встрече как–нибудь
на землю уронили.
Я светлый образ ваш храню,
как талисман.
И нет ему замен, и нет ему
сравнений.
Быть может, это — сон?
И горький был обман?
Но я люблю вас так,
что нет конца мучений.
***
Стремимся мы прочесть
небесное либретто,
Вникая в тайный смысл
зодиакальных звезд;
Нам до рождения — увы! —
было пропето
Невидимой волной все это наперед.
Как сказочно поют
божественные хоры
Созвездий Млечного
знакомого пути!
И каждый на Земле
туда бросают взоры —
Заветную звезду желая там найти.
Послушать в тишине
забытую сюиту —
Никоим образом не принесет
нам вред.
Душою поднимались
на светлую орбиту…
Компьютер выключи…
не слушай пустой бред.
Затеряны миры, — но
как они все близко
До сердца прикасаются своим лучом.
Семь нот звучат — одной
достаточно для писка —
Простите, в забытьи —
сюитой восхищен…
Смотри и слушай песнь,
на небо созерцая —
Пред нами Вечности огромное окно;
И не смущает пусть звезда,
вдали мерцая:
По сути с нею мы — родное волокно.
***
Ты мое сокровище земное,
И его могли в любой момент украсть.
Родилась ты в летнем светлом зное,
Выказав любви отчаянную страсть.
Ни блаженств не испытав, ни страха,
И по воле даже по чужой родясь.
Перед нами жизнь — одна рубаха,
Износилась — правда, но —
не порвалась.
И сейчас — с седыми головами —
Словно яблонь буйный цвет
среди весны
Бело–розовыми лепестками
Мы с тобой маячим —
той любви верны.

Мне так и хочется сказать: посвящаю это стихотворение женщинам, или определенной женщине. И почему, по–старинке, мы поздравляем женщин именно 8 марта, а не каждый день, а мужчин — 23 февраля (хотя это уже забывается). Не лучше ли поздравлять друг друга, знакомых и незнакомых каждый день, как это делает птица, встречая восход Солнца песней. Радоваться жизни, что Бог подарил нам еще один день, и говорить добрые слова. Об этом говорит Ошо, и многие об этом говорят, и я, Виктор, говорю: поздравляйте всех каждый день и желайте здравствия, что мы есть сегодня и дарим если не цветы, потому что кошелек во многих пуст, а не менее красочные улыбки, хорошие слова, сочувствие и приятный взгляд. Сколько той жизни, которая секундами, мгновеньями, биением сердца неумолимо утекает в Лету! Был когда–то матриархат, и к женщине было превалирующее почтение и уважение; позже — патриархат — и все стало жестче, и наоборот; сейчас: ни то ни се. Мы на короткой памяти пережили капитализм, социализм, развитое социалистическое общество, переживаем сейчас дикий капитализм, абсолютизм, диктатуры, и весь этот конгломерат социально–экономических формаций промчался мимо нас скорым поездом, причем на протяжении жизни одного–трех поколений, и вот остановились на полустаночке без памяти и идей.

Это страшно! Я иду на работу пешком мимо рынка. Мне всё и многие знакомы — Филипповна, которой много за 80, наши огороды на Текстильщике почти рядом (а у ней аж два огорода по 3 сотки), она в стареньком пальтишке сидит на ящике и торгует щавелем в баночках и другой огородиной, — всегда живая, улыбающаяся, веселая, а поговорить любит — это у нее не отнять.

— Здравствуйте, Филипповна.
— Здравствуй–здравствуй, дорогой, здравствуй, золотой, — говорит всегда громко.
— Почем щавель? — она знает, что у меня свой есть и я не куплю из ее товара ничего.
— По деньгам, дорогой, — деловито отвечает. — Вот спасибочки вам — сижу уже сколько и никто даже не спрашивает, — уже тише жалуется.

Я часто задумываюсь о ее жизненной силе, ее весёлости, хватке, о ее доле, ветеран с большим стажем, с целой кучей грамот и медалей за доблестный труд и пенсией в 1276 грн, женщине, которой, возможно, не посвящали возвышенных стихов, но никогда она не жаловалась на жизнь и, кажется, всем всегда довольна, как Диоген, своим жизнеутверждающим видом хочет сказать: завидуйте, я — живу, я — радуюсь жизни, — не засти Солнце.

Мы беседуем мельком, и нас внимательно слушает рыночный жирный пес с меткой на ухе, как с паспортом, что он никому не опасен, и такое впечатление, что все понимает. Вот жалко только, что власть имущие этого не понимают.

Человек — сокровище природы, как и все живое и неживое. Особо хочу подчеркнуть об отношении к женщине, матери. Мне посчастливилось жить еще в те времена, когда мать, отца, бабушку, дедушку называли только на Вы и мысли не было перечить, хотя это и не всегда нравилось; и это было нормой и к иным, к незнакомым. Не то, что сейчас: дети, особенно подростки, да и взрослые не только будут тыкать, но и без зазрения совести скажут обидное слово, да еще и пригрозят, изобьют. Неужели «золотой век» ушел?

И еще один важный момент. Мы можем искать разные причины и что угодно и кого угодно обвинять во всем этом, кроме себя. Считаю, что каждый из нас в той или иной степени виноват, что мы так живем.

Примечание:

1. Ошо — один из 100 великих людей ХХ ст. Его бессмертные слова: «Первое, что следует понять о человеке, — это то, что человека еще нет. Он — лишь возможность, некий потенциал. Человек может быть, Человек — это обещание. Собака есть, камень есть, солнце есть, человек — может быть». И я не согласен с тем, как некоторые утверждают, что он — самый страшный человек после Иисуса.

2. Диоген — древнегреческий философ, ученый, говорят, что он жил в бочке, и на вопрос Александра Македонского, чего бы он хотел от него, ответил: «Отойди, не загораживай мне солнца».

3. Лета, в древнегреческой мифологии — река, протекающая в подземном царстве. «Кануть в лету» — пропасть, не быть, быть забытым.

Виктор Гудков, г. Донецк